• USD Бирж 70.44 +-1.07
  • EUR Бирж 81.68 +-1.11
  • CNY Бирж 11.02 +-0.14
  • АЛРОСА ао 130.74 -1.04
  • СевСт-ао 1626.4 +-4.6
  • ГАЗПРОМ ао 363.51 +-1.13
  • ГМКНорНик 22348 +-20
  • ЛУКОЙЛ 7383.5 -43.5
  • НЛМК ао 229.02 +-0.16
  • Роснефть 643.25 -3.55
  • Сбербанк 370.23 +-2.57
  • Сургнфгз 36.145 +-0.19
  • Татнфт 3ао 549.8 -0.2
  • USD ЦБ 69.81 69.55
  • EUR ЦБ 81.03 80.7
Этичное фермерство
Отчет заседания / 21 сентября 2021
как драйвер устойчивого развития сельских территорий и интенсификации рурализации в современной России
проект отраслевой экспертизы
«Совет экспертов»
совет экспертов
Содержание
Исследовательский корпус «Эксперт. Центр аналитики» («Эксперт Северо-Запад» приступил к рассмотрению темы «Этичное фермерство как драйвер устойчивого развития сельских территори й и интенсификации рурализации в современной России», совместно с национальным исследовательским центром в сфере животноводства работает в интересах бизнеса, общества и науки «Модерн ферма».
В рамках валидации результатов, полученных в ходе исследования состоялся онлайн международный Совет экспертов на тему «Этичное фермерство как драйвер устойчивого развития сельских территорий и интенсификации рурализации в современной России». В Совете приняли участия представители отрасли из России (от Калининграда до Камчатки), Швеции, Великобритании. Предпосылки проведения Совета и связь с темой гуманизации содержания животных через цели устойчивого развития территорий стали основным вектором дискуссии.
Развитие фермерства в России является одним из драйверов устойчивого развития территорий и должно рассматриваться как часть единой системы, в основе которой заложены экономические, социокультурные и междисциплинарные процессы, формирующие целостный ландшафт среды развития и самих хозяйств и территорий присутствия.
Когда мы говорим об устойчивом развитии территории, мы говорим об условиях содержании животных в сельском хозяйстве, которые напрямую сказываются на качестве продукта, о качестве жизни людей, его потребляющих, об уровне развития сельского хозяйства в регионе, о том, какие каналы сбыта фермерской продукции обеспечивают нужный уровень экономики, какие стандарты качества и экономические перспективы существуют у предприятий, которые вправе писать на этикетке «органическая продукция».
Создание хозяйств, работающих с терруарной сельхозпродукцией и имеющих профиль органического производства, является одним из приоритетных направлений деятельности на уровне государственных интересов. Однобокое аграрное развитие сельских территорий приводит к тому, что социально-экономическая жизнь концентрируется в крупных сельских центрах, что провоцирует отток из деревни в город.
Пандемия заставила пересмотреть сложившееся в отрасли положение дел. Новый толчок к осмыслению роли фермерства в развитии территорий связан сегодня с движением рурализации — созданием комплексных предпосылок и среды для переселения из города в деревню и созданием инфраструктуры для такой миграции.
Сегодня этичное фермерство является одним из основных драйверов устойчивого развития сельских территорий и интенсификации рурализации в современной России. Только сочетание таких параметров, как качество продукции, бережное использование ресурсов, создание бренда собственного терруарного продукта и учет российского, международного опыта реализации подобных проектов, позволит создать сильную и устойчивую платформу для развития сельского хозяйства в России.
Участники Совета экспертов
1
Kate Blaszak
Head of Research and Animal Welfare at World Animal Protection (Сингапур)
2
Татьяна Баландина
руководитель центра «Модерн ферма» (Москва)
3
Любовь Беляева
управляющий партнер "Фактор роста" (СПб)
4
Руфь Генкина,
председатель ПК 2.3 "Законодательный метрологический контроль", ВНИИМС (Москва)
5
Екатерина Гигиняк
председатель Гильдии журналистов в области здравоохранения «Медколлегия» (Москва)
6
Дмитрий Глумсков
главный редактор издания «Эксперт Северо-Запад» (СПб)
7
Юлия Гусева
эколог, ведущий эксперт НП «Экологический союз», эксперт системы «Листок Жизни» (Москва)
8
Елена Данилова
директор департамента органической и экологической продукции Роскачества (Москва)
9
Palmer Nicholas Douglas
Head of Соmpassion in World Farming (Великобритания)
10
Руслан Орестович Древаль
эксперт в области организации здравоохранения, директор Центра социальной экономики (Москва)
11
Мария Линдберг
ветеринарный врач, руководитель проекта SVARMPat, компания Gård & Djurhälsan (Швеция)
12
Александр Мерзлов
президент «Ассоциации самых красивых деревень и городков России» (Москва)
13
Олег Мироненко
исполнительный директор Национального органического союза
14
Кристина Муравьева
к.к.н., доц., генеральный директор «Эксперт. Центр аналитики» (Москва)
15
Дмитрий Панов
вице-президент АСКДР, управляющий партнер Wallet One (Москва)
16
Николай Петров
исполнительный директор Союз Сыроваров (Москва)
17
Жак Рагон
президент французской ассоциации Тайга-Европа (Франция)
18
Иван Решетников
руководитель научного департамента АНО «Модерн ферма» (Москва)
19
Антон Сапожков
генеральный директор «Ферма М2 Шульгино»
20
Денис Сережкин
управляющий партнер Wallet One, член генсовета «Деловой России» (Москва)
21
Наталья Сергеевна Старостина
председатель «Объединения потребителей России», член общ. совета при Россельхознадзоре (Мск)
22
Светлана Щепеткина
кандидат ветеринарных наук, руководитель центра по разработке и трансферу системных технологий в ветеринарии и сельском хозяйстве ФГБОУ ВО СПбГАВМ
23
Леонид Цой
собственник и идеолог фермерского проекта «Это у нас семенное», ресторана «Молоко» и сети фирменных фермерских магазинов (СПб и Ленобласть)
совет экспертов
Цели и аудитория
Научная группа «Эксперт. Центр аналитики» в ходе работы над межотраслевым исследованием по теме гуманизации животноводства и развития производственного сельскохозяйственного комплекса в России обратилась за валидацией результатов к профессиональному сообществу и пришла к выводам о крайней разрозненности рынка, незнании обществом важных аспектов потребления, полярности взглядов экспертов рынка на одну и ту же проблему.
Редакция «Эксперт. Центр аналитики» («Эксперт СЗФО») предложила экспертам встретиться онлайн для обсуждения темы этичного ведения фермерской деятельности, стандартов содержания животных, принципов создания терруарного продукта, обсуждения темы рурализации и развития драйверов устойчивого развития сельских территорий, которая касается как привлечения к движению россиян, так и темы задействования миграционного потенциала из других стран, обладающих уникальными методиками, технологиями, рецептурой.
Цель проведения Совета экспертов: обсудить эффективность существующих мер, предпринимаемых государством, производственным сектором и экспертным сообществом для развития малых территорий, и выработать ряд рекомендаций, направленных на поиск решений в области улучшения ситуации в сельском хозяйстве в разрезе осознанной работы с проблемой этичного ведения фермерской деятельности, механизмом формирования общественного контроля за соблюдением качества продукции и устойчивого развития территорий присутствия.
Аудитория: значимые представители отраслевого сектора, которые занимаются изучением вопросов повышения качества продукции, научными исследованиями в этой области, разработкой и реализацией государственных программ в сфере животноводства и сельского хозяйства, представители бизнеса и власти, общественных объединений защиты прав потребителей, ветеринарного сообщества.
«Основной момент, который мы видим по итогам исследования — географическая разрозненность рынка. К примеру, европейские фермеры используют одни технологии, их российские коллеги — другие. И внутри самого российского рынка эксперты придерживаются совершенно полярных мнений и полярных точек зрения. И нам было важно определить основные несоответствия, которые есть на рынке», — объясняет модератор дискуссии, генеральный директор компании «Эксперт. Центр аналитики» Кристина Муравьева.
совет экспертов
Вопросы для обсуждения в ходе дискуссии
1
Пандемия и новая реальность: как отрасль справляется с вызовами времени в рамках устойчивого развития территорий.
2
Принципы создания терруарного продукта и этичное фермерство, как драйверы развития территорий.
3
Разрозненность рынка, слабость регулирования процессов производства с точки зрения качества конечного продукта и общественный контроль: эволюционные предпосылки, механизмы, последствия.
4
Основные проблемы, принципы и состояние современной системы животноводства: практики фабрик и фермерских хозяйств России по внедрению органических технологий.
5
Содержание животных на птицефабриках и фермерских хозяйствах: изучение перспектив внедрения более гуманного подхода к содержанию животных и влияние на качество продукции, условия улучшения функционирования рынка и условия снижения уровня использования антибиотиков в животноводств.
6
Нормативно правовые возможности развития рынка, принципы стандартизации в России, проблемы маркировки, сертификации и логистики продукции от производителя до покупателя;
7
Условия улучшения функционирования комплексной системы. Организаторы: «Эксперт. Аналитический центр», журналы «Эксперт Северо-Запад». Итоги Совета Экспертов станут основой публикаций в журналах «Эксперт Северо-Запад» (электронной и печатной версии).
Запись заседания Совета экспертов
«Этичное фермерство как драйвер устойчивого развития сельских территорий и интенсификации рурализации в современной России»
Кристина Муравьева
модератор, руководитель «Эксперт. Центр аналитики»
— Тема Совета экспертов «Этичное фермерство как драйвер устойчивого развития сельских территорий и интенсификации рурализации в современной России» — продолжение темы «Проблемы и факторы развития антибиотикорезистентности в сельском хозяйстве и стандарты содержания животных», которую мы обсуждали в конце уходящего года. Когда мы только погружались в тему и делали первое исследование, то приглашали к обсуждению исключительно тех людей, которые занимаются сельским хозяйством, органическим производством. Состав второго Совета существенно расширился. Мы пригласили к участию представителей защиты прав потребителей, экспертов в области развития сельскохозяйственных инфраструктурных объектов и территориального развития, представителей профильного для отрасли банковского сектора, руководителей экспедиции по деревням и маленьким городкам, привлекающим внимание общественности, экспертов и СМИ к проблемам рурализации и комплексного развития села, специалистов в области психологии, который расскажет нам о механизмах мешающих собственникам хозяйств и руководителям регионов подходить к развитию территорий комплексно, с позиций целей устойчивого развития региона и отрасли сельского хозяйства в целом. Без комплексного подхода невозможно говорить о теме рурализации, создании терруарного продукта и внедрении бережного отношения к экологии и гуманного к животным в сельском хозяйстве. Это абсолютно междисциплинарная история. Ветеринары говорят о своем на профильных мероприятиях, люди, которые занимаются туризмом, о своем, медики о своем, и очень мало площадок, которые бы проводили междисциплинарную дискуссию с высоким уровнем отраслевой экспертизы. Мы рады, что вы позволили нам стать такой площадкой и проводя второй Совет экспертов по теме, мы уже можем говорить о системной работе. Прежде всего приведем несколько цифр, касающихся тему рурализации — процесса переселения из города в деревню.
Руслан Древаль
эксперт в области организации здравоохранения РФ (Москва), директор Центра социальной экономики (Москва)
— На прошлом совете наши аналитики задали вектор обсуждения места и значения сельского хозяйства в пересечении со здравоохранением, качеством здоровья и жизни людей. Это прочтение было крайне актуально в разгар пандемии, когда угрозе подвергались люди и животные. После освещения результата работы прошлого совета экспертов я получил от коллег из области здравоохранения и медицины большой отклик, они отметили интересный ракурс рассмотрения проблемы, поскольку традиционно рассматриваемые каналы антибиотикорезистентности практически не учитываются в системе здравоохранения в пересечении с животноводством. В то время как в пандемию тема устойчивости к антибиотикам стала ярчайшей проблемой в лечении ковидных больных, и мы говорили о том, чрезмерное применение антибиотиков людьми это лишь одна причина, а другая — получение их через среду и пищу — это и использование антибиотиков в сельском хозяйстве, ветеринарии, животноводстве и влияние отходов жизнедеятельности ферм на окружающую среду и попадание веществ в почву и воду. И эта активная тема, которая рассматривалась в прошлый раз, подтолкнула пойти дальше и продолжить исследование темы, но уже с позиции человеческого потенциала, потому что развитие фермерства, экологического, эффективного производства, органической продукции — это очень важный элемент в комплексном подходе становления экономики страны не только в секторе сельского хозяйства, но и в разрезе комплексного развития территорий.
Цель-то нашего текущего совещания — обсудить с точки зрения междисциплинарной экспертизы, насколько предпринимаемые государством меры эффективны и достаточны для развития малых и средних предприятий и крупных комплексов в области животноводства и какие методы позволят эффективно развивать сельское хозяйство с учетом производства экологически чистой продукции и изменения качества жизни и питания нации. И вот здесь этическое фермерство, как мне видится, это действительно очень важный аспект, который может лечь в основу и быть драйвером развития в целом экономики страны. Кристина Юрьевна назвала такой интересный термин — «рурализация», это один из видов миграции внутри страны. И известный факт, что чем экономическая ситуация хуже в стране, тем больше поток людей, миграция внутри страны идет в сторону мегаполисов, в сторону крупных городов. А если ситуация более-менее улучшается, если экономический кризис, так сказать, не нарастает, то возникает обратное движение и поток миграции городского населения в сельские поселения. То, что называется термином рурализация, является неким драйвером и лакмусовой бумажкой состояния экономики страны. В ситуации пандемии мы увидели яркий всплеск к теме переезда из города в деревню.
Рурализация является неким драйвером и лакмусовой бумажкой состояния экономики страны. В ситуации пандемии мы увидели яркий всплеск интереса к теме.
— Руслан Древаль
Приведу буквально несколько графиков, которые характеризуют текущее состояние миграции внутри страны при анализе за 20 лет. В целом доля населения, которая подвержена миграции, со временем нарастает. Мы видим восстановление доли рурализации в общей структуре внутренней миграции страны и возрастание ее на 21%, в критические годы — 2011, 2013. В это время фиксировался большой отток из городов в сельскую местность. В 2020—2021 мы снова видим восстановление миграции в сторону сельских поселений и это является фактически признаком экономического кризиса, но одновременно и возможным драйвером восстановления экономики, поскольку осознанное фермерство может стать тем самым базисом экономического развития страны. Поэтому тот вопрос, который сейчас выведен на обсуждение, мне видится очень важным, и устойчивое развитие территорий, безусловно, напрямую зависит от качества жизни и уровня развития сельского хозяйства. А здесь, уважаемые коллеги, конечно, необходимо обсудить, какие же реально действующие меры могут помочь малому фермерству и крупному производителю для того, чтобы обеспечить с одной стороны качество продукции, включая органические линии, а с другой — повысить в перспективе качество жизни и здоровья нации.
Кристина Муравьева: Целью нашего сегодняшнего обсуждения является и формирование рабочего совета экспертов, в который могли бы входить эксперты разных отраслей и в итоге мы могли бы формировать междисциплинарный взгляд на рассмотрение проблем и формулирования возможностей. Причем важно сделать работу совета фасилитационной — по типу кластеров, в каждом из которых могли бы работать специалисты одной отрасли, но при этом общие мероприятия позволили бы сделать наработки в каждом кластере объектом обсуждения и основой для выработки междисциплинарной модели развития осознанного фермерства и сельского хозяйства в тесной связке с комплексным развитием территорий.
Nicholas Douglas Palmer
Head of Соmpassion in World Farming (UK)
—  Мы высоко ценим ту работу, которую вы проводите в России. Я бы вкратце хотел рассказать о тех трендах, которые у нас есть в Европе. Мы видим, постепенно формируется тренд на уход от экстенсивного землепользования. Мы понимаем, что промышленное фермерство наносит вред не только непосредственно природе и животным, но понимаем, насколько вредно в общем и целом интенсивное использование ресурсов. Особенно интенсивное использование антибиотикотерапии. В Евросоюзе есть ограничение. Сейчас уже потихоньку во всех странах Евросоюза становится нелегально, незаконно использовать антибиотики, кроме как по прямому назначению врача в случае заболевания животного. И теперь это уже воспринимается, как некая такая чрезвычайная ситуация, когда животное заболевает и ему нужна антибиотикотерапия. Сейчас уже считаются совершенно неприемлемыми условия, при которых крупное производство настолько переполнено животными, скученность большая и руководитель говорит «я вынужден давать антибиотики всем для того, чтобы предотвратить все возможные заболевания», такой подход является большой редкостью и дикостью.
Пандемия вызвала очень высокую озабоченность по отношению к любым инфекциям практически. Мы, естественно, не увязываем пандемию напрямую с последствиями промышленного животноводства, но мы считаем, что промышленное животноводство сыграло свою роль и может сыграть свою роль в распространении инфекций. Мы рекомендуем менее интенсивное ведение фермерского хозяйства и менее интенсивное использование антибиотиков и других лекарственных средств.
Nicholas Douglas Palmer: Фермерское хозяйство у Великобритании представляет собой небольшую долю в общем объеме экономики, меньше трех процентов от ВВП, но ведется оно на высоком профессиональном уровне. Фермерские организации поощряют переход к более высококачественным технологиям, поскольку иначе не могут конкурировать с дешевой продукцией и большое внимание уделяется маркетингу местных терруарных продуктов.
Кристина Муравьева: Производителю, фермеру нет смысла увеличивать себестоимость продукции даже во имя качества, если на нет потребительской воли и конкурентного спроса. Пока потребитель не спрашивает терруарный продукт, не интересуется качеством и подробностями его создания, пока для него не является проблемой перенасыщенность мяса антибиотиками, условия содержания животных — вся деятельность будет бесполезна для предпринимателя и экономически не обоснована. К сожалению, даже терминология сейчас многим людям не знакома. «Терруарность», «рурализация», «органическое производство» — слова, не несущие смысла для обычного потребителя. Многие верят маркетинговым этикеткам с надписью «фермерский» или «органический» продукт и думают, что органика — это только растительные истории. Разница между тем, что обыватель слышит в рекламе и тем, что эксперты видят в системе единых смыслов — колоссальная.
Наталья Старостина
председатель «Объединения потребителей России»
— Это действительно так. Даже обычное простое понятие «органический продукт» потребитель понимает, как нечто искусственно выращенное. Это я могу вам сказать именно на практике, по общению с потребителями. Объединение потребителей России занимается общественным контролем за соблюдением прав потребителей, в том числе и за качеством продукции, например, молочной, которая продается на прилавках наших магазинов. Для того, чтобы в принципе говорить об органике и о более каких-то тяжелых понятиях для потребителей, нужно, конечно, задуматься о том, как вывести это понятие в народ. Чтобы люди в принципе понимали, что органическая продукция — это, по сути, та продукция, которая соответствует всем требованиям тех же технических регламентов таможенного союза, и она безопасна для питания. Нужна простота подачи и однозначность понятий.
Прекрасный пример — борьба с пальмовым маслом, где потребитель уже перенасыщен различными понятиями, а споры, между экспертами вносят еще больше путаницы в его голову — одни эксперты говорят, что это все ерунда, пальмового масла не так много, и оно не вредно, другие эксперты говорят, что оно вызывает рак при постоянном употреблении, особенно если говорить о детях или о людях с серьёзными заболеваниями.
Другой пример — есть требования к различной выкладке молочной продукции: натуральная молочная продукция должна лежать отдельно на прилавках, а продукция с заменителями молочного жира — совершенно в другом месте, чтобы потребитель не путался. Однако мы видим, что у нас продавцы сами не понимают, как что и где должно лежать и требования не исполняются. Мы, когда проводим общественный контроль, видим, что у нас на прилавках все вперемешку.
Дальше, если говорить о фермерской продукции, то отсутствует культура производителя уже на этапе упаковки продукции. Я бы хотела сейчас вам показать несколько примеров того, как у нас, в Москве, продается фермерская продукция.
Фото: Наталья Старостина
Обратите, пожалуйста, внимание, то есть бутылки стоят на прилавке непонятно с чем. Только на ценниках написано, что это сливки, молоко, кефир, а так, по сути, бутылки наполнены неясным содержанием. Непонятно из чего творог. Где он сделан, как он сделан и главное, когда?
Кристина Муравьева: Если мы говорим о терруарном продукте, а маркирована фермерская продукция отсутствием какой-либо маркировки и то по сути мы вообще не понимаем ничего о ее качестве, не говоря о том, к какому региону она принадлежит.
Наталья Старостина: Да, вот здесь, например, написано Рязань. А откуда на самом деле мы не знаем. Мы просили показать коробки или большие бутыли, откуда это все приезжает. Ответ «у нас нет места для хранения, мы это все выкидываем». И откуда это все приехало, какие-то товарно-сопроводительные документы, ветеринарные справки, документы из системы «Меркурий» — ничего нет на руках.
Если говорить о фермерской продукции, то отсутствует культура производителя уже на этапе упаковки продукции.
Наталья Старостина
Больше того, когда называешь профессиональное целевое для фермера ПО, например, ту же систему «Меркурий», где регистрация бесплатна, то в ответ слышим — «а что это и зачем?». Обычные фермеры даже не представляют себе, как они должны работать правильно. То есть здесь мы должны, мне кажется, одновременно заниматься и просвещением потребителя, донося до него, что такое органическая продукция вообще, и что ее нужно покупать, что она полезнее и уж никак точно не вреднее. И в то же время, если, предприниматель начинает заниматься таким безответственным бизнесом, не представляя себе, каким требованиям должно соответствовать производство, продукция, содержание животных, какие документы должны быть, то нужно еще фермеров просвещать, наряду с потребителями. И продавцы, прежде чем брать такую продукцию на реализацию, также должны спрашивать у фермеров документы, маркировку, все, что должно быть по закону нанесено на такой продукции.
Я сама купила бутылку молока — потертая, помятая, откуда взялась — совершенно непонятно, надпись «молоко 150 рублей» и срок годности, который я заставила сама продавца написать на бутылке, сказав, что это для моей бабушки, я не хочу, чтобы она отравилась. То есть мы должны как-то совмещать просвещение и тех, и других. Но то, что потребитель не знает, что такое органическая продукция, а рядовой фермер что входит в понятие гуманное отношение к животным — это совершенно точно. Минимум людей представляют себе, что это такое. Только те, кто заботится о своем здоровье, а у нас пока таких не слишком много.
Что касается термина «терруарный» — он новый, не знакомый потребителю и узкоспециализированный. Потребитель, увидев такое слово, просто испугается и обойдет эту продукцию подальше. Абсолютно точно. Просвещение у нас, как правовое, так и терминологическое на очень низком уровне. Поэтому прежде всего, необходимо отталкиваться что необходимо просвещать потребителей в разрезе что покупать и за какое качество бороться, и, фермеров — как они должны работать, чтобы их продукцию покупали.
Кристина Муравьева: Хочу представить Совету Александра Мерзлова — президента «Ассоциации красивых деревень и городов». Александр — тот самый человек, который, по сути, пытается систематизировать работу с деревнями, небольшими поселениями и городками для того, чтобы это была зона устойчивого развития территорий, а не просто рекреационная история на выходные. Сейчас Александр находится в очередной экспедиции и места событий расскажет нам о специфике работы с регионами, местным производственным сектором. Эксперты Ассоциации выезжают на место, чтобы посмотреть потенциал и порекомендовать, что можно сделать для того, чтобы сама территория стала более интересной и для производителей, и для девелоперов, и для населения. Конечно, обычный фермер не обладает всеми этими знаниями. Даже если я прекрасно сделаю свой продукт, если он высоко ценится в моем регионе, это не значит, что я могу развиваться за его пределами и привлекать туристические потоки в нужном объеме. Для того, чтобы этот продукт покупали, чтобы он был известным, и ассоциация прилагает очень много усилий.
Александр Мерзлов
президент Ассоциации "Самые красивые деревни и городки России", руководитель Центра устойчивого развития сельских территорий, профессор кафедры аграрного туризма РГАУ МСХА имени К. А. Тимирязева, д.э.н; эксперт Совета Европы по культурным маршрутам
— Сейчас мы действительно находимся в процессе экспедиции — это один из форматов работы Ассоциации. Эту экспедицию мы проводим при поддержке Россельхозбанка и компании Wallet One. Сегодня мы в Псковской области, где только что приняли Изборск в нашу Ассоциацию. Эта экспедиция продлится у нас до конца месяца.
Я сам выпускник Тимирязевской сельхозакадемии, отработал в колхозе, это было такое крупное агро индустриальное предприятие еще в советское время, очень хорошее хозяйство. Но мне захотелось после этого больше экологии, больше социальной ориентации и в конце концов мы создали центр устойчивого развития сельских территорий, где провели большую работу, в том числе первая концепция устойчивого развития сельских территорий — это наша работа, из которой сейчас вышла программа комплексного развития сельских территорий. Но нам все-таки не хватало в этой работе людей, ориентации на местное сообщество, и поэтому мы создали проект «Ассоциации самых красивых деревень и городков России,» и этот формат работы дает возможность делать то, что мы считаем правильным, и предлагаем всем к нему присоединяться. Мы находим деревни, которые могут стать вдохновляющим примером обществу.
Счастливые животные являются важным критерием качества жизни самого сельского населения и гостей.
Александр Мерзлов
Этическое фермерство для нас хоть и узкий проект, но очень важный, так как затрагивает очень чувствительные нервы сельского развития. По нашему мнению счастливые животные являются важным критерием качества жизни самого сельского населения и гостей. То есть лучше пейзажи, лучше экология, добрее люди, лучше гастрономия. Нам это очень нравится. Наши деревни (входящие в Ассоциацию) вообще являются очень хорошим местом для совместных действий. Они уже тщательно просеяны сквозь сито наших критериев, они на виду у общественности, в том числе международной и мне кажется, между нами может быть очень хорошая синергия. И если фермерские проекты будут реализованы на территории наших деревень, то они бы смогли привлечь максимальное внимание к месту и подчеркнуть его уникальность. Тем более что мы входим в Федерацию самых красивых деревень и городков мира — а это одна из наиболее известных площадок для обмена опытом. В рамках этого сотрудничества у нас много проектов, такие, как «щадящая подсветка», «пластик-стоп», также мы организуем побратимство между деревнями и городами разных стран. Интересная работа, она с одной стороны приятная, с другой стороны наукоемкая и комплексная, поэтому мы были бы рады видеть вас с нами и сами готовы, конечно, внести наш вклад в ваше сообщество.
Кристина Муравьева: Спасибо вам огромное, а скажите, пожалуйста, ведь ассоциация много работает с развитием терруарного продукта. Вы работаете с опытом европейских экспертов, привлекаете русских к коллоборации. То есть по сути фермер может обратиться к вам за такой помощью?
Александр Мерзлов: Безусловно, мы можем дать такую консультацию. И есть успешные примеры развития терруарного продукта. Например, Вятское, где у нас находится штаб-квартира — у них защищено место происхождения, наименования товара по огурцу. Есть теперь известный терруарный вятский соленый огурец, рецепт образца 1903 года с тех времен он не менялся.
Кристина Муравьева: У вас великолепная профессия — не просто путешествуете, но и вкусно едите. Когда мы погрузились в тему фермерства, оказало для каждой территории есть своя история животноводства, которая близка местным и интересна гостям. На Севере это оленеводство, в Калининграде несколько прекрасных ферм по выращиванию кроликов, где-то это страусиные фермы, под Петербургом выращивают бизонов. И каждая из ферм рано или поздно приходит к модели, когда с животными приезжают пообщаться целыми семьями. И еще один интересный аспект, на который мы обратили внимание — тенденция приглашать для обмена опытом иностранных специалистов. Они приезжают со всего света, привозят сюда оборудование, технологии, разворачивают здесь производство, обучают русских, которые являются заказчиками. Это действительно так?
Александр Мерзлов: Да, это действительно тренд. Особенно здесь это хорошо чувствуется, в Псковской области. Хуторская структура сельского хозяйства. Буквально вчера мы были на малиновом хуторе, на хлебном хуторе, тут и лен, и сыроделие. В каждой деревне, если хорошо поискать, есть свой продукт, иногда продукты, которые необходимо лицензировать и продвигать на рынок. Мы хорошо взаимодействуем практически со всеми хозяйствами, поскольку гораздо легче продвигать терруарные продукты под брендом «самые красивые деревни».
Что касается внедрения новых терминов «терруарный продукт», «рурализация», «гуманизация животных» — в рамках обучения мы, конечно, это объясняем. То есть по сути это такая комплексная работа, просветительская. Мы естественно все сами не знаем, но мы готовы связывать фермеров со специалистами и в том числе с коллегами, присутствующими, для того, чтобы между нами было лучшее взаимодействие и синергия.
Кристина Муравьева: Губернаторы, руководители регионов, местная администрация поддерживает эту работу?
Александр Мерзлов: По-разному, потому что, как вы сами сказали, что понятием терруарности не все еще владеют. Кто-то очень интенсивно поддерживает, кто-то не очень, но во всяком случае противников нет, что уже хорошо. Иногда надо просто провести какое-то обучающее мероприятие, семинар, сделать обмен опытом, сделать побратимство и это становится отправной точкой работы по развитию территорий. Нужен вдохновляющий пример. Нужны лидеры, инициативные люди. Это позволяет потом хорошо развивать уже дальше всю территорию.
Представлю вам Жака Рагона, который во Франции возглавляет Ассоциацию, занимающуюся той же работой, что и мы в России, только на французской земле.
Жак Рагон
президент французской ассоциации Тайга-Европа, которая на протяжении многих годов развивает туристические проекты в России, и иностранным экспертом «Ассоциации самых красивых деревень и городков России»
— Здравствуйте, дорогие друзья. Тема Совета очень важна как в России, так и во Франции. Пандемия содействовала структурированию и продвижению реформ сельского хозяйства во Франции. Это нормально, поскольку граждане ищут здоровые продукты, которые помогут им противостоять пандемии. Также укороченные производственно-сбытовые цепочки развиваются очень быстро и это логично. Эти укороченные производственно-сбытовые цепочки помогают потребителям понять, как выращиваются животные или растут овощи на огороде. К нашему удивлению даже крупные сети начинают укорачивать эти производственно-сбытовые цепочки. И конечно это приведет к определенным проблемам, связанным с регламентами ЕС, поскольку если у нас будет свободный рынок, то очень сложно будет контролировать качество этих продуктов. Допустим, большие проблемы мы ожидаем в мясном секторе, поскольку у нас сейчас откроется рынок для южноамериканской говядины, которая может производиться с ГМО и это, конечно, будет очень сильным ударом по французским производителям говяжьего мяса.
Остро стоит вопрос продовольственной безопасности, мы знаем, что ваш президент Владимир Путин этот вопрос решает, и мы сейчас во Франции следом также этот вопрос начинаем ставить.
Укороченные производственно-сбытовые цепочки помогают потребителям понять, как выращиваются животные или растут овощи на огороде.
Жак Рагон
Я хочу еще пару слов сказать о нашем взаимодействии в этом контексте между самыми красивыми деревнями и городками Франции и России, потому что уже несколько лет мы хорошо работаем вместе. У нас есть первое побратимство между упомянутым раньше Вятским Некрасовского района Ярославской области и Семюр-ан-Брионне в Бургундии, тоже самой красивой деревни Франции. Вероятно, вы хорошо знаете породу КРС шароле. Или, допустим, лимузинскую другую породу КРС французскую. И вот как раз колыбель, терруар шароле находится в Семюр-ан-Брионне, побратиме Вятского. И, конечно, чтобы защитить это мясо, мы ввели маркер защиты места происхождения продукции. Он гарантирует не только качество продукта, но и самой травы, пастбищ, методов выращивания, включая этический аспект содержания животных. И вот допустим в регионе находятся Семюр-ан-Брионне часть коров имеют это маркер, а часть не имеют, то есть не имеют этой защиты. И заботящееся о себе покупатели, конечно, покупают продукцию с маркировкой и часто у самих производителей на местах. Но это же мясо может продаваться и у мясников, и иначе.
Еще я бы хотел сказать, что если мы говорим об этике в сельском хозяйстве, очень важно понятие пейзажа. Как раз в этой зоне терруара шароле, там очень специфичный пейзаж, так называемые бокажи, это сформированные под как раз воздействием животноводства очень красивые пейзажи. Потому что аутентичность самой деревни, окружающих ее пейзажей вместе с аутентичностью этих коров — это все составляет единое целое, нераздельное созерцание. И настолько это важно, что сейчас подана заявка на включение в предварительный список материального наследия ЮНЕСКО с этими бокажами.
И завершая, я хочу сказать, что мы сейчас совместно выиграли один проект, который реализуется в рамках перекрестного года децентрализованного сотрудничества России и Франции (с французской стороны его курирует Министерство иностранных дел) и этот проект касается новых побратимств между российскими и французскими деревнями, и мы предлагаем к нему присоединиться. После снятия ограничений на передвижение в период пандемии мы ожидаем приезда российских делегаций и с нетерпением ждем, когда сможем выехать к вам.
Кристина Муравьева: Как строится работа с инвесторами во Франции, то есть поддерживает ли бизнес движение ассоциации в сторону этического производства?
Жак Рагон: Такой процесс начат. Крупные сети стали инвестировать в укороченные производственно-сбытовые цепочки, также связанные с этическим производством и содержанием животных. Но тут надо быть очень внимательным, поскольку у них, конечно, главные интересы — их собственный бизнес и это может быть очень обманчиво. Есть и более опасные инвесторы. Допустим, сейчас очень большие инвестиции идут в производство и разработку синтетического мяса. И часто они могу маскируются под этические или фермерские сообщества, допустим. Например, у нас есть производство белка на базе насекомых, которое называется «мы фермеры». В общем, как говорится, когда возникает хорошая, интересная идея, всегда есть опасность, чтобы кто-то захочет ее перехватить, надо быть начеку. Хочется сделать на этом акцент.
Кристина Муравьева: По-моему, у нас совершенно схожая история, и в России, и во Франции. А как к теме гуманизации животных относятся фермеры во Франции, вы уже говорили, что это в том числе и пейзаж, который должен быть очень красивым для того, чтобы это было продаваемой картинкой, но и содержание животных? Есть ли какой-то контроль со стороны государства за этим?
Жак Рагон: Во Франции сейчас идет большая борьба в этой области. Между интенсивными крупными производствами, которые относительно, конечно, крупные по сравнению с российскими, и производствами более мелкими, где более гуманное отношение к животным. Помимо прямого вреда здоровью от продукции интенсивного животноводства очень много неучтенных экстерналий, внешних эффектов на природу, на пейзаж, и это очень сложно бывает посчитать и комплексно оценить. Надо сказать, что сейчас наше сообщество, все больше и больше начинает понимать комплексность такого вреда, видеть совокупность проблем и все больше обращать внимание на этику содержания животных.
Помимо прямого вреда здоровью от продукции интенсивного животноводства очень много неучтенных экстерналий, внешних эффектов на природу, на пейзаж.
Жак Рагон
Поскольку такой сдвиг в сознании населения постепенно происходит, я думаю, что вот эти укороченные цепочки, небольшие фермы, которые занимаются экологическим или интегрированным производством, могут в конце концов даже выиграть в борьбе с большими. Важным показателем является усиление процесса рурализации, то есть горожане, вот то, о чем говорил коллега в начале, они приезжают жить в сельскую местность для того, чтобы быть ближе к природе и иметь возможность питаться более здоровой пищей, выращенной с использованием этических норм. Мы знаем, что у России очень большой, даже больше, чем у Франции, потенциал производства экологической продукции и если также будет происходить такой сдвиг в сознании, то у России все получится еще лучше, чем у нас. И деятельность самых красивых деревень и городков во всем мире «Федерации самых красивых деревень и городков мира», куда входят обе наши ассоциации, как раз позволяют красиво, наглядно показать эту работу. Спасибо вам за ваше внимание.
Кристина Муравьева: Из северной части Франции, где находится сейчас Жак, мы перенесемся на северо-запад России в Ленинградскую область, где Леонид Цой, основатель фермерского проекта — «Это у нас семейное», расскажет о том, как сегодня существует фермер в России.
Пожалуйста, расскажите о том, как вы видите эту историю со стороны фермера, человека, который непосредственно участвует своими деньгами, создал одно из немногих предприятий, работающих по всем правилам, и у которого есть прекрасный ресторан, где можно попробовать ту продукцию, которую вы производите.
Леонид Цой
собственник и идеолог фермерского проекта «Это у нас семенное», ресторана «Молоко» и сети фирменных фермерских магазинов (Санкт-Петербург)
—  У нас молочное хозяйство, племзавод «Сумино», 150 голов коров на откорме стоит, корм мы также создаем сами. Построили птичники с разными видами птиц. Есть переработка, молочная продукция, часть молзавода занимает у нас Джанфранко, итальянец, он производит итальянские сыры на нашей площадке, молодые в основном сыры. Мы выращиваем два вида рыбы в Тихвинском районе: радужная форель и стега.
Затем мы сделали следующий шаг — это открыли фирменные магазины в Санкт-Петербурге, на сегодняшний день их три. И ресторан «Молоко».
Таким образом у нас получился проект, в котором весь процесс от поля до тарелки. То есть мы практически от заготовки корма до готового уже блюда проходим весь процесс. Конечно такие проекты очень финансового затратные. Не каждый рискнет. Если мы говорим, конечно, о здоровом питании, здоровой нации то в первую очередь, конечно же, мы это делали для себя, для своей семьи и близких, чтобы победить историю с аллергией и так далее и потом получилось развить проект и дать людям качественный продукт.
Не каждый понимает, почему себестоимость или стоимость настоящего фермерского продукта получается выше фабричной.
Леонид Цой
В России культура органической еды, к сожалению, пока отсутствует, и не каждый понимает, почему себестоимость или стоимость настоящего фермерского продукта, она получается выше фабричной. Если мы говорим «довести до полки», то конечно стоимость продукта органического, она получается на порядок выше всех других продуктов. Особенность и минус, наверное, я сейчас не буду говорить там за другие регионы в России, но в Ленинградской области, к сожалению, одна из серьезнейших проблем — это кооперация, вернее ее отсутствие. Если во Франции существуют ассоциации животноводов, они общаются и поддерживают друг друга, и стараются выжить сообща. То у нас, к сожалению, психология фермеров, более сложная и договориться они между собой практически не могут. Мои попытки настроить систему совместной реализации продукции не увенчалась успехом и пришлось мне открывать самому магазины и ресторан. Мы взаимодействуем с фермерами, продаем их продукцию, более того, скажу, что есть даже продукция, которая приводится к нам из других регионов России. Поскольку реализация продукции — главная составляющая бизнеса, то эта тема для всех важна. Но профессиональной поддержки и кооперации в отрасли нет — каждый сам за себя.
Кристина Муравьева: Скажите, пожалуйста, сейчас многие хотят приехать, посмотреть на производство, на животных, посмотреть, как это все создается. Есть ли у вас возможность какие-то экскурсии делать для людей, чтобы они понимали разницу между тем продуктом, который производится вот таким образом, и между тем продуктом, где курицы сидят в маленьких клеточках и где неизвестно, как это все содержится?
Леонид Цой: В планах было изначально, что мы будем проводить такие экскурсии, принимать гостей, показывать, рассказывать и делиться опытом, но из практики на сегодняшний день мы от этой идеи отказались. Почему? Что касается птицы, то мы не используем антибиотики и при посещении группы у нас погибла почти вся птица. Что касается крупных животных — есть момент безопасности. Быки у нас стоят различной весовой категории и, в общем то, опасность есть — если рядом окажется ребенок то бык может его легко травмировать. А это ответственность. Таких рисков много.
Поэтому у нас появился проект, который я хочу реализовать практически на границе Санкт-Петербурга и Ленинградской области, сейчас я прохожу этап получения разрешения на строительство, это должен быть большой фермерский магазин и рядом с ним я предполагаю создать агрозону с небольшим количеством мелких сельхоз животных. Там, где сможем мы вот эту историю в какой-то степени продвигать. И, в общем-то, такого проекта в Санкт-Петербурге нет точно.
Денис Сережкин
управляющий партнер Wallet One (РНКО «Единая касса»), член Генерального совета «Деловой России», один из организаторов экспедиции по деревням России «Русский север 2.0.» (Москва)
— После длинного и такого профессионального выступления моих коллег Жака Рагона и Александра Мерзлова уже сложно что-то добавить, но пару слов я хотел бы сказать, во-первых, про Ассоциацию. Пока Александр Мерзлов находится в основной экспедиции, у нас другая группа выехала в Калининградскую область, откуда я и вещаю сейчас. Мы планируем проехаться по местным красивым деревням на предмет вступления в последующем в ассоциацию. Калининградская область — это нестандартные для России деревни — очень самобытные. Рурализация, это новое слово, но сейчас оно становится все более актуальным не только в России, но и в Европе, и многие люди уже знакомы с этим термином. В Европе в 2020 году прошла большая конференция, где речь шла о выделении большого пакета финансирования движения по рурализации.
Кристина Муравьева: Как вы относитесь к теме создания совета?
Денис Сережкин: Конечно, я отношусь позитивно. У нас есть сейчас институт амбассадорства, в котором участвуют известные публичные люди, помогающие отдельным деревням, эту работу нужно проводить более системно, создавать советы, чтобы вести комплексную работу. Было бы очень здорово, если бы такой совет появился. С каждым годом всё больше и больше людей поддерживают, и мы открыты для сотрудничества и обмена опытом.
Кристина Муравьева: Перейдем к теме работы ветеринарной отрасли и гуманного обращения с животными.
Светлана Щепеткина
кандидат ветеринарных наук, руководитель научного консультационного центра по разработке и трансферу системных технологий в ветеринарии и сельском хозяйстве ФГБОУ ВО СПбГАВМ)
—  У нас нет заботы о фермерах и, соответственно, поголовье скота находится постоянно под каким-либо риском, потому что нет системы вакцинации, как это принято в других странах. Когда фермер находится в критической ситуации, у него болеет животные и ему нечем лечить, и подсказать ему никто ничего не может, он начинать пользоваться разными способами и средствами, применять антибиотики, и то, и се, а это, конечно, попадает все в продукцию и, как правило, не приносит результата. Поэтому это является основной проблемой, мне кажется, подобные советы нужны для того, чтобы поднимать вопрос о ветеринарном обеспечении или хотя бы о системе ветеринарного консультирования в регионах, чтобы «а», фермер мог обратиться к кому-то, пусть это будет теле ветеринария и узнать, что ему делать сейчас с животным, это вопрос номер один, так помочь, и второе — как обратиться к ближайшему врачу, чтобы можно было оказать оперативно помощь.
В июне 20 года Россельхозбанк запустил чат ветбота, обоснование было, что 100 тысяч фермеров в России хотят получать помощь. Прекрасная инициатива, Фермеры задавали вопросы, касающиеся кахексии, остеомаляции, визикулы, пустулы, я думаю, что эти термины знает даже не каждый, наверное, ветеринарный врач. И результатом такого обращения было «неизвестная болезнь, обратитесь к ветеринару», соответственно, если мы заходим на ссылку «обратитесь к ветеринару», то мы находим врача, который лечит собак и кошек. То есть ситуация абсолютно патовая для фермеров, у нас нет врачей, у нас нет лабораторий, нет справочной системы, которая могла бы адекватно помогать фермеру в сложной ситуации.
Поголовье скота находится постоянно под каким-либо риском, потому что нет системы вакцинации, как это принято в других странах.
Светлана Щепеткина
Что касается темы гуманизации животных, то она для производителя важна, потому что если о животных, даже в промышленных условиях это возможно, заботиться хорошо, то животные не болеют, соответственно, производят безопасную продукцию, и потребители довольны. Не стоит это больших денег, потому что система мероприятий всегда оптимизирует расходы производителя. Но, к сожалению, у нас таких производителей единицы, этому нужно учиться, а программы никем не финансируются на сегодняшний день.
Если мы берем учебные заведения, то они вполне могут обеспечить регионы количеством специалистов, другой вопрос то, на каких условиях идут эти специалисты работать. Вот сегодня я была в нашем университете ветеринарной медицины, на как раз предложениях работодателей в Ленинградской области, в Санкт-Петербурге. Если ветеринарная клиника может предложить им 50 тысяч и выше то, соответственно, животноводческое хозяйство крупное, по выращиванию, например, коров — это 30 тысяч рублей заработная плата врача, без предоставления жилья, социального пакета и так далее. И, соответственно, если мы берем маленькие хозяйства, то там совершенно минимальная зарплата, я считаю, что правильнее действовать, как делается за рубежом — то есть ветеринарный врач обслуживает определенный регион, он за ним закреплен и, соответственно, все знают его, он знает всех, он оказывает помощь. Чтобы заманить врача на работу, нужно ему обеспечивать условия.
Татьяна Баландина
руководитель NATIONAL CENTRE FOR FARM ANIMAL ANALYTICS/ NCFAA, проект «Модерн Ферма»
—  Мы ходим вокруг темы гуманизации содержания животных в сельском хозяйстве, но не обсуждаем, что мы имеем в виду, когда говорим о правильном содержании животных.
Мне очень приятно, что цель нашего проекта «Модерн Ферма» совпадает с целью совета экспертов, потому что мы также привлекаем к диалогу экспертов для комплексного развития территорий и выведения животноводческой промышленности на новый уровень с точки зрения качества продукции, стандартов безопасности. В настоящее время появилось очень интересное направление, о котором сегодня уже говорила и Кристина Юрьевна, и говорили наши коллеги, это агротуризм, когда люди приезжают на фермы, смотрят на содержание животных, любуются пасторальными пейзажами и покупают продукцию, которую ферма производит. В центральной России я знаю, что таких ферм много, в Татарстане, в Московской области это уже есть. Прекрасный проект экспедиции по малым городам и деревням дает представление об уровне потенциала развития частных фермерских хозяйств — есть куда развиваться. И эти активности способствуют достижению цели устойчивого развития регионов.
Я считаю, что нужна, и сегодня об этом уже не раз говорили, междисциплинарная работа экспертов. Потому что обратите внимание, мы сегодня все говорим об одном и том же, но с разных сторон, и такой создается пазл, полная картина, чем мы друг другу можем быть полезны. И соответственно для того, чтобы содействовать вот этому комплексному развитию и ответственному подходу развития ферм, нужно действительно совместить инициативы государственного сектора на федеральном уровне, взять региональные наработки, которые учитывают и специфику региона, и местные условия, потому что у нас страна большая, условия везде разные, территории огромные, поэтому нужно учитывать все мелочи, все особенности. И также нужно сформировать комплексную систему потребления качественных продуктов, наладить общественный контроль и ввести сознание профессионала и обывателя суть понятия «этичное», «гуманное» отношение к животным в сельском хозяйстве, наполнить его смыслом.
Проект экспедиции по малым городам и деревням дает представление об уровне потенциала развития частных фермерских хозяйств.
Татьяна Баландина
Существует такое понятие как «5 свобод животных в сельском хозяйстве» — именно они являются маркерами качества продукции в конечном итоге. Это свобода от голода и жажды, свобода от дискомфорта, чтобы можно было животным, птицам не ограничивать движение, свобода от боли, травм и болезней — это как раз об адекватной ветеринарной поддержке, о чем говорила Светлана, свобода естественного поведения и свобода от страха и стресса. Хорошие корма без разных примесей, адекватная ветеринарная поддержка фермеров, хорошие условия содержания животных, наличие территорий для свободного выгула — все это на выходе даёт здоровый продукт и гуманное обращение с животными.
Призываю к комплексной работе экспертного сообщества в вопросе формирования понятия этичного ведения фермерского хозяйства, потому что у нас у всех разные компетенции, и мы можем привлечь к работе государственный сектор, донести даже до того же агентства стратегических инициатив необходимость ведения такой работы и, соответственно, мы можем привлечь иностранных экспертов, которые уже прошли становление рынка и могут поделиться опытом. У нас много разных «мы можем» и я предлагаю, что вот это «мы можем» превратить в «мы делаем».
Кристина Муравьева: Каждый потребитель хочет получать хорошую продукцию, понятно, что их надо обучать что такое хорошо и что такое плохо. Но большой вопрос в осознанности самого производителя — хочет ли сегодня бизнес переходить на органическую продукцию, терруарный продукт, вкладываться в историю развития того места, где он находится? Что мешает собственникам и руководителям сельскохозяйственных предприятий и небольших фермерских хозяйств это делать?
Любовь Беляева
управляющий партнер "Фактор роста", эксперт в области работы со стратегической инициативой акционеров и собственников
— У меня такая неблагодарная, наверное, роль. Я в общий хор энтузиастов добавлю немного, наверное, пессимистических ноток. Первое — десятилетиями складывающаяся психологическая ориентация на город, курс на урбанизацию, весьма успешно пропагандируемые идеи привлекательности городской жизни привели в результате к тому, что у большинства сформировалось представление о том, что жить в деревне — это не престижно. Процесс этот был очень длительным и принес свои устойчивые плоды, то есть если упростить, то в представлении большинства если ты живешь в деревне, значит ты не состоялся, и чтобы это представление трансформировать, необходим тоже достаточно серьезный вклад и время, и здесь ожидать быстрых результатов не приходится. Второе — рурализация — это все-таки достаточно долгосрочный проект, подразумевающий огромное количество системной работы и вложенных усилий. А все, что связано с получением отсроченного результата, вызывает достаточно серьезный уровень сопротивления и недоверие в первую очередь у представителей бизнеса. А без ярких представителей этой категории реализовать это будет достаточно трудно. Необходима четкая экономическая модель, которая бы систематизировала инициативы по направлениям, нужен максимальный детализированный план реализации, и объективные знания о реальности. Ну и третье, конечно, элемент содействия государства, экспертов и общественных организаций, потому что один из таких достаточно распространенных страхов — «я вложу, я начну, а потом я останусь один на один со своими воплотившимися рисками и со своими, собственно говоря, результатами».
Необходима четкая экономическая модель, которая бы систематизировала инициативы по направлениям.
Любовь Беляева
Одним из условий, которые обеспечивают успешность внедрения глобальных идей, является опора на успешный аналогичный опыт. А сейчас большинство примеров, которые приводятся, из опыта европейских стран. Это действительно другие климатические условия, большинство наших территорий находятся в зоне рискового земледелия, особенности менталитета, четко выраженные в представлении пословицы «что русскому хорошо, то немцу смерть». Нужна систематизация положительного опыта в России и ретрансляция на аудиторию.
Пять свобод — принцип гуманизации необходимо более глубоко адаптировать под наши условия, потому что та же свобода естественного поведения, свобода перемещения в силу того, что на нашей территории от 6 до 9 месяцев зима, будет реализоваться достаточно сложно, а все, что в нашем представлении не укладывается в реальные условия, сразу же вызывает скепсис и протест у бизнеса, что снизит возможность воплощения таких прекрасных идей. Ну, если резюмировать все, что уже было озвучено, то успех возможен только если будет налажен диалог и найдены точки соприкосновения между представителями разных социальных структур. Это общество, власть, эксперты, и тут очень важный элемент — это координационный центр, который бы понимал потребности всех этих структур, говорил на их языке и находил бы те самые мостики, те самые связи, которые бы объединяли эти интересы, а это и достаточно высокий уровень компетенций, и, очень важно, условие вовлеченности того самого координационного центра, потому что здесь нужно и терпение, и понимание, что придется работать с серьезным уровнем сопротивления и сложности. Пока это очень красивый пазл, в котором каждая из сторон видит свои преимущества, свои риски, свои возможности, но вот целую картинку — пока не собрать в единую модель воплощения. Над этим предстоит работать.