• USD Бирж 73.86 +-0.33
  • EUR Бирж 83.37 +-0.34
  • CNY Бирж 11.62 +-0.09
  • АЛРОСА ао 127.02 +-1.22
  • СевСт-ао 1584 +-12.4
  • ГАЗПРОМ ао 339.15 +-3.45
  • ГМКНорНик 21926 -26
  • ЛУКОЙЛ 6718.5 +-9
  • НЛМК ао 206.16 +-2.32
  • Роснефть 582.1 +-7.05
  • Сбербанк 305.91 +-2.09
  • Сургнфгз 39.385 +-0.19
  • Татнфт 3ао 497.6 +-3.4
  • USD ЦБ 74.14 73.67
  • EUR ЦБ 83.71 83.11
Close
Подпишитесь на обновления альманаха
Подписываясь, я соглашаюсь с политикой конфиденциальности
Фабрика смыслов
ПАРТНЕРСКИЙ АЛЬМАНАХ
«Самостоятельное образное мышление, которое дает чтение, позволяет быстро реагировать на изменение ситуации, анализировать происходящее и стремиться к реализации смелых идей», — говорит Денис Котов.
БЕСЕДА С ДЕНИСОМ КОТОВЫМ
СОВМЕСТНЫЙ ПРОЕКТ ЖУРНАЛА «ЭКСПЕРТ СЕВЕРО-ЗАПАД» И «КЛУБА ЛИДЕРОВ» В ПЕТЕРБУРГЕ И ЛЕНОБЛАСТИ
Книжная индустрия России зарождалась в хаосе 1990-х вместе с новым государством. Прошло 30 лет, и сегодня это вполне по-европейски организованный рынок. При этом Санкт-Петербург традиционно показывает несколько более высокие темпы, чем страна в среднем. Немалая доля заслуг в сохранении у петербуржцев всех возрастов тяги к чтению принадлежит Денису Котову — самому известному в городе идеологу книжного дела.
Российский предприниматель, общественный деятель, основатель и идеолог сети «Буквоед», совладелец объединенной книжной сети «Читай город — Буквоед», туристического цифрового стартапа BEST. Petersburg, председатель Комитета по поддержке и развитию книгораспространения Российского книжного союза, владелец арт-кафе «Книги и кофе», тренинг-центра «Активный мир» сегодня воспитывает двух сыновей и мечтает о том, каким будет их будущее в городе.
Беседа с Денисом Котовым
26:03, особняк Долгоруковой на Английской набережной
— Денис, вы работаете с социокультурными проектами, и сегодня вас также интересует сфера туризма. Давайте начнем разговор с вашего мнения о рынке культуры, который сейчас сложился в нашем городе.
— Поскольку книжная сфера имеет свои ростки во всех сферах культуры, то я могу сказать, что наблюдаю за рынком культуры Санкт-Петербурга в целом. Более пяти лет занимаясь секцией «Литература и чтение» на Санкт-Петербургском международном культурном форуме, я следил за динамикой и тенденциями в сфере культуры. На мой взгляд, рынок культуры еще не сформировался в новой реальности. Пока я вижу классический масштабный проект, во многом поддерживаемый государством, но не имеющий четкой экономической самостоятельной платформы.
Интересно, что книжный рынок показал модель, как могла бы развиваться сфера культуры, если она отделена от государства.
После развала СССР книги пустили в свободное плаванье и определили, что это сфера торговли, а не культуры. Сами выживайте. Тогда в стране было более 10 тыс. книжных магазинов. Началось резкое сокращение, сейчас их около 1,5 тыс. осталось. Я помню, как книжные магазины закрывались, а количество алкогольных, например — резко возросло. И чего вы хотите от рынка культуры после этого? Понятно, что когда время человека занято телевизором, Интернетом, алкоголем, то ему не до культуры, максимум до зрелищ. А культурный запрос рождает соответствующее предложение.
Если говорить о креативных индустриях в целом, то рынок есть, но относительно мирового, конечно, он очень маленький. Во всех сферах сейчас только начинает формироваться современная система. Пока нет серьезного рынка искусства или музыки. Все в стадии формирования. По моему мнению, во многом это происходит из-за того, что есть острая нехватка специализированной группы управленцев, которая может этот рынок моделировать, проектировать, сформировать будущие технологические цепочки, создать механику отрасли. Чтобы управлять такими сложными проектами, рамки в сознании руководителя должны быть очень широкие. Куда проще заниматься понятными вещами: вот лес, вот золото, вот нефть.
Денис Котов. Фото: «Буквоед»
Сегодня государственных издательств у нас почти нет и, соответственно, государственных книжных магазинов тоже очень мало. Книжный рынок в какой-то момент рос, но сейчас он стагнирует. Из Санкт-Петербурга московская сеть «Республика» ушла. Да и в целом все книжные проекты себя чувствуют не очень хорошо, объем продаж снизился.
Но рынок продолжает существовать самостоятельно, и книжных магазинов в городе не убавилось. Напротив, можно вспомнить «Подписные издания», которые в пику общей ситуации расширились и сделали мощный четвертый или пятый по размеру книжный магазин в центре Санкт-Петербурга.
ЧАСТЬ 1
О красивой мечте
— Вы продолжаете заниматься книжной сферой, или фокус инвестиционного внимания сместился на другие проекты?
— В книжной сфере я остаюсь по-прежнему. Отработав 18 лет генеральным директором сети «Буквоед», я завершил этап и ушел с должности, но остался совладельцем. Принял решение поработать в общественной сфере, потому что для меня книги и чтение — вопрос принципиальный. Понимаете, есть такая внутренняя потребность, можно сказать, главная цель и моральное обязательство, которое я на себя взял. Очень хочется подарить старшему сыну, которому сейчас 14, на 16 лет читающую страну, где 80% жителей читают 12 книг в год. Это почти нерешаемая задача на сегодня, но в этом кроется и сверхмотивация.
—  Красивая мечта. Которая требует много времени, сил и упорства.
— Она мне очень нравится. Это будет хороший подарок, и не только моим сыновьям. Я всех родителей приглашаю присоединиться к этой мечте и действию, потому что оно абсолютно спокойное, без смены каких-либо устоев, тем более моральных. Это желание связано с внутренней культурной позицией, поэтому я занимаюсь в рамках Российского книжного союза культурно-просветительской деятельностью, возглавляя Комитет по книгораспространению.
В прошлом году я запустил фестиваль «Книжный маяк Петербурга», который призван объединить всех книжников города: и Российскую национальную библио­теку, и сеть петербургских библиотек, и коммерческие сети, книжные магазины («Буквоед», «Дом книги» и др.), издателей, писателей. Этим проектом мы раздвигаем медийное пространство для книги, приглашаем туда людей, которые либо читают, либо забыли, что такое чтение, но главное, чтобы оттуда они все возвращались с книгой.
Очень хочется подарить сыну на 16 лет читающую страну, где 80% жителей читают 12 книг в год.
— Денис Котов
— Это бизнес-проект, творческий отдых или тренинг управленческих навыков?
— Вся наша жизнь — большой тренинг, в некоторых случаях очень дорогой, особенно когда ты инвестируешь сам в какие-то сложные сферы, неочевидные с точки зрения бизнес-логики.
Сейчас мне интересно, можно ли сделать из этого проекта работающую систему, существующую не только на мои инвестиции, но и самоокупаемую. А через некоторое время, вероятно, и приносящую доход. Мало кто в такую бизнес-модель верит, и в этом самая главная амбиция. Решать очевидные управленческие задачи не так занимательно.
Понятно, что это скорее мечта, но я в нее верю и инвестирую свое время, усилия, деньги. Еще я верю в Санкт-Петербург, потому что, живя здесь и не собираясь отсюда уезжать, очень хочу, чтобы оба моих сына остались в этом городе и, развиваясь сами, продолжали развивать город.
Денис Котов. Фото: «Эксперт Северо-Запад»
Глядя на людей, я понимаю, что при развитии чтения развивается и экономика, управленческая и линейная производительность труда. Читающие люди начинают чуть больше соображать, лучше складывать смыслы в слова, быстрее налаживать контакт, отношения, моделировать общий образ, тренировать самостоятельное образное мышление. В результате больше предпринимателей становится, потому что самостоятельное образное мышление, которое дает чтение, позволяет быстро реагировать на изменение ситуации, анализировать происходящее и стремиться к реализации смелых идей.
—  На сайте вашего нового проекта для гостей города такой дефинитор: «Бесконтактная доставка культуры прямо в телефон». Вы создали умный онлайн-навигатор по местам, событиям и туристическим маршрутам Санкт-Петербурга. Как рождался проект BEST. Petersburg?
— Как говорится, «я этим городом храним…». Очень хотелось создать туристическую привлекательность для Санкт-Петербурга, а также удобство для горожан, чтобы никому не хотелось уезжать, в том числе — моим детям.
Несколько лет назад у нас в Санкт-Петербурге прошел «Форсайт-флот» с «Клубом лидеров», в который я вхожу, и там возникла моя вторая любовь, или второй вектор жизненного интереса. Проект связан с городом, с его туристическим, культурным развитием. Я тоже начал инвестировать в создание цифрового проекта BEST. Petersburg, шутливо называя себя «начинающий стартапер». Это такой культурный навигатор по пространствам и событиям города.
BEST. Petersburg — эксперт по Санкт-Петербургу. Советует туристам и местным жителям, что и когда посетить, где провести время и как развлечься. В мобильном приложении пользователи могут получать персональные рекомендации с учетом своих вкусов, приоритетов и геолокации. А еще в приложении можно составлять индивидуальные маршруты, сохранять места и события в избранное. Так я свою книжную сферу соединил с любовью к городу и развитием его пространства.
Денис Котов со старшим сыном. Фото из личного архива
— Помогают ли в вашей деятельности общественные организации?
— Да. Я много лет состою в Российском книжном союзе, который возглавляет Сергей Вадимович Степашин. В этом году союз отмечает двадцатилетний юбилей. Это объединение всех книжников России, благодаря которому отрасль постоянно развивается. Я вижу смысл своей работы и в «Клубе лидеров». Мне нравится культура общественных объединений, потому что если у тебя есть какие-то идеи, замыслы и готовность действовать, то это очень сонаправленная среда. Конечно, она не является средой, которая за тебя решает какие-то вопросы. Точнее сказать, решения приходят через постоянное обсуждение, проверку идей, обмен, связи, отношения…
Проект BEST. Petersburg не возник бы, если бы не было «Форсайт-флота», если бы я не был в «Клубе лидеров», а для моего старшего сына не появился бы этот образ подарка на 16 лет.
Мне нравится культура общественных объединений, потому что если у тебя есть идеи, замыслы и готовность действовать, то это очень сонаправленная среда.
— Денис Котов
ЧАСТЬ 2
Петербург как интеллектуальный котел
— Какой образ у вашего города будущего?
— Я вижу Санкт-Петербург как культурную столицу будущего мира. Мы знаем, что Санкт-Петербург — культурная столица России, это признанный факт. Но очень хочется, чтобы у будущего интеллектуального мира был такой город, на который смотрят, в который приезжают. Если от романтических аспектов перейти к эгоцентрическим, то, конечно, я хочу, чтобы ко мне в город в гости приезжали как можно больше писателей, музыкантов, режиссеров, управленцев, деятелей культуры со всего мира. Когда гости прилетают в Санкт-Петербург на Книжный салон, встречаются на фестивале «Книжный маяк Петербурга» или участвуют в презентации книг в «Буквоеде», приходят на лекции в «Книги и кофе» — я испытываю огромное удовольствие.
Санкт-Петербург — это такой интеллектуальный, культурный котел, где может «свариться» совершенно уникальное явление по своей эстетической, культурной и смысловой составляющей. Один из таких образов возник как раз на «Форсайт-флоте»: этот город — когнитивный космодром. Во всей стране могут создаваться модули, а здесь будет производиться их сборка и запуск в пространство Русского мира, в международное пространство.
— У вас есть профессиональные секреты?
— До вашего интервью держал в тайне, чтобы никто не прознал, что если ты будешь заниматься культурной сферой и создавать такие интеллектуальные праздники, то у тебя будет огромное количество интересных знакомых, много глубоких разговоров, ты будешь счастлив, сможешь учиться разным сторонам жизни с совершенно другой скоростью.
Денис Котов. Фото: «Буквоед»
— Хотели бы, чтобы сыновья ваше дело продолжили?
— Хотел бы, чтобы они выбрали свое дело. А если оно будет совпадать по вектору с моими сферами компетенций, я буду рад и всячески поддержу. Конечно, хотелось бы иметь династию Котовых-книжников. Какую бы профессию они ни выбрали, я надеюсь, что этот книжный мир — интересные писатели, вдохновленные читатели — понравится моим детям. Писатели и читатели — люди, которые обмениваются смыслами. Для них образы, язык, смысловые системы на первом месте. И, конечно, в такой среде жить и творить невероятно интересно. Вы когда-нибудь задумывались над тем, что наш язык — это и есть основное средство творения реальности, и все люди, которые близки к слову, произнесенному с намерением, являются творцами этой реальности?
Нужно, чтобы произошло изменение мировоззрения небольшой группы управленцев, которые от механистической и замкнутой логики закрытых систем осознанно перейдут к самопорождающей, саморазвивающейся, живой и открытой системе. Почувствуют себя творцами этой реальности, а не просто администраторами, назначенными кем-то. Я стараюсь больше общаться и взаимодействовать именно с такими людьми. Благодаря людям, которые работают в разных сферах, в государственном секторе, бизнесе, науке, культуре и в администрации города, так или иначе возникают изменения, порой невидимые взору.
Сейчас я работаю со средой, которая создает новые бизнесы, новые интересы, новые денежные потоки, и если в Санкт-Петербурге 80% жителей будут читать 12 книг в год, то и мое основное дело, компания «Буквоед», начнет себя чувствовать хорошо. Когда ты работаешь внутри компании, то стараешься изменить среду вокруг. Но когда работаешь снаружи, то сам создаешь среду, в рамках которой развиваться книжному бизнесу, книжному делу, библиотечному делу просто легче.
ЧАСТЬ 3
Не шок, а танец
— Скажите, правдив ли миф, что на книгах денег не заработаешь? Это достаточно выгодная история?
— Не могу сказать, что достаточно, но прибыль есть. Даже несмотря на прошлый год, у нас сформировался положительный уровень рентабельности. Издательский бизнес, безусловно, имеет доходность, как и книготорговый. Но книготорговый находится в зоне «рискованного земледелия»: как только случаются крупные потрясения, сразу уходит в минус. «Буквоеду» или объединенной сети (в 2008 году мы объединились с компанией «Читай-Город» и сейчас являемся федеральной сетью с 650 книжными магазинами), конечно, легче, потому что есть запас прочности, технологий, рыночная сила. А маленькие сети нехорошо себя чувствуют. Если только у них недвижимость в собственности, тогда полегче, а если в арендных отношениях, то, конечно, сложно. Но о каком-то банкротстве книжных сетей в России, кроме как «Респуб­лики», пока не слышно. А раз нет серьезных банкротств, можно сказать, что доход все формируют, пускай и маленький, но гордый.
Надеюсь, что в этом году оборот будет выше, чем в прошлом, и что у нас не будет больше таких шоков, как в прошлом году.
— Будут, мы же живем в России.
— Верно, но со временем привыкаешь к кризисам. Каждый второй похожий шок для россиян — уже не шок, а танец. Когда это происходит в первый раз, ты не понимаешь, как двигаться, а во второй раз уже ясно, какие движения осуществлять.
— Боюсь, мы каждый раз разучиваем новый танец. А есть возможность увеличения дохода? Я знаю, что наши иностранные партнеры — американцы, англичане — с удовольствием в развитие книжного дела инвестируют.
— Вы удивитесь, сколько китайцы инвестируют в книжную сферу. Американский книжный рынок в десять раз больше нашего, но доля читающих там меньше. Когда книга в фокусе внимания у политиков, бизнесменов, медийных фигур — в такой нации уровень чтения выше, а книжная инфраструктура — мощнее. Это влияет на культуру, адаптивность, скорость развития страны во всех сферах жизнедеятельности. «Люди, читающие книги, управляют теми, кто сидит у телевизора» — эта мысль известна во всех развитых странах.
Люди, читающие книги, управляют теми, кто сидит у телевизора.
— Денис Котов
Москва и Петербург достаточно развиты в плане книжной инфраструктуры. В Северной столице самое большое количество книжных магазинов на душу населения. Но как только выезжаешь в другие регионы, книжные магазины встречаются редко. Это вопрос не только бизнеса, но и государства, возможно, и национальной безопасности. Деструктивное мышление внедряется в сознание людей, не читающих книги и подсаженных на телевизор и Интернет, намного легче.
ЧАСТЬ 4
Выйдем из летаргии
— Возвращаясь на шаг назад, что государство должно сделать, хотя бы администрация нашего города, чтобы все-таки политика не перевешивала чтение?
— Это невозможно. Книжные вопросы всегда на двадцать пятом месте, поэтому до них не доходят ни руки, ни деньги, ни свободные инвестиции. Слава богу, что делают прекрасный Книжный салон на Дворцовой площади. В Китае существует большая государственная книжная сеть — более 10 тыс. магазинов находится в ведении правительства. Мы могли бы использовать механизмы государственно-частного партнерства, которые бы объединили книжные магазины и библиотеки. Сегодня библиотек в стране примерно 36,5 тыс. Если соединить книжные магазины и библиотеки в единую инфраструктуру по всей стране, то возможен качественный шаг вперед.
В Санкт-Петербурге сейчас планируется единый городской сервис по поиску книги и книжного пространства. Идет обсуждение его создания в рамках экосистемы городских цифровых сервисов. Надеюсь, что в этом году мы создадим для роли «я читатель» такую навигационную карту, чтобы было легко найти книгу в любой институции, будь то Российская национальная библиотека, любая из двухсот библиотек Северной столицы, «Буквоед» или другие книжные магазины. Благодаря этому мы вернем какую-то часть читателей. А проводя «Книжный маяк Петербурга», разговаривая с Андреем Курпатовым, Татьяной Черниговской, Михаилом Веллером и многими другими, мы точно вернем осмысленное, более осознанное чтение. И решать такую сложную задачу легче всего в Санкт-Петербурге.
Денис Котов. Фото: «Буквоед»
Все управление начинается с целеполагания. Если поставить цель «80% жителей читают в среднем около 12 книг в год» и создать условия для этого, посмотреть на цепочки причинно-следственных связей, подтянуть ресурсы — технологические, организационные, инфраструктурные — и компенсировать разрывы, то все позитивные последствия в культуре и экономике точно начнут происходить.
— Люди сейчас стали мало читать?
— Нет. Читать продолжают много и, можно сказать, даже больше. Просто качество чтения изменилось. Мы все читаем в мобильном телефоне каждый день радикально больше, чем когда бы то ни было. Есть мастерство чтения, когда ты можешь замедлиться, от поверхностного слоя пойти в глубину, а это уже определенная квалификация. И если бы государство наладило в системе образования освоение чтения как искусства, изучение фабрики русского языка как главного средства производства реальности, то это тоже могло бы в перспективе дать взрывной эффект.
Я верю, что мы можем проснуться от летаргии привычного, шаблонного восприятия языка, литературы, книжного пространства и с помощью своего любопытства найти красивые и мощные решения обогащения нации смыслами и осмысленными делами на радость будущим поколениям.
Материал входит в альманах,
изданный совместно с «Клубом лидеров»