• USD Бирж 69.77 -1.27
  • EUR Бирж 81.01 -1.66
  • CNY Бирж 10.93 -0.18
  • АЛРОСА ао 128.44 -1.1
  • СевСт-ао 1630.4 -7
  • ГАЗПРОМ ао 361.29 -3
  • ГМКНорНик 23070 -192
  • ЛУКОЙЛ 7247.5 -41.5
  • НЛМК ао 226.48 -1.18
  • Роснефть 635.5 -1.95
  • Сбербанк 366.63 -2.13
  • Сургнфгз 36.415 -0.31
  • Татнфт 3ао 564.5 -3.9
  • USD ЦБ 70.13 70.86
  • EUR ЦБ 81.74 82.5
Close
Подпишитесь на обновления альманаха
Подписываясь, я соглашаюсь с политикой конфиденциальности
Северная биеннале
ПАРТНЕРСКИЙ АЛЬМАНАХ
Учредитель фонда «Арт-Молодость» Максим Черномордов и комиссар фонда Тати Черно поддерживают живую среду молодого искусства. Проект призван стать новым прочтением классической парадигмы биеннале и точкой объединения молодых художников России.
НОВАЯ АРТ-КРОВЬ ПЕТЕРБУРГА
СОВМЕСТНЫЙ ПРОЕКТ ЖУРНАЛА «ЭКСПЕРТ СЕВЕРО-ЗАПАД» И «КЛУБА ЛИДЕРОВ» В ПЕТЕРБУРГЕ И ЛЕНОБЛАСТИ
Ежегодно портал Artprice публикует годовой отчет о состоянии мирового рынка современного искусства: «За 20 лет рынок современного искусства претерпел глубокие структурные изменения: все больше художников (статистика выросла с 5,4 до почти 32 тыс. художников, представленных сегодня на аукционном рынке), все больше работ (с 12 тыс. до 123 тыс. лотов). Рынок рос и расширялся географически (с 39 до 64 стран, участвующих в аукционах). Его рост ускорился с распространением удаленных транзакций и теперь является наиболее динамичным и прибыльным сегментом всего арт-рынка.
Беседа с Максимом Черномордовым и Тати Черно
27:18, особняк Долгоруковой на Английской набережной
За 20 лет количество аукционных домов, участвующих в торгах на рынке современного искусства, увеличилось вдвое, количество сессий — втрое, а количество проданных лотов — в шесть раз».
За последние несколько месяцев интерес к современному искусству со стороны иностранного и российского сообществ во всех странах только усилился. Причем в 2021 году профильных инвесторов арт-рынка и коллекционеров стали интересовать совершенно разные формы его проявления. И если первоначально речь шла скорее о художественном образе, то сегодня мы говорим о творческих явлениях, воплощенных в совершенно разных формах упаковки смыслов, создаваемых новым поколением творцов.
— Давайте познакомим инвесторов и предпринимателей, которые пока не близки к теме искусства, с тем, что представляет собой формат биеннале и чем занимается комиссар художественного фонда.
Тати: Биеннале — это масштабный художественный фестиваль, включающий элементы выставок, перформансов, инсталляций и других форм художественного выражения, проходящий раз в два года. Биеннале проводятся по всему миру и имеют совершенно неожиданные форматы и программы. Венецианская биеннале, например, одно из самых известных событий в мировом искусстве. Это одно из самых влиятельных событий мира с участием международного жюри. Художественные творения, представляемые странами-участницами, размещаются в выставочных павильонах, открытых для гостей мероприятия. Затем арт-объекты проходят оценку международного жюри. Выставленные на Венецианской биеннале художественные объекты вписываются в историю мирового искусства, а порой и существенно влияют на направление его развития. Жюри вручает приз за лучший национальный павильон и особо отмечает одного или нескольких художников, при этом от каждой страны предоставляется определенное количество творческих деятелей.
Максим: Северная биеннале посвящена исключительно современному искусству, где свои творения смогут представить молодые мастера из 85 регионов Российской Федерации. Принцип венецианских павильонов мы планируем заменить на сеть художественных мастерских по городу, каждая из которых на время мероприятия трансформируется под выставочное пространство, наполненное работами художника, представляющего свой регион. Мы покажем зрителю своеобразный культурный маршрут, позволяющий в ходе биеннале познакомиться с закрытой стороной города, составляющей культурный код Санкт-Петербурга.
Выставка «Бандитское барокко». Фото: «Северная биеннале»
Тати: Что касается непривычного звания «комиссар», в сфере искусства — это должность, которую можно сравнить с кураторской. Например, последние несколько лет Семен Ильич Михайловский являлся куратором русского павильона Венецианской биеннале, он проводил отбор художников, которые представляют страну в павильоне, а также подготавливал выбранные проекты.
ЧАСТЬ 1
Внимание молодым художникам
— Арт-рынок современного искусства развит в Санкт-Петербурге?
Максим: В целом рынок достаточно интересно организован, так как есть галереи, продающие произведения современного искусства, разные институции, которые этим занимаются, но недостаточно развит рынок потребления современного искусства. Неактивно ведется работа с молодыми художниками. Люди не всегда готовы воспринимать новые формы, не подготовлены с точки зрения базиса прочтения художественного образа. А художники не имеют ресурсов для раскрытия и освещения собственного творчества, оставаясь при всех талантах известными только в узких кругах. Нет и сформированной аудитории. Получается, что видимость наличия рынка есть, но на самом деле людей, которые действительно разбираются в современном искусстве, всего 80−100 человек на весь город. Эта группа единомышленников курсирует с выставки на выставку, с аукциона на аукцион, из галереи в галерею. Очень редко увидишь какие-то новые лица в этой среде.
Тати: Привлечение новой публики — действительно важная задача. Многие художники вынуждены быть для себя и кураторами, и менеджерами, что довольно большой труд. Но интересно, что часто в таком совмещении задач и практик рождаются новые решения, разрабатываются новые способы связи. Такой опыт нужно придавать большей огласке и перенимать.
Выставка «Бандитское барокко». Фото: «Северная биеннале»
Максим: Наш фонд благодаря проекту «Северная биеннале» может пополнить ряды коллекционеров и участников, в том числе из других регионов. В рамках деятельности у нас есть возможность развернуть объ­единяющую концептуальную площадку, где 85 субъектов Российской Федерации будут представлены в одном городе. Каждый художник, приехавший на биеннале, способен приумножить информационную составляющую проекта за счет ретрансляции происходящего на местные региональные арт-группировки. Постепенно в это движение начнет вливаться больше людей, которые смогут открыть для себя тему современного искусства. С отечественного мира современного искусства по нитке. В новом движении смогут участвовать уже не сто ценителей, а тысячи заинтересованных резидентов. Художники из разных городов будут помещены в контекст современного искусства России.
ЧАСТЬ 2
Благодаря частной инициативе
— Каким образом сейчас организовано творческое комьюнити молодых художников в Санкт-Петербурге?
Максим: И арт-рынок современного искусства, и сообщество существуют во многом благодаря частной инициативе отдельных лиц. Все мероприятия, которые проводятся, зачастую создаются самоорганизованными силами и без привлечения крупных ресурсов со стороны. И мне кажется, что тут как раз-таки важно, чтобы у молодого художественного сообщества была поддержка со стороны государства и фондов. Даже если она будет просто информационная, процесс становления арт-рынка и в целом культурной среды пойдет быстрее.
— Какая поддержка нужна молодым художникам, занимающимся современным искусством сегодня?
Тати: Нужна среда, которую необходимо формировать. Создавать ресурсную базу, которой могли бы пользоваться молодые художники. Сейчас, если ты получил классическое академическое образование и понял, что хочешь уйти в сферу современного искусства, то нет структуры, которая могла бы тебе помочь в становлении как автора. Есть Союз художников, но это больше про академическую карьеру.
Нужна среда, которую необходимо формировать. Создавать ресурсную базу, которой могли бы пользоваться молодые художники.
— Тати Черно
В структуре проекта «Северная биеннале» сделан упор на возможность предоставлять молодым художникам мастерские для длительной работы и для их раскрытия себя, кроме того, мастерские во время проведения биеннале будут трансформироваться под выставочные площади. Таким образом, в городе сформируется единая сеть мастерских — места силы, где молодые художники могут работать, возможно, проводить встречи, совместные мероприятия.
Максим: Если вы зайдете на сайт Комитета имущественных отношений Санкт-Петербурга, то увидите, что порядка 200 помещений пустует. Это те самые котируемые объекты, которые предоставляются некоммерческим организациям. Помещение под мастерскую может быть нестандартным. Главное условие — наличие хорошего, естественного света. Вероятно, 200 площадей не востребованы из-за локации или по иным причинам, но они не выставляются на торги, не проходят аукционы. Они просто есть в льготной категории.
Фонду нужно 90 мастерских, из расчета участия в биеннале 85 субъектов Российской Федерации, приезда художников из городов федерального значения. Сейчас серьезно занимаются современным искусством около 100 художников — студенты третьих-четвертых курсов, у которых нет возможности открыть собственную мастерскую, для них проект станет хорошим подспорьем.
Выставка «Бандитское барокко». Фото: «Северная биеннале»
Тати: Я представляю группу художников, которые самоорганизовались и открыли выставочную площадку. Мы все делаем своими силами. Таких людей достаточно много. Они трудятся на обычных работах и просто из любви к своему делу, к современному искусству снимают помещения и там проводят различные мероприятия. И мне кажется, что если бы этим людям можно было как-то помочь, дать им ресурс, то они смогли бы реализовать больше творческих проектов.
ЧАСТЬ 3
Посещение мастерских — невероятно интересный опыт
— Не каждый может посмотреть Санкт-Петербург с изнанки, а этот город интересен именно такими художественными мастерскими. Во время биеннале можно прийти в мастерскую к художнику и посмотреть, как он творит, а если ты сам художник из региона, то ты на время становишься частью городской культурной среды.
Максим: Да, вы абсолютно точно уловили суть проекта. Мы говорим про маршрут, в том числе и туристический, состоящий как минимум из 85 мастерских-павильонов по городу, каждый из которых самобытен и представляет целый пласт современного искусства своего региона. Это своеобразное путешествие по всей России, развернутое в петербургском контексте. Все объекты разные — от комнатки в шесть квадратных метров до большого зала. Я уверен, что главы регионов будут заинтересованы в поддержке проекта и презентации художественного потенциала своего региона в Северной столице. Такое живое движение будет объединять молодых художников со всей России, а само событие станет мощным драйвером развития и моментом вдохновения для всего культурного и художественного сообщества.
В России проводится множество мероприятий как отечественного, так и зарубежного искусства. Но наш проект уникален тем, что предлагает продолжительную и комплексную работу с локальным художественными явлениями по всей стране.
Тати: При системном привлечении внимания к проекту глав регионов, государственных структур, которые могли бы помочь в организации масштабного мероприятия, мы благодаря реализации проекта сможем развивать творческий потенциал молодежи и вовлекать всех интересующихся современным искусством в живой диалог. Посещение мастерских художников для многих — невероятно интересный опыт. Такой формат всегда привлекает широкую публику, даже не очень увлеченную современным искусством. Многим интересно прийти в мастерскую и посмотреть, как художник организовывает вокруг себя пространство. В рамках мероприятий Art Weekend, которые несколько лет проводятся при поддержке ГЦСИ, такие инициативы реализованы, но они касаются известных художников Санкт-Петербурга, которые уже давно живут и работают в своих мастерских. Мы же хотим создать новые точки притяжения.
Человеку нетворческой специальности интересно прийти в мастерскую и посмотреть, как художник организовывает вокруг себя пространство.
— Тати Черно
— Как появилась идея проекта «Северная биеннале»?
Максим: Благодаря «Клубу лидеров». Я второй год посещаю совместные мероприятия, общаюсь, слушаю, и у меня родилась такая идея синергии ресурсов органов исполнительной власти и современного арта. Если бы я не был в этом потоке, не участвовал в мероприятиях, вероятно, этой идеи бы не было. В клубе есть комплексная поддержка проектов, которая помогает создать нужную документацию, упаковать проект и представить соответствующему комитету.
— Администрация города поддерживает такое движение?
Максим: Поддерживает. Проект у нас на уровне идеи уже давно сформировался, а на уровне реализации мы подходим к финальной стадии. Но уже сейчас у нас есть поддержка трех комитетов, ходатайства от них. Теперь надеемся, что и Комитет имущественных отношений пойдет нам навстречу.
Администрация города понимает, что в перспективе это очень привлекательное мероприятие не только для туристов, но и для самих жителей города. Такой проект достаточно органично поможет дополнить художественный облик Санкт-Петербурга и культурную программу города. А ресурсов от государства требует минимальных.
Выставка «Бандитское барокко». Фото: «Северная биеннале»
— Нужны ли на проект дополнительные инвестиции?
Максим: Мое мнение — инвестиций достаточно. Нужен шаг навстречу, который должны сделать городские власти. Помещения, которые простаивают, можно сделать культурным центром притяжения. Вы знаете, удивительное дело, если делать проект от души и хорошо, то появляются и инвесторы, и люди, поддерживающие тему на государственном уровне. Бизнес сам приходит и не требует возвратных инвестиций. Они видят, что это не очередной проект, рассчитанный только лишь на грант. Пропуская эту историю через себя, люди готовы финансировать.
ЧАСТЬ 4
Помочь частным капиталом
— Обычно государство создает много инициатив, но под них не всегда есть инвесторы, а тут уже создана инвестиционная среда, и только государству нужно сделать шаг навстречу. Регионы хорошо поддерживают проект?
Максим: Проект всем интересен. По всей России есть люди, которые заинтересованы в современном искусстве и его развитии в своем регионе. Но если вы спрашиваете про финансовую поддержку, то бюджетная система Российской Федерации — это фактически пять субъектов, которые являются донорами.
Я думаю, что финансовая поддержка художников будет частично на уровне правительства региона, но скорее в рамках привлечения частных инвестиций. Если мы говорим про синергию на уровне органов исполнительной власти и субъектов, то я вижу не более десяти субъектов, которые могут финансово поучаствовать. Но сегодня везде есть люди, которые готовы частным капиталом участвовать в проекте.
— Проект может сформировать новую повестку дня. Это работа с молодежью, которая является новой аудиторией для художественного позиционирования города. Она иная, дерзкая, идущая против течения. Возможно, именно этой яркости не хватает сейчас Санкт-Петербургу?
Тати: Ее более чем хватает, просто об этом никто не знает. Есть очень много молодых самобытных художников и различных инициатив, но они нуждаются в поддержке, а их деятельность — в освещении. Крупное мероприятие всегда привлекает сторонних зрителей, а их внимание поможет осветить арт-жизнь Санкт-Петербурга.
По всей России есть люди, которые заинтересованы в современном искусстве и его развитии в своем регионе.
— Максим Черномордов
— Сейчас много говорят об устойчивом развитии и профессиональном социальном развитии — это один из факторов развития городских территорий.
Тати: Да, я думаю, это так. Мероприятия подобного масштаба предполагают привлечение не только молодых художников, но также архитекторов, урбанистов, социологов, культурологов, искусствоведов — огромное количество различных специалистов вовлекаются в процесс. Так начинается формирование среды.
— Получается такой междисциплинарный опыт, который объединит в Санкт-Петербурге многие профессии и ремесла.
Тати: Отчасти это задача биеннале — объ­единение многих сфер, специалистов и дальнейшее переосмысление и развитие городской среды.
ЧАСТЬ 5
Стратегия мецената
— Вам нравится философия меценатства?
Максим: Да, мне она по душе. Но я также вижу в этой истории экономическую возможность. На аукционе Yaba группировка «Север‑7» сделала площадку, где можно приобрести объекты современного искусства. Это первый аукцион с перформансами. Были коллекционеры из Санкт-Петербурга. Наш фонд приобрел там порядка шести работ современных молодых художников, в том числе работу всем известного мэтра Сергея Браткова.
Тати: Это очень известный художник, фотограф, но также он работает в различных медиа. Максим Евгеньевич в искусстве с 2014 года, и отчасти он отвечает за формирование коллекции фонда. Мы считаем, что это важная часть нашей работы — формирование такого архива.
Выставка «Бандитское барокко». Фото: «Северная биеннале»
— Вы не только привлекаете молодых художников, но имеете возможность выкупить интересные картины и познакомить иностранные площадки с новыми авторами. Это похоже на продюсирование и реальный шанс для художника привлечь внимание к своему творчеству?
Максим: Да, это возможность сохранить работу, потому что не все авторы продолжают свой творческий путь. И в первую очередь это, конечно, поддержка молодого художника.
Тати: К сожалению, мы не имеем большого музея современного искусства, где могли бы храниться коллекции. Есть Эрарта, но это больше выставочно-коммерческий проект. Нет таких системных серьезных влиятельных институций, как, например, Нью-Йоркский музей современного искусства, который приобретает интересные работы и отвечает за их хранение. Часто авторы, которые создают работы, не знают, где их держать. Есть фондохранилища Русского музея, Эрмитажа, которые сохраняют классическое искусство. Как мне кажется, современному искусству необходимо нечто подобное.
— Наверное, самая сложная часть работы — это привлечение и воспитание нового поколения инвесторов, которые готовы вкладываться в совсем молодых художников. Как эта работа будет построена в вашем проекте?
Тати: Нужна популяризация темы, а рост будет происходить постепенно. Я постоянно думаю над механизмами расширения аудитории, привлечении молодых бизнесменов к тому, чтобы заниматься собирательством и коллекционированием искусства. Я стараюсь показать это на своем примере. Я представляю себя как собирателя на одной из ярмарок со своими единомышленниками. Мы демонстрируем некую модель для молодых людей, которые не зарабатывают много денег, но могут позволить себе коллекционировать или собирать современное искусство. В частности, я собираю графику — это не такие уж заоблачные траты. Когда ты приобретаешь что-то интересное, ты, во‑первых, формируешь свое собрание, во‑вторых, становишься частью интересного процесса, в‑третьих, поддерживаешь молодых авторов.
Мы демонстрируем модель для молодых людей, которые не зарабатывают много, но могут позволить себе собирать современное искусство.
— Тати Черно
— Среди сегодняшних собирателей могут быть те самые будущие коллекционеры, которые попробуют себя в этой сфере.
Тати: Да, возможно. Я говорю о себе как о собирателе, потому что это подходящее слово.
ЧАСТЬ 6
Преодолеть пропасть
— Мне очень понравилось определение Sotheby’s о том, что коллекционеры — люди, которые могут распознать работу до того, как она появилась на Sotheby’s. В Санкт-Петербурге есть огромное количество училищ. Каким образом будет выстраиваться работа с училищами и высшими учебными заведениями?
Тати: Классическое академическое образование далеко от современного искусства. Сложно найти точки соприкосновения. В классических академиях следуют традициям, определенным канонам, которые давным-давно уже сформированы. Когда ты получаешь диплом художественной академии, это не предполагает, что ты будешь заниматься современным искусством. Эти среды почти нигде не соприкасаются. Но молодые авторы, которые учатся в подобных заведениях, часто хотят интегрироваться в среду современного искусства. Я считаю, что нужно поддерживать их, ввести в план обучения новые дисциплины или проводить специальные встречи в рамках программы академии. Эту пропасть нужно преодолевать.
Максим: Мне кажется, что проект «Северная биеннале» возбуждает любопытство и может стать такой точкой пересечения интересов. Всем хочется посмотреть, чем же занимается художник — не так важно, современное это искусство или классика. Вероятно, вокруг проекта нам удастся объединить разные направления, представленные и художниками, и ценителями их творчества.
Если мы посмотрим на фонд, находящийся в распоряжении Комитета имущественных отношений, — это более 20 тыс. кв. м. Там есть большие объекты, где можно было бы организовать хранилище. Особенно это будет актуально для художников, которые работают с большими форматами. Это целая история — найти для таких работ место, если ты не снимаешь большую мастерскую.
Выставка «Бандитское барокко». Фото: «Северная биеннале»
Тати: Некоторые художники работают в коммунальной квартире, в комнате, тут же живут и пишут холсты. Когда жизненная ситуация вынуждает их уехать и сдать помещение, где они работали и жили, то им просто физически некуда деть свои работы. Наш проект решает многие проблемы, которые существуют у молодого художника, и завлекает в среду современного арта все большее количество людей. Некоторые придут просто из любопытства, задавшись вопросом, а что же из себя представляет павильон, например, Ненецкого автономного округа. И таких локаций по городу будет достаточно много. Это интересный контент для экскурсий — живая история, которая постоянно обновляется.
— Каким вам видится Санкт-Петербург будущего, в котором люди понимают, что такое современное искусство?
Максим: Сейчас сложные времена, и пугает даже сама возможность мечтать после прошлого лета. Стараемся аккуратно планировать. В перспективе крупное мероприятие и, конечно, музей современного искусства. В Москве есть мультимедиа-арт-музей и ММоМА, а в Санкт-Петербурге, к сожалению, подобных аналогов нет. Я считаю, что это большое упущение. Городу необходим подобный музей. И это мечта.
В Москве есть мультимедиа-арт-музей и МОМА, а в Санкт-Петербурге, к сожалению, подобных аналогов нет.
— Максим Черномордов
— Как художнику стать частью проекта «Северная биеннале»?
Тати: Сейчас идет формирование экспертного совета, который будет полномочен устанавливать правила и принимать решения.
Максим: Главное — не сломать художника, потому что созидать очень сложно, а ломать — просто. Даже экспертная среда —зыбкая почва для оценки. Мы хотим привлекать экспертов со всей России и из бывших стран СНГ, мировые имена. Чем больше в нашем комьюнити будет известных людей, специалистов с редким профилем — тем лучше. И тут главное — не оказаться в рамках такого художественного совета, где заседания похожи на съезд партии КПСС. Наша задача — максимально избежать этого. Откровенно говоря, я не видел ни одного плохого художника или архитектора — все они творцы и имеют право на самовыражение. Мы приглашаем в совет экспертов из 85 регионов, привлекаем мировое художественное сообщество к диалогу и хотим попытаться создать систему, которая поддерживает, а не карает за талант. Нам предстоит выработать все критерии включения резидентов в проект. Тогда мы сможем начать набор участников.
ЧАСТЬ 7
Быть погруженным в арт-среду
— Очень красивая история с региональными экспертами, потому что они знают специфику региона и свой арт-рынок.
Тати: Да, конечно. Чтобы провести экспертизу и отбор, нужно понимать контекст региона, быть погруженным в местную арт-среду. И, конечно, люди, которые на месте работают с этим, они гораздо более осведомлены. Чтобы экспертный совет получился именно таким, как мы задумали, предстоит серьезно поработать.
Максим: У нас существует понятие «лист ожидания». Есть выставочное пространство, и мы договариваемся с художником, когда мы сможем выставить коллекцию его работ в этом месте. Идет планирование, у человека появляется время на подготовку. Таким образом, художник может свою карьеру планировать, информировать поклонников своего творчества, рассказывать о подготовке к выставке. Поскольку он точно знает, что через полгода по графику начнется его история.
Тати: В рамках нашего выставочного пространства мы как раз таки занимаемся тем, что ходим по мастерским, находим новых авторов, пытаемся открывать имена. Пытаемся познакомить аудиторию с творчеством автора.
— Получается, это такое арт-продюсирование?
Тати: Да, потому что в художественных заведениях тебе не рассказывают, как реализовываться. Есть банальные вещи, которые нужно подсказать: как составить портфолио, заполнить заявку на конкурс. К сожалению, даже таких вещей в классических художественных заведениях не объясняют.
Выставка «Бандитское барокко». Фото: «Северная биеннале»
— Сложно самого себя позиционировать. Гораздо легче, когда на тебя кто-то смотрит и отражает тебя как в зеркале.
Тати: Да, должен быть, конечно, куратор. Это отдельная специализация. Например, в Смольном — на факультете свободных искусств — каждый год выпускаются талантливые люди, которые курируют выставки. Они отчасти и продюсеры, и кураторы проектов, и менеджеры. Какая-то их часть, думаю, будет входить и в наш экспертный совет, потому что они проделывают большую работу для формирования среды и поиска авторов, во многом помогают художникам.
— Каждый человек занимается своим делом потому, что оно его трогает. Почему вы, кроме бизнеса, выбрали именно такую социальную сферу?
Максим: Это параллельное направление, от которого получаешь удовольствие. Когда находишься в среде, постоянно погружаешься в авторское видение. Ты как будто одновременно со своей бизнес-жизнью попадаешь в параллельный мир. И чем пристальнее в него вглядываешься, тем больше получаешь вдохновения. Искусство — это противоположная реальность, разворот взгляда на 180 градусов.
Материал входит в альманах,
изданный совместно с «Клубом лидеров»