• USD Бирж 75.34 -0.62
  • EUR Бирж 89.93 -0.28
  • CNY Бирж 11.49 -0.07
  • АЛРОСА ао 86.96 +-0.52
  • СевСт-ао 1131.6 -8.6
  • ГАЗПРОМ ао 187.37 +-0.15
  • ГМКНорНик 21440 +-22
  • ЛУКОЙЛ 5320.5 +-59
  • НЛМК ао 193.64 +-0.74
  • Роснефть 471.85 +-1.75
  • Сбербанк 250.09 +-1.26
  • Сургнфгз 37.285 +-0.12
  • Татнфт 3ао 533.5 -0.5
  • USD ЦБ 75.47 75.81
  • EUR ЦБ 89.89 89.89
Русский Север 2.0
«Эксперт Северо-Запад» принял участие в VII экспедиции «Русский Север 2.0», организованной ассоциацией «Самые красивые деревни и городки России».
20 дней в пути
5 768 км на Север
30+ поселений
18 сентября — 7 октября
За 20 экспедиционных дней
За 20 экспедиционных дней мы проехали через Ярославскую, Вологодскую, Кировскую и Архангельскую области, чтобы наметить новые туристические маршруты, отобрать претендентов на звание самых красивых деревень и городков России и посмотреть, как развиваются те, кто уже это звание получил. На протяжении долгого северного пути мы беседовали с членами экспедиции, жителями, бизнесом и властью, чтобы понять, как село оказалось в системном кризисе, почему развитие АПК не решит всех проблем и что такое северная рурализация. Разобраться в ситуации нам помогли лидеры экспедиции из Ассоциации самых красивых деревень и городков России (АСКДР). Генеральным партнером экспедиции выступил «Россельхозбанк». Благодаря РСХБ и одному из организаторов экспедиции Wallet One (РНКО «Единая касса») оказывалась точечная поддержка на местах, собирались заявки и анализировались проблемы людей на малых территориях, формировались комплексные меры поддержки.
Трейлер VII экспедиции «Русский Север 2.0»
Видео: DoctorFilm
1
Почва для устойчивого роста
Развитие сельских территорий: агропромышленная модель vs модель устойчивого развития сельских территорий
В последние годы Россия нарастила экспорт сельхозсырья до 20 млрд долларов в год. К 2024 году стоит задача увеличить эту цифру до 45 млрд. Решать ее предполагается в основном за счет агропромышленных комплексов (АПК). Меж тем, это не единственный способ достигнуть цели: одна только Франция производит терруарную сельхозпродукцию на 40 млрд евро в год внутри малых предприятий, параллельно с действующей агропромышленной моделью.
Терруар
Cовокупность природно-климатических условий в строго определенной местности, знания и умения людей по производству конкретного продукта.
Узкоотраслевой аграрный подход сформировался еще в советские времена, когда форсированная индустриализация и насильственное кооперирование привели к экономической дифференциации России на промышленные и аграрные регионы. Они, в свою очередь, развивались преимущественно за счет крупных производств — даже на территориях с ограниченным аграрным потенциалом. С одной стороны, такой подход отвечал запросам времени и давал хорошие результаты: сырье для легкой и пищевой промышленности производилось в больших объемах, бюджет получал крупные налоговые отчисления, обеспечивалась продовольственная безопасность государства. С другой стороны, такой повсеместно развитый тип производства привел к однобокому аграрному развитию сельских территорий и связанным с этим проблемами.
Во-первых, в такой модели АПК становятся практически единственным работодателем в сельской местности, так как предприятия по переработке и торговле сельской продукцией строятся в основном городах. Однако при развитии сельхозтехники рабочая сила высвобождается. Например, традиционные технологии производства зерна требуют 25 работников на 1000 га, высокоинтенсивные технологии требуют 5 работников в России и 2 в США соответственно. Это приводит к увеличению безработицы на селе и оттоку работников в город.
С цифровизацией тренд только усилится, а значит, усилится обезлюдение деревни, что косвенно подтвердил Собянин в 2017 году: «У нас в сельской местности проживает сегодня условно лишних 15 млн человек, которые для производства сельскохозяйственной продукции с учетом новых технологий производительности на селе, по большому счету, не нужны». Иными словами, аграрное производство находится в противоречии с целями развития сельских сообществ, так как не предусматривает вовлечения селян в другие виды деятельности, а в критериях его оценки отсутствует занятость как таковая.
Во-вторых, на крупные советские сельхозпредприятия были возложены дополнительные функции по наполнению местного бюджета, поддержке инфраструктуры, коммунальных и социальных учреждений, обустройству территорий. Это привело к тому, что социально-экономическая жизнь концентрировалась в крупных сельских центрах, а небольшие деревни и фермерские хутора постепенно вымирали.
К 2000-м годам модель не сильно изменилась: когда в режиме контрсанкций власти развернули программу продовольственной безопасности, они опирались на вертикально интегрированные предприятия, примерно в соотношении 80:20. И старые проблемы высветились с новой яркостью.
Говоря о преимуществах крупномасштабного производства, чаще всего имеют в виду узкое поле экономической эффективности. Однако к сельскому хозяйству неправомерно относиться только как к бизнесу.
При подсчете экономической эффективности АПК за скобками остаются проблемы, которые они порождают: зачастую нерациональное размещение производительных сил, слабая социально-бытовая инфраструктура, истощение рекреационного потенциала ландшафтов, уничтожение архитектурного наследия, сокращение биологического разнообразия. Причина — в слабом пересечении интересов АПК и населения, которое лежит в сугубо экономической плоскости: это социально-экономическая стабильность территории, развитая инфраструктура — транспортная, коммунальная и банковская. За кадром остаются интересы населения — мощные драйверы развития. Это и конкурентная предпринимательская среда, и работа с аборигенной продукцией, и развитие культуры — всё то, что в долгосрочной перспективе повышает уровень жизни, замедляет отток населения из села и привлекает туристов.
Кирилло-Белозерский монастырь, город Кириллов. Фото: Павел Юринов.
Сегодня, когда мы видим, что промышленный рост затормаживает и создает диспропорции в развитии, а инновации в аграрной области будут эти диспропорции усиливать, появляется необходимость ее исправлять — за счет деятельности в других сферах.
У концентрации на агропромышленном производстве есть риски: высокая волатильность цен на такую продукцию, прогноз ФАО (Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН) по целому ряду направлений неблагоприятен.
Деревня Зехнова. Фото: Павел Юринов.
Особенность УРСТ В России — это климат и неоднородность сельских территорий, которые занимают две трети площади страны. 75% населения России живет в районах с суровыми климатическими условиями. Только 5,5 миллионов квадратных километров России относится к эффективной территории (среднегодовая температура ниже — 2 °C; расположение относительно уровня моря — выше 2000 м). Это 5-е место в мире, схожая ситуация в Канаде и Швеции. Климатические и экономические различия обусловливают формирование территорий, диаметрально различных по социально-демографическим характеристикам: от малочисленных деревень, находящихся в сильной зависимости от лесного и сельского хозяйства, до больших поселений, обладающих определенной автономией по отношению к объектам сельскохозяйственного производства. В советский же период АПК размещали без учета природных особенностей, зачастую на территориях, не благоприятных с климатической и демографической стороны. Отложенный эффект мы наблюдаем и сегодня: некоторые такие хозяйства становятся экономическими не эффективными, теряют работников и сокращают площади сельхоугодий, негативно влияют на ландшафт.
«Опыт наших экспедиций показал, что зачастую агрохолдинги находятся в зонах с высокими рекреационными потенциалами и невольно их разрушают. В России колоссальные пространства и низкая плотность населения. Места должно хватать всем, в том числе разным типам производства».
— Александр Мерзлов, президент АСКДР
Поэтому государственную поддержку таких масштабных проектов, как развитие АПК и сельского социума центр УРСТ предлагает основывать на типологии сельских территорий. При таком подходе для каждого типа будут определяться собственные, отличные от других, параметры развития, которые учитывают местный климат, природу, экономический и социальный потенциал. В этом случае программа развития территории будет грамотно задействовать ее сильные и слабые стороны.
Условно можно выделить два основных типа территорий, между которыми находятся разнообразные промежуточные формы. Это экологически устойчивые зоны с низкой плотностью населения, которые благоприятны для агроиндустриального производства, а также селитебные зоны с высоким культурным и рекреационным потенциалом, где целесообразно стимулировать релокализацию экономики, развивать индивидуальное жилищное строительство и мелкомасштабное сельское хозяйство. Переход от одной модели к другой не снижает, а в некоторых случаях и увеличивает финансовую устойчивость бизнеса в сельских территориях.
Для развития селитебных зон второго типа с высоким качеством жизни необходимо последовательно устранять цифровое неравенство между городом и селом. В таких условиях для широкого круга профессий, непосредственно не занятых в производстве в городах, открываются к колоссальные возможности удаленной работы. Создание таких зон высокого качества жизни станет стимулом для обратной миграции населения из перенаселенных городских агломераций.
В отличие от крупных вливаний в агрохолдинги, модель УРСТ основана на множестве небольших инвестиций. Такая диверсифицированная сельская экономика организуется местными сообществами для собственной выгоды, задействует местное самоуправление и опирается на институты развития: агентства территориального развития, университеты, выстроенные вокруг местных брендов кооперативы, турофисы, банки, фонды поддержки. Вместе они создают сеть устойчивости, которая обеспечивает стабильный доход и высокое качество жизни.
Связь между типом сельхозпроизводства и качеством жизни становится наиболее зримой в пейзаже: у агрохолдингов бесконечные монотонные поля либо мегафермы, где в основном производится недорогая и безвкусная продукция. Рядом с ними обычный человек не захочет жить из-за риска загрязнения воздуха, воды и некрасивого пейзажа. Малые же производители формируют привлекательный для жизни ландшафт: это небольшие разноцветные и разноконтурные поля, малые красивые стада, сады. Чем больше малых производителей, тем больше выбор качественной продукции. Здесь вырисовывается закономерность: чем лучше местные люди едят, тем лучше окружающий пейзаж, тем выше качество жизни в целом. И наоборот.
Громо, самая красивая деревня Италии. Фото: gromo.eu
Модель УРСТ хорошо дополняет агроиндустриальную, при этом согласовывая темп и характер развития сельского хозяйства с другими секторами экономики. Страны от Франции до Китая поддерживают УРСТ на государственном и общественном уровне. Так, например, с 2000 по 2006 годы на социально-экономическое содействие территориям, имеющим структурные проблемы, Европейский фонд региональная развития FEDER Социальный европейский фонд FSE направили 22,5 миллиарда евро.
Cardaillac, самая красивая деревня Франции. Фото: les-plus-beaux-villages-de-france.org.
В 1982 году во Франции появилась ассоциация Les Plus Beaux Villages de France («Самые красивые деревни Франции»). Ее цель было дать сельским жителям и деревням, обладающим культурным и природным наследием, шанс для развития в меняющемся мире, так как сельское хозяйство не могло дать рабочие места всем, а сельский туризм хорошо удлинял стоимостные цепочки. Сегодня Les Plus Beaux Villages de France — это один из самых известных брендов качества жизни французского населения, развития туризма, гастрономии (ассоциация имеет собственную мишленовскую карту). Другой вдохновляющий пример — итальянская ассоциация также является одним из самых узнаваемых туристических брендов в Италии. В ассоциации состоит более 300 членов, а их оборот до пандемии составлял около 2 млрд евро. Такой результат достигается за счет того, что вокруг ассоциации работает целая экосистема: собственная турфирма, продажа гастрономической продукции под своим брендом, партнерская работа с девелоперами. Так, при инаугурации в АСКД Италии стоимость земли и недвижимости принимаемой деревни возрастает иногда в 5−7 раз. Многие девелоперы охотятся за этими территориями, чтобы предложить властям обустроить центр и затем иметь возможность построить поблизости коттеджные поселки с тем же адресом.
За счет терруарной продукции Италия получает стабильную валютную выручку, так как цены на гастрономическую продукцию гораздо менее волатильны, чем на агропромышленную. Итальянская региональная продукция — это всего 10% от производства и 37% от итальянского сельскохозяйственного экспорта. Она является «витриной», улучшая имидж страны и принося дополнительные доходы от туризма.
Агротуризм становится новым мировым трендом и еще одной точкой роста сельского бизнеса. В Европе, по данным Ассоциации сельского туризма (Eurogites), в отрасль вовлечены примерно 100 тыс. ферм. Отрасль напрямую и косвенно поддерживает около 1 млн рабочих мест, и при этом генерируется около 150 млрд евро выручки. В Европе агротуризм приносит порядка 35% от совокупного дохода сельхозпроизводителей.
К 30 ноября в Евросоюзе завершится общественное обсуждение инициативы по формированию долгосрочной концепции развития сельских территорий до 2040 года. Согласно дорожной карте документа, гармонично развивающиеся сельские территории — основа зеленой и стабильной Европы, источник высококачественной продукции и хранитель культурного разнообразия. Инициатива фокусируется на решении пяти ключевых вопросов сельских территорий: демографический спад, слабая обеспеченность системами связи, низкий уровень доходов, ограниченный доступ к услугам, а также кризис, вызванный ковидом. Инициатива коснется 96 млн сельских жителей, которых, несомненно, будет больше в связи с трендом на рурализацию, подогретым пандемией.
2
Сойдет для сельской местности
Как диспропорция экономического развития «город-село» разворачивается на 180 градусов благодаря сельскому туризму и рурализации.
Устойчивое развитие сельских территорий (УРСТ) — объемная тема, но говорить мы будем только о двух важных вещах — о рурализации (обратной миграции из города в село) и сельском туризме. Это те точки, с которых можно увидеть картину УРСТ в целом, и те тренды, которые стали ведущими в 2020 году и останутся таковыми надолго.
Рурализация
Городок Каргополь. Фото: Павел Юринов.
Один из важных индикаторов программы Минсельхоза по комплексному развитию сельских территорий — приостановить их депопуляцию. При этом процесс рассматривается односторонне: предполагается создавать лучшие условия для селян, чтобы они не уезжали в крупные города, хотя бороться с психологической ориентацией села на город, которая складывалась десятилетиями, довольно сложно. А если развернуть процесс и направить поток горожан в сельскую местность? Процесс обратной городской миграции, или рурализация (в противовес «урбанизации») для европейских деревень уже стал обычной практикой: села активно рекламируют себя и свою свободную недвижимость для горожан. В России рурализация начала приобретать популярность по нескольким причинам, не в последнюю очередь благодаря появлению интересных банковских продуктов для селян-жителей и селян-предпринимателей, бесплатных «Дальневосточных» и «Ленинградских» гектаров, при всех их сопутствующих сложностях. О появлении рурализации говорит и тот факт, что более половины заявок на сельскую ипотеку приходит от горожан. Однако по-настоящему мощным фактором рурализации стала пандемия: многие успели попробовать сельскую жизнь на вкус, перебравшись в арендные загородные дома на время локдауна.
Но если уж переезжать в деревню, то лучше — в самую обустроенную и имеющую статус «Самой красивой деревни России. В 2018 году, еще до пандемии, появился первый прикладной шаг в этом направлении: по инициативе Wallet One и АСКДР заработал всероссийский проект в поддержку рурализации сельских территорий России «Рурализация. Моя земля». На платформе ведется каталог деревень, в том числе самых красивых, существуют местные сообщества и блоги для тех, кто только собирается рурализироваться. Сайт помогает подобрать лучшую деревню исходя из удаленности, экологии, планов по заработку, наличию школ и др. В будущем платформа объединит ФОИВы и связанные программы комплексного развития сельских территорий, чтобы облегчить переезд горожан в сельскую местность, помочь им лучше интегрироваться, а местным жителям — понять пользу от горожан. В 2020 году проект попал на форум АСИ «Сильные идеи для нового времени».
«Достаточно и молодых людей, которые не просто уезжают, а создают поселения, например, Поселок программистов в Кировской области. Технологии 5G, расширение зон интернет-покрытия, онлайн-обучение, удаленная работа — все это способствует рурализации среди молодых людей».
— Дмитрий Панов, вице-президент АСКДР, управляющий партнер Wallet One
Рурализация в России
Источник данных: Росстат, 2017
1,4 млн
россиян рурализировалось
45%
Динамика годового роста переселения в сельскую местность
25 млн
россиян готовы переехать в сельскую местность
Многие горожане переезжают, чтобы развивать местные аутентичные проекты, причем преуспевают в этом лучше, чем местные. С одной стороны, они знают местные особенности и сильные стороны, с другой — лучше понимают туристов-горожан и знают, какой образ им нужно преподнести. Социальная проблема, которая здесь может возникнуть, — конфликт местных и приезжих. Пренебрежительное отношение к селу, в том числе подогреваемое СМИ, коллективизация, слабый учет интересов селян в аграрной политике привели к трагической для страны ситуации: село обижено на город, ругает его, но — хочет быть на него похожим. Для селян важно понимать, что приехавшие горожане могут привезти с собой новые подходы для лучшего качества жизни. Преодолеть бытовое отторжение и быстрее выйти на полосу взаимовыгодного сотрудничества — это одна из генеральных целей экспедиции. Безусловно, экспедиция — всего лишь шаг на пути решения этой давней и комплексной проблемы, но шаг важный и необходимый.
Для превращения рурализации в долгосрочный тренд, в новой государственной программе УРСТ необходимо расширить спектр показателей качества жизни, в том числе превратив культуру и экологию в новые драйверы сельского развития.
Культурно-ландшафтный парк "Голубино"
Елена Шестакова, управляющая парком «Голубино». Видео: DoctorFilm
Парк «Голубино», на территории которого расположен единственный трёхзвёздочный отель в Пинежском районе, ресторан и будущий визит-центр, начал развиваться 6 лет назад благодаря семье, вернувшейся из Архангельска в родной посёлок Пинегу. За 5 лет был пройден путь от лесного отеля до культурно-ландшафтного парка, который стал точкой социокультурного развития района, обеспечивая самые разные услуги для гостей и пинежан. По подсчетам владельцев, благодаря формированию устойчивого туризма, направленного на развитие местной территории и разработку новых программ для гостей, парк привлекает в район до трети годового бюджета муниципального образования «Пинежское».
Денис Сережкин
управляющий партнер Wallet One (РНКО «Единая касса»), член Генерального совета «Деловой России», один из организаторов экспедиции
«Команда Wallet One (РНКО „Единая касса“) давно является активным сторонником рурализации. Верим, что при правильной работе возрождение сельской местности возможно. Со своей стороны мы помогаем формировать положительный образ деревни, собирая фото- и видеоматериал, создавая подробные карточки красивых поселений. Ведь зачастую туристы или желающие переехать не имеют представления об этих местах и их возможностях. Также мы выявляем местных лидеров и устанавливаем с ними рабочие отношения, помогаем решать проблемы. В числе мер поддержки — помощь в продвижении товаров народных промыслов, дистанционные и финансовые сервисы, сбор пожертвований, привлечение к проблемам министерств, местных и федеральных властей, отраслевых банков.»
Туризм сельский или аграрный?
Почозерский погост, деревня Филипповская. Фото: Павел Юринов.
В 2019 году по результатам исследования АНО «Агентство развития сельских инициатив» в стране работало порядка 4500 сельских объектов размещения, из них около 1000 агротуристических ферм, то есть всего 22% от общего количества. Из них 80% объектов расположены в регионах Центрального, Южного и Приволжского федерального округов. Доля СЗФО составляет всего 9%. В этой связи особенно тревожным выступает тот факт, что зачастую именно в аграрных зонах из-за чрезмерного развития агропромышленного комплекса осталось меньше культурно-исторических и природных потенциалов для развития туризма, в то время как другие территории, тот же СЗФО, обладают огромным туристическим потенциалом: это и сохранившиеся ремёсла, и уникальная архитектура, и культурно-историческое наследие. Именно здесь рациональнее заняться развитием сельского туризма, где сохранилось много аутентичных поселений. Работа в этом направлении уже ведется на самом высоком уровне: 26 декабря 2019 года президент дал поручение правительству о выделении в самостоятельное направление поддержки сельского туризма, в соответствии с которым Минсельхоз прорабатывает вопрос о внесении изменений в госпрограмму «Комплексное развитие сельских территорий».
В АСКДР подчеркивают важность использованного термина «сельский туризм» в противовес «агротуризму» — именно для России разница существенна. Агротуризм связан исключительно с сельхозпроизводством: походить с плугом за лошадкой, заняться земледелием и так далее. А под сельским туризмом подразумеваются все виды туризма в сельской местности: рыбалка, экстремальный спорт, экотуризм, включая агротуризм. Во Франции или Италии эти понятия синонимичны, так как там сельские территории практически совпадают по границам с сельхозугодьями. В России это не так: из-за сурового климата значительная часть страны находится в зоне рискового земледелия — где, собственно, и пролегал маршрут экспедиции «Русский Север 2.0». Здесь деятельность сосредоточена на лесе, промыслах, маленькой лесной промышленности, а сельское хозяйство играет меньшую роль и точки зрения создания рабочих мест, и с точки зрения наполнения бюджетов.
Сельский туризм содействует комплексному развитию территории, так как работает в области experience economy — «экономики впечатлений», где туристический продукт является целостным впечатлением и переживанием, а значит, требует гармоничного развития среды — от туристической инфраструктуры до пейзажа, еды, социальной среды.
«Самые красивые деревни — наглядный пример экономики впечатлений. Мы, собственно, за впечатлениями и едем. Они будут разные: и радостные, и грустные. Но это наша страна, и мы должны сделать ее лучше, чтобы всем россиянам было в ней комфортно и нестыдно».
— Александр Мерзлов, президент АСКДР
Важная часть экономики УРСТ — развитие фермерского производства на базе местных сортов и пород, которое в противовес массовому аграрному производству будет работать на удовлетворение требовательных категорий потребителей, таких, как туристы. Производство региональной, или терруарной, продукции не возможно в рамках АПК, так как к терруару относятся не только природно-климатические условия, но знания и умения людей — все то, что стоит за выражением «от грядки до полки». Местная продукция определяет идентичность территории, тем самым повышая добавленную стоимость, способоствует развитию ремесел и новых рабочих мест, независимых от АПК. В этом плане у Русского Севера огромный потенциал — от соленой щуки до огурца, соленого в тыкве.
Культурно-ландшафтный парк «Голубино»
Мария Вилюкова, PR и маркетинг парка «Голубино». Видео: DoctorFilm
Центр отраслевой экспертизы «Россельхозбанка» с высокой долей вероятности прогнозирует увеличение спроса на «локальную», «гиперлокальную» и выращенную собственными руками еду. Уже сегодня «локальная» еда становится внятной альтернативой глобальной продовольственной модели. Учитывая, что в решении вопросов продовольственного самообеспечения у России есть преимущество — большие площади, пригодные для ведения сельского хозяйства, можно ожидать развития тренда по употреблению только местной еды, так называемого «локаворства». Оно подразумевает преобладание в рационе продуктов питания, выращенных и изготовленных в радиусе 100−150 км от места, где живет человек. Локаворство благотворно влияет на местную экономику, оказывая поддержку малому бизнесу. Ведь люди охотнее готовы платить за местные продукты, так как больше доверяют локальным фермерам и производителям.
По оценке Института культурного и природного наследия им. Лихачева мы — последнее поколение, которое видит массовую деревенскую красоту.
Один из главных аттракторов Русского Севера — деревянная архитектура. Деревня Кимжа, самые северные мельницы в мире. Фото: Павел Юринов.
Один из главных аттракторов Русского Севера — деревянная архитектура — имеет слабую государственную поддержку. Екатерина Забалдина, руководитель социо-культурных проектов региональной ассоциации общественных организаций Каргопольского района, отмечает, что жилые дома, относящиеся к объектам культурного наследия, не могут участвовать в большинстве федеральных программ, которые в основном рассчитаны на поддержку нежилых домов, где находятся государственные или коммерческие учреждения. В Каргополе эту проблему пытаются решать, вовлекая местных жителей в сохранение исторического облика города. Как правило, это люди, которые живут в домах-объектах культурного наследия и в домах, представляющих историческую и художественную ценность. Для них проводятся конкурсы с небольшими призовыми фондами, так, по итогам одного из последних конкурсов «Хранители истории» два дома-победителя получили сертификаты на 100 тысяч рублей на поддержание и ремонт дома. Несмотря на поддержку местной администрации, этих усилий объективно недостаточно для сохранения уникальных памятников деревянного зодчества на Русском Севере.
«Набирающий популярность солидарный сельский туризм подразумевает переход от потребления туруслуг к погружению путешественника в подлинную сельскую жизнь, к участию в локальных социокультурных проектах. Именно в таких туристах — источнике инноваций нуждается наше село».
— Александр Мерзлов, президент АСКДР
В «Россельхозбанке» уверены, что внутренний туризм может в перспективе стать одним из ключевых драйверов развития сельских территорий как за счет привлечения средств в экономику поселений, так и с точки зрения увеличения количества горожан, выбирающих небольшие поселения в качестве постоянного места проживания. По расчетам Центра отраслевой экспертизы РСХБ, в ближайшие годы в сельскую местность могут вернуться 2−3 млн человек. И это только с учетом имеющейся инфраструктуры. Если же принимать в расчет дальнейшее инфраструктурное развитие и более длительные сроки, то российское село обладает практически неограниченным потенциалом для возвращения населения.
Для стимулирования развития сельского туризма «Россельхозбанк» запустил цифровую платформу «Свое Фермерство». На ней любой фермер может разместить информацию о своем хозяйстве, фотографии, маршрут проезда и стоимость посещения. А туристы могут подобрать для себя объекты посещения, изучить детали и увидеть реальные реальные изображения.
По расчетам специалистов «Россельхозбанка», «Свое Фермерство» поможет россиянам находить достойные альтернативы для досуга и отпуска. Сейчас на платформе представлены предложения от фермерских хозяйств Москвы и Московской области, а также Краснодарского края и Ленинградской области. До конца года маркетплейсом будут охвачены 30 российских регионов, включая районы, по которым проходил маршрут экспедиции «Русский Север 2.0».
3
Экспедиция «Русский Север 2.0»
На маршруте — более 30 сел и деревень на территории Ярославской, Вологодской, Кировской и Архангельской областей.
Организатор экспедиции «Русский Север 2.0» — ассоциация «Самые красивые деревни и городки России». Она была создана в 2014 году по образу родственных зарубежных организаций Александром Мерзловым — доктором экономических наук, руководителем центра устойчивого развития сельских территорий РГАУ-МСХА имени К. А. Тимирязева, где занимаются проблемами их развития более 30 лет.
За 5 лет работы АСКДР провела 20 экспедиций по всей России, во время которых провела экспертизу 650 деревень-претендентов на статус «Самая красивая деревня России». Сегодня в Ассоциации 19 деревень и городков, 6 из них стали членами в рамках VII экспедиции.
Поселок Лальск. Фото: Павел Юринов.
Ассоциация привлекает внимание властей, ученых и общества к тому, что сельские территории нужно развивать через их многочисленные потенциалы — культурный, рекреационный, человеческий, природный, гастрономический, чтобы поднимать качество жизни местного населения и обустраивать территории. Ассоциация тесно работает с федеральными исполнительными органами власти (ФОИВами) по фокусированию их программ на своих членах, участвует в разработке нацпроекта по туризму. В декабре 2019 г. ассоциация создала рабочую группу с Ростуризмом, которая координирует деятельность по развитию сети АСКДР, помогает организационно и информационно. Ассоциация помогает Минсельхозу разрабатывать программные документы по сельскому туризму и комплексному развитию сельских территорий. Ожидается, что в рамках программы комплексного развития территорий от Минельхоза деревени АСКДР могли бы в приоритетном порядке получать грантовую поддержку. АСКДР была неоднократным участником встреч с Владимиром Путиным и получила грант и благодарственное письмо от президента России.
Опыт и критерии отбора АСКДР могли бы улучшить развитие подпрограммы комплексной компактной застройки, с которой Ассоциация хорошо знакома по европейским кейсам. При такой застройке рядом с самой красивой деревней строится современный поселок с тем же адресом. Исторический центр используется как центр общественного притяжения, а жить можно в современном поселке вне прямого контакта с туристами. В Италии аналогичный подход повышает капитализацию земли в 5−7 раз. В рамках экспедиции на маршруте «Русский Север» в Вятском был открыт первый частный туристический центр, которой в будущем станет лишь началом цепочки подобных центров, уходящей дальше на Север.
Джентрификация
Реновация и оживление неблагополучных или разрушенных районов через физическое изменение среды, привлечение более состоятельных жителей и создание рабочих мест.
В долгосрочной перспективе работа ассоциации направлена на сокращение оттока населения и отрицательных моментов, таких, как джентрификация, содействие притоку туристов и обратной миграции городских жителей.
Вехи АСКДР
1
2000 год
Александр Мерзлов посещает Колонж-ля-Руж во Франции и вдохновляется идеей объединить самые красивые российский деревни.
2
2014 год
При центре УРСТ создается АСКДР, через год она становится членом-наблюдателем Международной федерации самых красивых деревень мира.
3
2018 год
В 2018 году АСКДР присоединяется к Федерации как ассоциированный член и проводит первую инаугурацию — села Вятское в Ярославской области.
4
2020 год
В течение четырех лет АСКДР шлифует критерии, технологии сертификации и продвижения членов, переносит штаб-квартиру в село Вятское.
Отбор в ассоциацию проводится по строгим и комплексным критериям Федерации самых красивых деревень мира. Все критерии объединяются в 10 групп и определяют качества жизни населения. Например, в группу архитектурных критериев входит красивая традиционная застройка, включающая гармонию и эстетическое единство застройки, этажность, цветовую гамму, исторические архитектурные стили. Учитывается все, вплоть до кровли и наличников. Важное значение имеет отсутствие элементов инфраструктуры, которые портят внешний вид деревни, — газопроводов, ЛЭП, рекламных вывесок. Наличие хороших подъездных дорог также входит в группу архитектурных критериев.
19 членов из 3500 претендентов — это большой отсев. Причин такого положения много: последствия коллективизации и войн, однобокое агроцентричное развитие сельской местности в советский период, неправильная политика по стиранию границ между городом и деревней, принижение роли села в СМИ, слабая популяризация сельского образа жизни и позитивных примеров, отсутствие архнадзора. АСКДР планирует несколько экспедиций в Черноземье, где, с его развитым сельским хозяйством, еще предстоит совершить массу работы по восстановлению сельского наследия: сегодня здесь есть только один действующий член Ассоциации.
Важный критерий принятия — отсутствие элементов инфраструктуры, которые портят внешний вид деревни. Деревня Кимжа. Фото: Павел Юринов.
После инаугурации каждый участник получает дорожную карту на 5 лет с перечнем конкретных мероприятий к реализации. По истечении срока экспедиция АСКДР проводит повторную сертификацию, в ходе которой статус члена может повыситься или понизиться по трехзвездочной шкале. Периодически ассоциация проводит обучающие поездки во Францию.
Каждый год Федерация самых красивых деревень и городков мира собирается на свою генеральную ассамблею, которая задумана как площадка обмена опытом для ассоциаций разных стран. Александр Мерзлов говорит, что к российскому опыту прислушиваются, и надеется, что в среднесрочной перспективе генеральная ассамблея будет проведена и у нас.
«Проект „Самые красивые деревни“ я увидел во Франции в 2000 году. Тогда мне казалось, что его невозможно сделать у нас: проблемы в стране были другие. Через 10 с лишним лет сельское наследие настолько утратилось, и люди стали чувствительны к его исчезновению, что вопрос о создании Ассоциации назрел».
— Александр Мерзлов, президент АСКДР
Старт экспедиции, 18 сентября, Москва. Фото: Павел Юринов.
VII экспедиция «Русский Север 2.0» проехала 5768 километров и посетила более 30 сел и деревень на территории Ярославской, Вологодской, Кировской и Архангельской областей. Экспедицию поддержали Россельхозбанк, отмечающий в этому году 20-летие, и платежный сервис Wallet One.
За 20 дней эксперты провели отбор и сертификацию деревень, подавших заявки на членство в АСКДР, проложили и протестировали северные маршруты сельского туризма. Параллельно шел сбор фото- и видеоконтента для деревень-членов, заключались рамочные соглашения с региональными администрациями, партнерами и спонсорами, к освещению экспедиции привлекались федеральные и региональные СМИ. В экспедиции приняло участие 3 съемочных группы, включая команду Валдиса Пельша, которая собирала материал для фильма о Русском Севере.
Результат VII экспедиции — плюс шесть населенных пунктов из России в мировом списке самых красивых деревень.
с. Ферапонтово
Кирилловский район Вологодской области
г. Каргополь
Архангельская область
д. Зехнова
Плесецкий район Архангельской области
с. Черевково
Красноборский район Архангельской области
г. Сольвычегодск
Архангельская область
пос. Лальск
Кировская область
Алексей Кольчик
директор Санкт Петербургского регионального филиала «Россельхозбанка»
«Мы участвуем в этом проекте, потому что нам близка его идеология: Россельхозбанк лучше других понимает красоту деревень, их перспективы развития и потребности. Более того, мы ведем последовательную работу над повышением качества жизни на селе: способствуем развитию инфраструктуры и доступности финансовых сервисов. Мы уверены, что каждый житель села должен иметь доступ ко всем необходимым банковским продуктам и услугам как в оффлайне, так и через цифровые каналы».
Церемония инаугурации Сольвычегодска. Фото: Павел Юринов.
Денис Сережкин
управляющий партнер Wallet One (РНКО «Единая касса»), член Генерального совета «Деловой России», один из организаторов экспедиции
«Будущее — и не только Севера — зависит от наших детей. Они должны быть воспитаны в любви к своей Родине, именно от них будет зависеть развитие нашей страны. Я увидел интересных, увлеченных детей, много стоящих проектов, которые развиваются в этих местах. В экспедицию я специально взял с собой дочь, чтобы она заразилась атмосферой Севера, сельской жизни, командным духом, целями и результатами от той работы, которую мы делаем. Вы не поверите, но это стало для нее переломным моментом. Она сказала: „Папа, как же я буду дальше жить… после экспедиции“.»
Самый юный участник экспедиции — Глафира, 14 лет. Фото: DoctorFilm
Дмитрий Панов
вице-президент АСКДР, управляющий партнер Wallet One (РНКО «Единая касса»), одного из организаторов экспедиции
Благодаря участию генерального партнера РХСБ экспедиция стала более масштабной и комплексной. Помимо обычных задач Ассоциации по поиску, экспертизе, приему новых членов, обучению, составлению дорожной карты и проверки ее выполнения, собирались заявки на точеную помощь — это и сельская ипотека, и кредитование МСП. Также нашей командой собирались заявки по проблемам людей на малых территориях, которые в настоящий момент обрабатываются: им будет оказана адресная поддержка, или будут выработаны предложения по комплексной поддержке, а затем доведены до ФОИВов.
4
Вятское: кому на Руси жить хорошо?
Считается, что именно село Вятское Некрасов описал в своей поэме. И даже полтора века спустя Вятское старается соответствовать.
300 000 туристов
За 5 лет турпоток в Вятское вырос до 300 000 туристов в год.
600 лет
В 2020 году Вятское отмечает 600-летний юбилей, в 2021 — 200-летний юбилей Некрасова.
120 рабочих мест
Создано в туристической сфере, из них 100 — для местных жителей.
15 музеев
В деревне работает 15 полноценных музеев разной направленности.
Историко-культурный комплекс «Вятское»
Директор ИКК «Вятское». Видео: DoctorFilm
Первая и последняя точка экспедиции — деревня Вятское, ставшая первым членом ассоциации «Самые красивые деревни России». В 2020 году старинное купеческое село в Некрасовском районе Ярославской области отмечает 600-летие. К этой дате деревня подошла в статусе ориентира качества жизни и гостеприимства для других деревень с рекреационным потенциалом. За пять лет туристический поток в Вятское вырос в 5 раз — с 60 до 300 тысяч туристов, из которых минимум четверть — иностранные гости, среди них послы США, Франции, Швеции, Швейцарии и Финляндии. Сегодня здесь работает 15 музеев, создано более 120 рабочих мест только в туризме, не считая смежных отраслей, что для в 900 жителей — значимая цифра.
Важная часть вятской идентичности — связь с некрасовскими местами. В рамках подготовки к празднованию 200-летия Некрасова здесь проводится Всероссийский Некрасовский праздник поэзии, ежегодный фестиваль «Дни Некрасова в Вятском», детские экскурсионные туры «Некрасовская Русь». Вятское создало и активно использует собственный региональный бренд. К примеру, один из экспортных терруарных продуктов, товар защищенного наименования места происхождения — вятский огурец, засольный в тыкве по рецепту 1903 года.
Владимир Алексеевич Лысенко
исполняющий обязанности директора департамента туризма Ярославской области
«Ярославская область является передовой в области развития сельского туризма, флагманом развития сельских территорий и комплексного подхода, который реализуется вместе с бизнесом, государством и местными сообществами. Каждая территория по-своему уникальна, нужно искать свою аутентичность и опираться на нее. Многие территории делают упор на развитие деревянного зодчества, народных промыслов, гастрономии. Сегодня на территории Ярославля есть профсообщество „Счастливые люди“ — агрохозяйства, производители сыров, меда, у которых можно не только попробовать, но и самому поучаствовать в приготовлении».
В том, что здесь работает (и зарабатывает) устойчивая модель развития сельских территорий, Вятское во многом обязано меценатам. 12 лет назад бизнесмен Олег Жаров начал реставрацию и реконструкцию села. Постепенно, выкупая, узаконивая и реставрируя дом за домом, был восстановлен уникальный градостроительный комплекс XVIII — XIX вв. Вятского. Сегодня Жаров — лауреат Государственной премии РФ за вклад в возрождение и развитие традиционных культурных и исторических ценностей.
«Нужно было понимание с местным сообществом. Никогда не забуду, как проводили первое общественное обсуждение. Мы нарисовали красивые картинки, карты: "Здесь будет город-сад". На меня смотрели как на сумасшедшего».
— Олег Жаров, бизнесмен, меценат Вятского
По подсчетам Олега Жарова, Вятское — самоокупаемый проект. Капитальные затраты составили примерно 1 млрд рублей невозвратных инвестиций. Это более 50 объектов, из которых 30 — отреставрированные памятники и объекты показа. Созданные рабочие места задействуют женщин и молодежь, но самое главное — историко-культурный комплекс (ИКК) «Вятское» является самодостаточным финансовым проектом. ИКК функционирует как обычная коммерческая структура — на тех же условиях, с теми же налогами и коммунальными платежами, которые на селе в 7 раз больше, чем в городе.
Олег Алексеевич Жаров
предприниматель, меценат, создатель культурно-исторического проекта в Вятском
«Два раза в год в Вятском проходят дни Некрасова. Это день поэзии, первое воскресенье июля, и 10 декабря, день рождения Некрасова. Памятник открыли, галерея в следующем году откроется. Скоро презентуем фильм, который снимали 7 лет: каждый год мы снимали детей — одних и тех же — каждый из которых читал стихотворение Некрасова. На старте ребятам было по 6−12 лет, за время съемок они сильно изменились. Сейчас монтируем, скоро будет премьера.».
Памятник Некрасову в Вятском авторства Елены Пасхиной. Фото: Павел Юринов
В музеях ИКК действуют интерактивные программы, возрождаются традиционные праздники — Красная горка и День сбора урожая, а также создаются новые — Праздник русского венка и День рождения Петра Телушкина. В Вятском работает штаб-квартира международной музыкальной ассоциации «Моцарт», проходит ежегодный фестиваль «Провинция — Душа России», идейным вдохновителем которого является оперная певица Любовь Казарновская, переехавшая в Вятское 5 лет назад.
Во время ковидного лета Вятское осталось культурным центром для близлежащих поселений и городов. Например, в августе по инициативе Любови Казарновской здесь прошли мастер-классы Академии молодых музыкантов, скрипачей и вокалистов, онлайн-трансляцию которых посмотрело 30 тысяч человек. Сегодня певица активно участвует в возрождении интереса к местной древней Фатьяновской культуре, пишет книгу о ярославской кухне.
Любовь Юрьевна Казарновская
оперная певица, педагог, почетный профессор МЭИ
«Мое знакомство с Вятским началось 5 лет назад, когда я сюда приехала и была очарована тем, что увидела. Первая мысль — сделать здесь фестиваль. Вместе с Олегом Жаровым и его женой Ларисой мы делаем фестиваль „Провинция — Душа России“. Не секрет, что именно провинция питает все столицы, дает глубинное знание об истории, традициях и культуре. Все местные из ближайших деревень и городов приезжают на наши праздники села. На одном из последних праздников почти 10 000 зрителей, несмотря на дождь».
Денис Сережкин и Дмитрий Панов
управляющие партнеры Wallet One (РНКО «Единая касса»), одного из организаторов экспедиции
«Мы проехали свыше 5 тысяч киллометров, чтобы увидеть все своими глазами. Ожидали увидеть только депрессивные деревни, но увидели много необыкновенно красивых и возрождающихся деревень, много людей, которые приехали из городов, чтобы развивать деревни — и у них это очень хорошо получается. Рурализация должна стать таким же импульсом к развитию, каким в свое время была индустриализация. В глубинке сохранились особенные люди, которые являются нашим генофондом.Считаем рурализацию стратегической национальной идеей и задачей развития на ближайшие десятилетия».
Олег Жаров видит у Вятского две новых точки роста. Первая точка — это создание самостоятельного музейного комплекса вокруг парка исторической реконструкции Фатьяновской культуры. По планам, в него должна войти лепная мастерская имени выдающегося скульптора-земляка Опекушина, лепная школа и новый музей, пока без утвержденной специализации. Вторая точка — создание киностудии в бывшем вятском учебном центре управления МВД. Бизнесмен уверен, что вятская киностудия составит конкуренцию двум единственным российским киностудиям в Москве и Петербурге за счет ценовой политики, хороших съемочных павильонов и сопутствующей инфраструктуры. Территория действительно «киногенична»: в одном только Ярославле в последнее время было снято 170 картин, а в Вятской — порядка 20 фильмов. Новую киностудию ждут уже два больших кинопроекта, один из которых — сериал «Дон-2», для которого будет построена целая улица. После съемок Вятское планирует сохранить улицу, наполнить киношные дома функциональным содержанием и привлекать кинотуристов.
«Москву можно развивать до бесконечности. Можно сделать Новую Москву-2, Новую Москву-3, но вся сила находится здесь — в провинции».
— Олег Жаров, бизнесмен, меценат Вятского
Команда проекта
Фотосъемка — Павел Юринов, видеосъемка и монтаж — DoctorFilm по заказу Wallet One, редактура — Ной Окаро. Мы благодарим ассоциацию «Самые красивые деревни и городки России» за предоставленные сведения и лично Александра Мерзлова за аналитические материалы, которые составили основу статьи. Мы благодарим «Россельхозбанк» и Wallet One за предоставленные аналитические данные.