• USD Бирж 52.95 +-2.14
  • EUR Бирж 55.59 +-2.1
  • CNY Бирж 8.32 +-0.68
  • АЛРОСА ао 68.98 -1.28
  • СевСт-ао 826.6 +-3.4
  • ГАЗПРОМ ао 226.72 -19.72
  • ГМКНорНик 17460 -60
  • ЛУКОЙЛ 3960.5 -55.5
  • НЛМК ао 136.92 -3.52
  • Роснефть 366.6 -4.35
  • Сбербанк 128.56 -3.36
  • Сургнфгз 24.485 -0.45
  • Татнфт 3ао 431.2 -1.7
  • USD ЦБ 52.51 51.16
  • EUR ЦБ 54.64 53.86
Как проходило клонирование «Метростроя Северной столицы» из «Метростроя»
Достать из-под земли
История, рассказанная далее, является фиксацией фактов, изложенных в ходе судебных заседаний по делу «Метростроя» и семьи Александровых. Мы не поддерживаем ни одну из сторон, а стараемся посмотреть на ситуацию глазами горожанина, представив историю в виде кейса о том, как важно государству и бизнесу вовремя договориться, — ведь в итоге от ситуации не выиграл никто. Если бы в свое время были приняты грамотные решения, спасать компанию бы не пришлось, как и не нужно было бы делать новую. Итог — сотни метростроевцев без работы, разрушенная отрасль с 80-летней историей. Впереди — большие деньги, выделенные на метростроение в Санкт-Петербурге при отсутствии комплексного проекта развития подземного строительства.
Рассматривая тему защиты прав собственников, нельзя пройти мимо яркого кейса последних лет — истории метростроения в Санкт-Петербурге. Тема банкротства давно витала в воздухе, еще пока семья Александровых была у руля. Поскольку компания — наполовину городская, все проблемы удавалось так или иначе решать мирным путем. Передача власти от отца к сыну прошла спокойно.
Денег на строительство объектов у города было в обрез, а «Метрострой» исправно брал кредиты и строил объекты к очередным выборам и городским событиям. Казалось, пободаются и договорятся. Суммы частично возвращались на счета, но проценты и налоги съедали все больше, а Смольный старался перечислить все меньше. Со временем баталии вышли за пределы кабинетов в СМИ. После пяти лет противостояния каждый приличный городской журналист разбирался в теме так же хорошо, как юрист по банкротству. Пикеты рабочих у входа в Смольный стали нормой. А статьи о финансах в метростроении — все более эмоциональными.
Стремительное развитие дело получило под конец 2019 года. Младшего Александрова арестовали, предъявив купленный по документам, но якобы непривезенный щебень, а потом предъявили обвинение в растрате денег из проекта на Левашовском проспекте, где «Метрострой» создавал базу и офис. К слову, следствие по обоим эпизодам продолжается. Все ожидали, что у семьи появятся скрытые офшоры и другие богатства, но оказалось, что семейный бизнес действительно был основным активом. Александров-старший не привык к роскоши, сына воспитал в похожей парадигме. Пока идет процедура банкротства «Метростроя» в деле Александровых ничего не движется — на всякий случай.
В течение двух лет с декабря 2019 года Смольный назначал на пост генерального директора «Метростроя» лояльных государственных служащих. Но, видимо, чтобы строить метро, нужны немного иные компетенции, и директора исчезали с поста быстрее, чем разбирались в теме вопросов. Или исчезали, потому что разбирались слишком быстро и начинали пытаться спасать еще живой «Метрострой».
Архивная фотография «Метростроя», послевоенные годы. Фото: «Метрострой»
С 19 декабря 2019 г. до 26 августа 2020 г. гендиректором ОАО «Метрострой» являлся Харлашкин С. В. — экс-председатель Комитета по развитию транспортной инфраструктуры Санкт-Петербурга (КРТИ СПб). С 27 сентября 2020 г. до 12 февраля 2021 г. в ОАО «Метрострой» отсутствовали единоличный и коллегиальный исполнительные органы, а имеющееся руководство в лице и.о. генерального директора Старкова А. Ю. подчинялось вице-губернатору Санкт-Петербурга Соколову М. Ю., а также Комитету имущественных отношений (КИО).
С 13 февраля 2021 г. по 2 августа 2021 г. генеральным директором общества был избран Каргин И. Н. — экс-заместитель председателя КРТИ СПб. Август этого года ознаменовался периодом «двоевластия» в руководстве компании, смещением действующего Каргина и назначением Старкова А. Ю. на пост врио гендиректора. Все перестановки сопровождались волной публикаций в СМИ и громкими корпоративными спорами (дела № А56−3196/2021, А56−4462/2021, А56−75 858/2021, А56−89 609/2021).
С декабря 2019 г. по август 2021 г. в обществе сформировался «мини-Смольный», должности заместителей генерального директора и советников генерального директора ОАО «Метрострой» заняли Воскобойник И. П. — первый заместитель руководителя администрации губернатора Санкт-Петербурга, Рублевский В. В. — председатель Комитета по благоустройству, Тоболкин А. К. — советник генерального директора по вопросам банкротства, ставленник Смольного.
В 2021 году «Метрострой» публикует положительный бухгалтерский баланс и даже показывает динамику роста — выручка поднялась на миллиард рублей по сравнению с прошлым годом.
— Эксперт Северо-Запад
9 января 2019 года в Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти поступило заявление от ФНС о признании «Метростроя» банкротом. Стороны заключили мировое соглашение. Напомним, по его условиям компании была предоставлена рассрочка уплаты задолженности. Выплатить предстояло 999 млн рублей в течение 36 месяцев в соответствии с графиком. «Метрострой» выполнял условия вплоть до лета 2020 года, когда в суде мировое соглашение было оспорено временным управляющим На июнь 2020 года больше половины суммы было выплачено, оставалось 450,9 млн рублей основного долга и 140,5 млн рублей пени.
В марте 2019 г. вслед за ФНС в арбитражный суд начали обращаться кредиторы с небольшими суммами, крупные заемщики выжидали. АО «Ариэль Металл» попросил 0,5 млн руб. и получил их. ООО «СМК-Групп» предъявила задолженность в 3,64 млн рублей, которая также была погашена. Затем появилась мордовская компания «ЭМ-КАБЕЛЬ» с заявлением о признании «Метростроя» банкротом. И тут начинается интересная история. «ЭМ-КАБЕЛЬ» передала по уступке свой долг в 3 млн рублей ООО «Пандора». Внезапно появившаяся компания «Таск» погашает задолженность «Метростроя» перед «Пандорой» через депозит нотариуса в Мордовии и становится правопреемником кредитора.
По заявлению «Таска» в феврале вводится процедура наблюдения. Выкуп «Таском» задолженности первого заявителя «ЭМ-КАБЕЛЬ» дает компании возможность предложить свою кандидатуру временного управляющего, которым становится Григорий Анатольевич Авдеев. Суд утверждает эту кандидатуру. Временный управляющий должен провести анализ финансового состояния «Метростроя» и сделать вывод о том, может ли должник погасить свои долги сам, или компанию нужно ликвидировать.
Строительство станции «Горный институт», лето 2021. Фото: «Метрострой»
В июле 2020 года временный управляющий завершил анализ с финансовыми показателями по состоянию на 31 декабря 2019 года. Предполагается, что анализ должен быть актуальным на момент созыва собрания кредиторов. Процедура наблюдения длится 1,5 года. Проходит 18 месяцев — все это время исполняются контракты, работа идет полным ходом, гасятся долги перед кредиторами, выплачиваются налоги и зарплата. В пандемию недвижимость «Метростроя» дорожает на 30%.
Пока суд не рассмотрит требования всех, кому должен «Метрострой», на проведение первого собрания кредиторов действует запрет суда. За этот период финансовые показатели улучшаются по сравнению с 2019 годом, в 2021 году «Метрострой» публикует положительный бухгалтерский баланс и даже показывает динамику роста — выручка поднялась на миллиард рублей по сравнению с прошлым годом. На сайте госзакупок публикуется выполнение по контрактам, согласно им за 2020−2021 гг. компания погасила задолженность по авансу почти на 6 млрд рублей. Казалось, компания идет к оздоровлению.
В МССС доля города оказалась на 19% больше. Но эти проценты обернулись потерей возможности влиять на решения.
— Эксперт Северо-Запад
Параллельно в СМИ освещается история создания клона «Метростроя» под названием «Метрострой Северной столицы» (МССС), куда входит «ВТБ-девелопмент» и город в лице КИО. Компания создается 9 октября 2020 года, в декабре ВТБ передает городу долю 65%.
В старом предприятии город имел долю 46% (голосующих акций 61%), и решения принимались простым большинством голосов. Получается, что 28% принадлежит городу напрямую (в лице КИО) и еще 33% - через СПбГУП «Петербургский метрополитен», которым на 100% владеет город . Все решения принимаются голосующими акциями — тем самым 61%. Город мог большинством голосов принимать решения без согласия с ним других акционеров. В случае несогласия с городом, сопротивление акционеров могло выражаться только в затягивании процедуры, но город все равно мог созвать собрание повторно и проголосовать за нужное решение в силу большего количества голосов.
Источник: «Отчет о процентном соотношении общего количества ценных бумаг, принадлежащих зарегистрированному лицу, к уставному капиталу эмитета и общему количеству ценных бумаг данной категории по состоянию на 30.09.2020 (24:00)». ЦЕНТР РАСКРЫТИЯ КОРПОРАТИВНОЙ ИНФОРМАЦИИ «Интерфакс»
Источник: «Отчет о процентном соотношении общего количества ценных бумаг, принадлежащих зарегистрированному лицу, к уставному капиталу эмитета и общему количеству ценных бумаг данной категории по состоянию на 30.09.2020 (24:00)». ЦЕНТР РАСКРЫТИЯ КОРПОРАТИВНОЙ ИНФОРМАЦИИ «Интерфакс»
В МССС доля города оказалась на 19% больше . Но эти проценты обернулись потерей возможности влиять на решения. Согласно уставу МССС общее собрание акционеров теперь должно принимать решения единогласно, при этом возможность повторного собрания для принятия решения с учетом кворума, предусмотренного уставом, заблокирована. Простыми словами: или оба принимают решение, или никто.
Раньше метростроители договаривались с городом, а теперь город обязан договориться с инвесторами, чьи интересы могут оказаться не в плоскости метростроения. Вопрос: не станет ли новый контракт формой концессионного соглашения по аналогии с ЗСД и не окажется ли, что не МССС должен городу метро, а город должен инвестору недополученную прибыль?
Для работы МССС нужны контракты, люди и оборудование, которое пока закреплено за «Метростроем».
Для работы МССС нужны контракты, люди и оборудование, которое пока закреплено за «Метростроем». Спасаемая компания превращается в лишний элемент, и ее уже не нужно спасать. Общественность и сами метростроевцы до конца не верят, что компанию с историей в 80 лет никто не собирается реанимировать. Кажется, что создается государственная компания, которая может работать со специализированными строителями, и что два юридических лица будут работать параллельно. В июле 2021 года МССС выкупает долг у банка «Россия» через уже известную нам компанию «Таск». Так МССС становится мажоритарным кредитором «Метростроя», который фактически начинает контролировать процесс банкротства.
Развязка наступает неожиданно. 13 августа появляется сообщение о созыве собрания кредиторов. Очередное судебное заседание по делу о банкротстве «Метростроя» должно состояться через две недели — 31 августа, к этому времени банк «Россия» и «Таск» уже не будут кредиторами, но судебного акта о правопреемстве пока нет, а значит, на собрании кредиторов, назначенном на 30 августа, они имеют право голосовать. Материальных претензий к должнику у них нет, но именно они принимают решение о судьбе «Метростроя».
МССС становится мажоритарным кредитором «Метростроя», который фактически начинает контролировать процесс банкротства.
На самом собрании конкурсный управляющий предоставляет финансовый анализ — тот самый, с показателями конца 2019 года. Деятельность организации за последние два года в нем не учитывается, и по представленным показателям «Метрострой» нужно банкротить. На вопросы о текущем финансовом положении компании отвечают устно, без демонстрации документов с реальными цифрами. В результате принимается решение о начале процедуры ликвидации компании. У судьи есть меньше суток, чтобы к заседанию изучить документы объемом более 1000 листов, которые Авдеев направил в суд накануне. На самом заседании интересы «Метростроя» представляет адвокат Н. А. Покрышкин, компания «Кульков, Колотилов и партнеры», которая одновременно представляет по контракту интересы компании МССС. Представители «Метростроя» поддерживают ликвидационную процедуру, и судья принимает решение о начале конкурсного производства.
В старом предприятии город имел долю 46% (голосующих акций 61%), и решения принимались простым большинством голосов.
— Эксперт Северо-Запад
5 октября публикуется распоряжение правительства о наделении МССС статусом «единственного исполнителя по государственным контрактам на проектирование и строительство объектов метростроения в Санкт-Петербурге». Такой статус позволяет МССС заключать госконтракты без конкурса. На строительство метро выделяют 600 миллиардов. По новым условиям для исполнения обязательств по контрактам больше не нужны банковские гарантии, которые были обязательны для «Метростроя».
На следующий день город направляет в адрес «Метростроя» уведомления о расторжении всех действующих контрактов — в том числе из-за отсутствия банковских гарантий по некоторым контрактам. 11 октября МССС на собрании кредиторов принимает решение большинством голосов о прекращении хозяйственной деятельности «Метростроя», передачи имущества в аренду и назначении трех представителей комитета кредиторов. Предложенные МССС представители теперь будут принимать решения самостоятельно, без непосредственного участия остальных кредиторов. Имущество по договору аренды и люди переводятся в МССС. Стоимость активов «Метростроя» со всем оборудованием, объектами недвижимости остается такой, как было указано в отчете Авдеева двухгодичной давности.
На строительство метро выделяют 600 миллиардов. По новым условиям для исполнения обязательств по контрактам больше не нужны банковские гарантии, которые были обязательны для «Метростроя».
— Эксперт Северо-Запад
29 ноября 2021 года бывшие работники «Метростроя», часть из которых теперь являются сотрудниками МССС, выходят на «прогулку рабочего класса к Смольному в виде экскурсии» — именно так метростроевцам пришлось именовать встречу, чтобы не попадать под определение митинга. Причина — зарплаты за сентябрь и октябрь они не получили. Из Смольного никто к рабочим не вышел.
В конце 2020 года временный управляющий подал заявление о привлечении топ-менеджмента в лице Александровых к субсидиарной ответственности. Субсидиарная ответственность предполагает, что сначала долги покрываются за счет имущества компании-должника, а если его не хватает, то уже за счет топ-менеджмента, бенефициаров и акционеров. Сумма всех долгов компании составила 6,7 млрд рублей. Причем, всю сумму предъявляют только Александровым — город, будучи держателем 46% долей, никакой ответственности не несет.
Вице-губернатор Санкт-Петербурга Максим Соколов встречается с коллективом завода ЖБИ, филиала «Метростроя», август 2021. Фото: «Вконтакте» @sokolov_mu
27 августа на имущество Александровых официально наложен арест в пределах 6,7 млрд рублей. Это не значит, что у Александровых есть имущество, обеспечивающее данную сумму. Это значит, что пока любое имущество и деньги не будут накоплены в размере долга, все настоящие и будущие активы будут заморожены. На сегодня семья не сможет распоряжаться никакими поступлениями и накоплениями, и никаким имуществом — даже пенсиями и пособиями на детей. Лишены они и возможности заказать и оплатить экспертизу, которая бы доказала, что активы компании оценены неправильно, и она является платежеспособной. По логике процедуры банкротства, 6,7 млрд — это общая кредитная ответственность ОАО, которая должна обеспечиваться за счет реализации его активов. А в случае их нехватки — за счет имущества тех, кто привлечен к субсидиарной ответственности. В принимаемых решениях участвовал и город, и акционеры, но все долги перенесены исключительно на Александровых — по принципу «Решали вместе, а съедим одного».
В суде продолжают рассматриваться требования акционеров и кредиторов, которые не согласны с принятием решения о банкротстве «Метростроя». Заявления о нарушении прав акционеров возвращаются судом обратно с формулировкой «Решением о введении ликвидационной процедуры в отношении компании права акционеров не нарушены».