• USD Бирж 57.89 -2.18
  • EUR Бирж 56.32 -3
  • CNY Бирж 8.09 -0.39
  • АЛРОСА ао 68.54 +-0.01
  • СевСт-ао 719.8 +-1.2
  • ГАЗПРОМ ао 228.72 +-4.18
  • ГМКНорНик 14928 -170
  • ЛУКОЙЛ 4025 +-13
  • НЛМК ао 101.8 -1.48
  • Роснефть 316.5 -2.65
  • Сбербанк 123.95 +-0.4
  • Сургнфгз 22.015 -0.19
  • Татнфт 3ао 395.5 -0.5
  • USD ЦБ 58.1 59.83
  • EUR ЦБ 56.48 58.94
ОТЧЕТ ЗАСЕДАНИЯ / 16 сентября 2022
Формирование критериев гуманного отношения к животным в сельском хозяйстве на основе зарубежного опыта
Гуманное животноводство: ESG-повестка
совет экспертов
Содержание
«Эксперт. Центр аналитики» совместно с национальным исследовательским центром «Модерн Ферма» (National Centre for Farm Animal Analytics — NCFAA) провел международный Совет экспертов в формате стратегического совещания с участием ведущих специалистов в области животноводства, развития сельского хозяйства и ESG-практик. Тема дискуссии — «ESG-повестка дня. Формирование критериев гуманного отношения к животным в сельском хозяйстве на основе международного опыта».
Целью совета является поиск лучших практик и выработка рекомендаций по гуманному отношению к животным в сельском хозяйстве для России на основе международного опыта.
Результатом совместной работы «Эксперт. Центр аналитики» и национального исследовательского центра «Модерн Ферма» стала организация серии Советов экспертов с российскими специалистами, работающими в области животноводства, здравоохранения и государственного регулирования сельского хозяйства. Параллельно с проведением Советов экспертов было сделано два исследования — аналитический отчет «Содержание кур на птицефабриках и фермерских хозяйствах: изучение перспектив внедрения более гуманного подхода к содержанию кур в Российской Федерации» и аналитический отчет «Этичное фермерство как драйвер устойчивого развития сельских территорий и интенсификации рурализации в современной России».
Результаты исследований показали, что на российском рынке темой этичного фермерства и гуманного отношения к животным практически никто системно не занимается. Крупные игроки рынка не связывают метод гуманного отношения и этичного фермерства с экономическими показателями и стараются решать скорее операционные проблемы, нежели объединяться для развития качества улучшения организации пищевого и производственного рынка России.
По итогам исследований и Советов экспертов было принято решение о необходимости привлечения международного опыта по переходу к гуманному и этичному ведению бизнеса в сельском хозяйстве. Иностранные коллеги и партнеры уже проходили в своих странах этот тернистый путь, и приобретенный ими опыт может быть полезен для России.
Докладчики Совета экспертов
1
Сергей Аксёнов
основатель ProFermer.com — портала для сельскохозяйственных организаций, Германия—Украина
2
Татьяна Баландина
исполнительный директор АНО «Модерн Ферма», Россия
3
Агнес Бальзани
советник по вопросам глобального благополучия животных в World animal protection (WAP), Великобритания
4
Анна Валрос
профессор ветеринарной медицины Исследовательского центра благополучия животных Хельсинкского университета, Финляндия
5
Татьяна Константинова
учредитель и член правления ассоциации «Благополучие животных», Россия
6
Екатерина Кочегурова
эксперт в области ESG, Италия
7
Олег Викторович Мироненко
исполнительный директор Национального органического союза, Россия
8
Ольга Побегаева
юрист, управляющий партнёр «Сфера Права»
9
Джоанна Уайт
соруководитель Human Behavior Change for Animals CIC, Великобритания
10
Светлана Щепёткина
врач-эпизоотолог, эксперт рабочих групп при АИЦ правительства России, разработчик программ СКАМП, Россия
Кристина Муравьёва
руководитель «Эксперт. Центр аналитики», изданий «Эксперт Северо-Запад», «Эксперт Сибирь и Дальний Восток», Россия
— Проблема перехода сельского хозяйства на новый уровень — отсутствие в государственной плоскости разделения по уровню и качеству между крупными комплексами, агропромышленными конгломератами и органическими производствами, которые в России только начинают формироваться, что очень дорого в производстве, а в условиях северного климата многие требования к гуманному содержанию животных просто невыполнимы. А это значит, что нужен опыт внедрения этических и ESG-норм в отрасли — прежде всего на уровне регионов и с учетом их специфики — от экологии до условий труда и жизни.
На сегодняшний день государство одинаково поддерживает агропромышленные комплексы (АПК) и органические предприятия, которые очень сложны в запуске и в экономике. На государственном уровне пока также не сформировалось понимание того, что такое гуманное отношение к животным, какое отношение у самого государства к гуманизации животных в сельском хозяйстве и каким критериям должны следовать производители. Сегодняшний международный Совет экспертов соединил представителей профильной экспертизы из Англии, Швеции, Финляндии, Италии, России.
Екатерина Кочегурова
эксперт в области ESG, Италия
— Во всех развитых странах мира компании, производящие товары народного потребления или использующие природные ресурсы, рискуют снижением конкурентоспособности, если у них отсутствует хоть какая-то повестка ESG. Это одновременно тренд и нормативная база как руководство к действию для ведения бизнеса, привлечения инвестиций и получения поддержки государства.
За последние 25 лет производство мяса в мире практически удвоилось. По прогнозам, в период с 2021 по 2030 годы производство мяса и его потребление увеличатся еще на 14% за счет таких стран, как Бразилия, Китай, США. Россия — быстро развивающаяся страна с большим населением и высоким уровнем потребления животного белка.
Животноводство по своей сути является отраслью довольно нестабильной, потому что оно зависит от различных внешних критериев, и состояние сельскохозяйственных животных становится одним из важнейших вопросов для глобальных производственных компаний. Если европейская компания замечена в нарушении стандартов благополучия животных на любом этапе цепочки поставок, возникают огромные бизнес-риски. Это экономические, репутационные и комплаенс-риски, влияющие на стоимость продукта, рынки сбыта и дальнейшую возможность работы. Самым главным риском является не потеря прибыли, а потеря качества продукции и влияние на здоровье потребителя, а если речь идет о системообразующем для страны предприятии, то и на здоровье нации. К этой группе рисков относится использование антибиотиков в животноводстве. Что приводит к проблеме антибиотикорезистентности у людей, потребляющих мясо в пищу. Крайне жесткие условия жизни для животных приводят к тому, что породы животных ухудшаются, становятся менее здоровыми, менее устойчивыми к заболеваниям, что, соответственно, несет еще один бизнес-риск для компании-производителя в виде снижения прибыли и массового падежа скота.
В период с 2021 по 2030 годы производство мяса и его потребление увеличатся на 14%.
— Екатерина Кочегурова
Интеграция критериев благополучия животных в оценке деятельности компании должна проводиться на уровне всех предприятий сельского хозяйства для формирования гармоничной конкурентной среды и улучшения качества продукции.
Россия, страна с интенсивно развитым животноводческим сектором, обязана, на мой взгляд, перенимать мировой опыт ESG-практик в животноводстве и внедрять культуру гуманного обращения с животными, естественно, адаптируя систему под внутренние показатели, условия, уровень экономического развития, менталитет и так далее. Необходимо привлечь экспертное сообщество и описать бизнес-риски, чтобы дать фермерам и АПК технологические карты работы и мотивацию для внедрения методик гуманного отношения к животным в сельском хозяйстве.
Татьяна Баландина
исполнительный директор АНО «Модерн Ферма», Россия
— Наш научно-практический центр «Модерн Ферма» занимается исследовательской и аналитической работой в сфере животноводства. В этом году мы провели исследование, в котором впервые рассматривали сельское хозяйство с точки зрения этичного содержания животных. Мы попытались оценить уровень понимания целевыми аудиториями, что такое гуманное отношение к животным. Опрос был проведен в 70 регионах страны в форме глубинных интервью. К участию были приглашены бывшие работники АПК, которые ушли с крупных ферм, создав собственные производства, персоны и семьи, которые переехали из города в деревню и создали фермерские хозяйства, животноводы в регионах, руководители частных хозяйств.
У игроков рынка действительно нет четкого понимания, что такое гуманное содержание животных. Есть базовое понимание о том, как поить, кормить, содержать, вовремя лечить, — это хорошо, но нет никаких четких критериев. Многие говорили: нет четких критериев — очень сложно следовать тому, чего нет. Я знаю, что у наших иностранных коллег опыт гораздо богаче, потому что за рубежом более 50 лет занимаются этим вопросом. Именно поэтому мы решили сформировать международный совет с привлечением коллег из других стран — тех, кто имеет непосредственное отношение к теме.
Особое внимание хотелось бы уделить вопросу юридического статуса животных в сельском хозяйстве. В России сельскохозяйственные животные — это собственность, и владелец может сделать с ними все, что угодно. Поэтому мы считаем, что понятие в нормативной документации нужно уточнить. Гуманность — это не только содержание, но и ответственность владельца за животных.
Также хочу обратить внимание на содержание животных и в крупных АПК на примере птицеводства. Мы участвовали два года назад в исследовании о содержании кур в России и о его возможной гуманизации. На 2020 год в России насчитывалось около 550 миллионов птиц. Это огромное количество. И при этом 82% из них приходится на крупные предприятия. Если в Европе и Америке среднее хозяйство — это до 60 тысяч голов, а крупное — до 500 тысяч голов, то в российских минимальное количество — от 20 до 250 тысяч, уже высокий уровень, а обычное крупное хозяйство, птицефабрика — от 2 до 5 миллионов голов и выше. То есть разница большая, и подходы будут отличаться. Конечно, в рамках продовольственной безопасности такое крупное производство выгодно. Но мы считаем, что к сельскому хозяйству нельзя подходить только как к бизнесу, это более широкое понятие. При подсчете экономической эффективности АПК за скобками остаются многие проблемы — это нерациональное размещение производственных сил, слабая социально-бытовая структура, инфраструктура, сокращение биологического разнообразия. Проблем множество. И причина — в слабом пересечении интересов АПК как бизнеса и населения.
Интересы населения остаются за кадром, но именно они в качестве покупательского спроса являются драйвером развития самих территорий и бизнес-систем. Поэтому вопрос внедрения ESG-стандартов в деятельность предприятий очень важен. Как и понимание, каким критериям должно соответствовать предприятие, будь то крупное или среднее, чтобы называться органическим или ESG-ответственным.
Интересы населения остаются за кадром, но именно они являются драйвером развития территорий и бизнес-систем.
— Татьяна Баландина
Важной частью экономики устойчивого развития сельских территорий является развитие фермерского производства на базе местных сортов и пород — терруаров. Мы рассматриваем развитие этичного фермерства как один из способов возродить сельскую местность с учетом идентичности и природной самобытности региона. Такая комплексная программа направлена на создание новых рабочих мест, восстановление территорий, повышение туристической привлекательности региона и на воспитание нового поколения, понимающего гуманное отношение к ресурсам, будь то животные или растения.
Наше предложение для резолюции — уточнить нормативный статус собственности животных в России и нацелиться на развитие региональных пород животных и уникального продукта, сделав гуманное отношение к животным одним из аспектов развития терруарного продукта. ESG-повестка ведет нас к этому, потому что одним из ее пунктов является ответственное отношение к окружающей среде.
Уже сейчас мы можем наблюдать на примере крупнейшей птицефабрики «Синявинская» с поголовьем кур более 5,8 миллиона и производством почти 1,5 миллиардов куриных яиц в год, что содержание птицы может быть хорошим. Мы считаем, что создание международного совета экспертов станет прецедентом объединения экспертного сообщества разных стран для внедрения в России передовых практик и стандартов с учетом местной специфики. Так мы получим не только ответственных потребителей, которые следят за своим здоровьем, но и здоровых животных, которые содержатся в соответствии со стандартами гуманного отношения.
Необходимо показать бизнесу путь комплексного развития территорий через внедрение ESG-практик и гуманное отношение к животным, чтобы они увидели экономическую составляющую этого направления и увязали это с тем, что красивые животные, пасущиеся на лугах, могут быть одним из аспектов развития территорий и привлечения туристов.
Джоанна Уайт
соруководитель Human Behavior Change for Animals CIC, Великобритания
— Прежде всего хотелось бы сделать акцент на понимании того, что происходит в сельскохозяйственном секторе Великобритании: как компании приходят к экономически выгодным решениям, как привлекаются научные данные и научный опыт. Одним из ключевых моментов осознанной работы рынка в этом направлении является мотивация производителей и потребителей. Мы слышим голос фермеров — и им нужны стандарты, так же как и России. Эти стандарты формируются постепенно, мы внедряем их, смотрим на результат, корректируем подходы и снова внедряем.
Мы с удовольствием будем участвовать в работе по формированию гуманного отношения к животным в сельском хозяйстве, поскольку именно с изменения человеческого поведения начинается этот путь. А человек нуждается в правилах, инструкциях по внедрению и в помощи в процессе. Существует глубокая взаимосвязь между благосостоянием животных, людей, окружающей среды и тем, как это сказывается на общем уровне качества жизни.
Для России важно взять опыт Великобритании и сразу включить в критерии гуманного отношения транспортировку, выращивание, умерщвление и другие аспекты, которые сопровождают деятельность в комплексе. Это должен быть всеобъемлющий подход. Но прежде всего нужно понять, какие драйверы могут мотивировать руководителей сельского хозяйства в России заниматься темой гуманного отношения и менять привычные бизнес-процессы ради будущего. Это должна быть совместная работа экспертов и фермеров. Последние должны понимать, что это делается для них и вместе с ними.
Анна Валрос
профессор ветеринарной медицины Исследовательского центра благополучия животных Хельсинкского университета, Финляндия
— В Хельсинкском университете я занимаюсь биологическими вопросами благополучия животных. В Финляндии преимущественно работают семейные фермы, часть из которых разрослась. Всё больше становится кооперативных предприятий. И это значит, что многие сотрудники наших ферм не являются жителями Финляндии и не знакомы с нашей сельскохозяйственной культурой.
У нас есть органический сектор, достаточно маленький, и национальные маркировки, свидетельствующие о благополучии животных. Животные в настоящий момент рассматриваются как собственность владельцев и включены в законодательство, но сейчас оно обновляется. В плане обеспечения благополучия животных мы находимся под влиянием директив ЕС, касающихся транспортировки, забоя, содержания. Есть еще и национальное законодательство, которое в каком-то смысле строже, чем европейская директива. Например, у нас работает запрет на обрезание хвостов свиньям. Также есть специальные субсидии и поддержка сельскохозяйственных предприятий, придерживающихся принципов гуманного отношения к животным. Но переход к гуманному отношению происходит на добровольной основе. Власти и соответствующие компетентные органы дают рекомендации — в том числе для определенных типов сельскохозяйственных предприятий. Нередко рекомендации носят обязывающий характер, но все равно их внедрение — воля собственника.
Климатические условия также накладывают определенные условия, в Финляндии вы практически не встретите животных на улице, у нас холодно. Что касается содержания животных на фермах — предприятия проходят регулярный инспекционный осмотр. По данным за 2020 год, прошли 283 инспекционные проверки фермерских хозяйств Финляндии, где было выявлено около 25% случаев несоблюдения законодательства. И также инспекционные проверки могут пройти, если возникают подозрения в несоблюдении правил или компетентные органы считают необходимым провести контроль, например, скотобойни на качество мяса.
В Финляндии не мотивируют фермеров идти органическим путем, скорее делают акцент на отношении к животным и заботе о них.
— Анна Валрос
Большой акцент делается на благосостоянии традиционных ферм. Национальная система здравоохранения ведет учет состояния здоровья животных, проходят регулярные визиты со стороны ветеринаров, которые оценивают уровень как управления хозяйством, также и содержание животных, их благосостояние и здоровье. В Финляндии в плане гуманного содержания принят комплексный подход.
При несоблюдении основных директив производитель неминуемо потеряет рынок сбыта. Например, несколько лет назад был скандал в свиноводстве, где уровень содержания животных находился на грани и была зафиксирована высокая смертность поголовья свиней, с забоем большого количества, если свиньи не подходили под стандарт. Государство провело ревизию, и те фермы, которые не удовлетворяли требованиям законодательства, были исключены из реестра закупок до подтверждения изменения ситуации. Такие меры обеспечивают гармоничное внедрение практик гуманного отношения к животным и мотивацию фермеров к следованию стандартам.
В Финляндии есть частные маркировки продукции «Гуманное отношение к животным», но нет национальной марки. Сейчас мы только обсуждаем возможность ее появления.
Органическое производство пока не распространено в Финляндии. Мы все-таки не мотивируем наших фермеров идти органическим путем, скорее делаем акцент на отношении к животным и заботе об их благосостоянии. По историческим причинам мы хотим производить собственные продукты питания, и качество, которому могут доверять наши потребители, безопасность продуктов исключительно важны для Финляндии. Фермеры это учитывают, если хотят сохранить свою долю на рынке, но органическое производство не является обязательным критерием.
Светлана Щепёткина
врач-эпизоотолог, эксперт рабочих групп при АИЦ правительства России, разработчик программ СКАМП, Россия
— Эпизоотолог — это ветеринарный эпидемиолог, ученый-специалист, который изучает закономерности возникновения, распространения и угасания инфекций в популяциях животных, рыб, птиц, пчел и других видов. Мы знаем более 400 болезней животных, и нам проще складывать пазлы при возникновении эпизоотической вспышки или даже эпизоотии, то есть болезни, которая охватывает много континентов.
Всю свою жизнь я занимаюсь вопросами разработки мероприятий по ликвидации инфекций. Первые годы моей работы пришлись на 1990-е — начало 2000-х годов: в России была крайне тяжелая ситуация, был голод, нам нужно было обеспечить продовольственную безопасность. Мы привозили из-за рубежа кроссы — более продуктивные породы птиц и животных, и вместе с генетическим материалом мы завезли огромное количество инфекционных болезней, которые раньше не встречались в Советском Союзе. Чтобы увеличить количество продукции, уплотняли посадку. И на единицу площади нормативы превышались в два, в три и больше раз.
Мы этим занимались — и довольно-таки успешно. С точки зрения нормализации жизни животных и обеспечения благополучия предприятия мы, я считаю, достигли очень хороших успехов, потому что таких объемов производства в принципе нет нигде в мире. И любая страна, как только начинает увеличивать объем, например Китай, сталкивается с той же проблемой, что и любое крупное производство — огромное количество поголовья на единицу площади провоцирует распространение инфекции. В Китае решали проблему применением антибиотиков в огромном количестве. Именно поэтому Великобритания, Голландия и ряд других стран пришли на помощь Китаю и организовали проект Farm Watch, который помогал контролировать применение антибиотиков. Вот этими программами я занимаюсь в России с 2017 года.
Органическое производство — это, безусловно, прекрасно, но в развивающихся странах главной задачей является обеспечение продовольственной безопасности, то есть произвести много недорогой продукции, которую смогут потреблять даже самые бедные слои населения. И здесь я хочу представить свою работу с точки зрения ветеринарного врача, который помогает крупным промышленным предприятиям разрабатывать системы мероприятий по содержанию, кормлению, вакцинации животных. Предприятия, которые сегодня работают по такой системе, производят безопасную, качественную продукцию, при этом не применяют антибиотики и другие биологически активные вещества. Четко снижаются их расходы на производство, значит, потребитель получает более качественную продукцию по рыночной цене. И такие предприятия у нас есть, например птицефабрика в Ленинградской области, на которой содержатся более 5 миллионов кур-несушек. При этом к курам относятся гуманно — у них идеальные параметры микроклимата, их кормят по 12 раз в день, они чувствуют себя прекрасно, уход замечательный.
В развивающихся странах главная задача — произвести много недорогой продукции, которую смогут потреблять даже самые бедные слои населения.
— Светлана Щепёткина
Технология — это стабильность. Она позволяет не только производить большое количество продукции и накормить страну, но еще и экспортировать ее в бедные страны. Только через обучение специалистов работе в промышленных условиях мы можем достичь такого результата. Направление органик — это очень важно, но не менее важно в развивающихся странах делать акцент на образовании специалистов, работающих в промышленных условиях. АПК может перейти к ESG-стандартам через программу системного обучения: когда люди обучаются, они оптимизируют систему мероприятий на производстве, и это экономически выгодно. Например, генеральный директор Синявинской птицефабрики — кандидат ветеринарных наук. Она оптимизировала систему, и расход на содержание кур-несушек снизился с 60 миллионов рублей в месяц до 20. Высвободившуюся сумму они могут потратить на применение кормовых биодобавок, которые снижают производство метана. И выработка ESG-стандартов здесь может быть тоже целенаправленно реализована.
Олег Викторович Мироненко
исполнительный директор Национального органического союза, Россия
— Хотелось бы развеять некоторые заблуждения. Я сразу же по финскому опыту пройдусь. На самом деле разница в Финляндии между органикой и неорганикой — 15%. В России — 25−60% по молочке и не молочке.
Всё, что касается органики, остается в рамках мирового законодательства и строится на трех китах: экология, гуманное отношение к животным и здоровое питание для людей. В системе законодательства по органике гуманное отношение к животным даже стоит выше, чем здоровое питание людей. Органический рынок молодой — только в 2007 году наши компании получили первые органические сертификаты. При этом он достаточно динамично развивается — до пандемии рост составлял 10−12%, пандемия дала прирост в 16−18%. Правда, пока у нас очень много импорта. Что касается российского производства — это всё скоропортящееся: мясо, молоко, яйца. Предприятия насчитывают по 1500 голов животных, есть фермы и по 50, и по 3000 голов.
Российское законодательство не позволяет агрохолдингам перейти в сектор органики в силу ряда ограничений, например, по объему голов на одной территории. Большой плюс — у органики есть свои законы в России, где в том числе отражено гуманное отношение к животным. Закон принят в 2018 году, вступил в силу с 1 января 2020 года. Но главное — система подзаконных актов, государственные стандарты, где как раз гуманное отношение к животным объяснено.
Главный из них — стандарт 33 980, который содержит правила производства органической продукции. И там уже написано: животные должны быть без привязи, определено количество квадратных метров на одно животное, прописано содержание на пастбище, лечение антибиотиками. Вот всё, что вы хотите прописать, в этом стандарте уже есть, он действует. Более того, когда нас спрашивают, насколько этот стандарт похож на мировой, я говорю так: он похож, поскольку его прототип — европейский стандарт 834, где все эти ситуации уже были описаны. У нас есть свои специфические особенности, более жесткие ограничения, а именно по поголовью скота на одной ферме. И это не потому, чтобы агрохолдинги не пришли, а потому что, к сожалению, соблюсти права животных в крупных агрохолдингах достаточно тяжело.
Вторым важным стандартом являются правила сертификации. Сами сертификации у нас есть ежегодные, и есть вопрос — а действительно ли животные находятся в тех условиях, которые заданы на сегодняшний момент. В России сформирована система сертификационных компаний, их сейчас 12. 4 из них специализируются на животноводстве. В России есть сформированный реестр органической продукции, он находится на сайте Минсельхоза РФ. Сертификация автоматически попадает в этот реестр, и мы с вами можем найти те компании, куда мы можем приехать и увидеть тот самый европейский опыт, но уже в российском исполнении. Реестр небольшой, в нем 105 предприятий, из которых 20 занимается молочным и мясным животноводством.
У органики есть свои законы в России, где отражено гуманное отношение к животным. Закон принят в 2018 году, вступил в силу с 1 января 2020 года.
— Олег Мироненко
В стране есть знак российской органической продукции, он очень похож на европейский. Это QR-код, который ведет в базу данных, чтобы потребитель мог убедиться в том, что предприятие соблюдает все нормативы.
Мы хотим, чтобы в ближайшее время количество людей, которые потребляют органику и, соответственно, поддерживают гуманное отношение к животным, приблизилось к 10%. И чтобы каждый из них стал потреблять продукцию хотя бы по европейским нормативам на 100 евро в год. Сегодня российское органическое стадо — это приблизительно 25 000 голов. Нам необходимо до 500 000 голов дойного стада и 1 000 000 голов мясного стада, чтобы прийти к показателю 10% населения по 100 евро в год. Вот такая амбициозная задача по работе с животными.
Я считаю, что органика — это один из тех механизмов в РФ, который позволит нам в ближайшее время, не предпринимая глобальных шагов, спокойно идти к тем целям, которые мы с вами поставим после сегодняшнего мероприятия. В этом случае, мы увидим тех самых счастливых животных, которые свободно пасутся, со счастливыми глазами, как у коров Джерси, и люди действительно поменяют свое отношение к животным.
Кристина Муравьева: К сожалению, при всей работе, проделанной в России, потребитель вообще не ориентируется в маркировке, для него она часто не имеет значения. Более того, он уверен, что органическая продукция жутко дорогая.
Олег Викторович Мироненко: Вы абсолютно правы. В разговоре с государством мы указывали на необходимость «государственного маркетинга» органической продукции для того, чтобы людям объяснить, что такое органика, чем она принципиально отличается с точки зрения процесса производства, почему надо питаться именно органикой, или почему та же Дания на 100% с точки зрения социальных объектов перешла на органические продукты питания. К сожалению, пока государство не включилось. Пока всё, что мы видим на сегодня, — это инициатива коммерческого сектора. То, что от нас зависит, мы делаем, я вас уверяю. Работаем с сетями, сами видите — буквально за последние два года почти в любой сети уже появился органический продукт. Роспотребнадзор в связи с пандемией никак не может включиться, но движение есть, и я вижу прогресс за последние 15 лет. По крайней мере, молодому поколению уже не нужно объяснять, что такое органическая продукция.
Джоанна Уайт: Мы рекомендуем вовлекать в процесс заинтересованные стороны — фермеров, ветеринаров, поставщиков, транспортные компании, компании, которые занимаются забоем скота, розничных продавцов, тех, кто формирует политику и проводит ее в жизнь. Кто-нибудь в России уже создавал карту заинтересованных сторон, участвующих в цепочке фермерских поставок?
Олег Викторович Мироненко: В органике мы вынуждены формировать всю цепочку по одной простой причине — у нас все отслеживается от поля до прилавка. И поэтому разрыва здесь в принципе быть не может. У нас сертификация начинается с растениеводческой продукции, соответственно, вся кормовая база тоже сертифицирована. Дальше сертификация идет по животным, и всё, что касается их содержания, подлежит отдельной сертификации, поэтому она находится в этой же цепочке, и ее нельзя разорвать в принципе. Затем идет сертификация переработки, и для того, чтобы сертифицировать переработку, нужно оценить все предыдущие звенья цепочки. Нельзя переработать неорганическую продукцию в принципе. На этом в России сертификация заканчивается.
В европейских странах сертификация идет до полки, и полка сертифицируется в том числе. У нас пока этого нет, но всё равно магазины отслеживают путь — если фермер пришел в магазин, он обязан предъявить сертификат о своей продукции. И сначала команда, прежде чем сертификат принять, проверяет всё по цепочке, выходит на базу данных Минсельхоза и проверяет, действительно ли в этой цепочке нет разрыва. Поэтому знак у нас по сути один — зеленый листочек, хотя есть много знаков-классификатов. Есть мелкие, частные знаки, которые выдают частные сертификационные компании, но они всё равно обязаны аккредитовываться, и частный знак могут ставить только после государственного знака. По этому принципу работает весь мир: в регионе есть основной знак, который определен как органический, а все остальные знаки дополняют его. В Европе мы видим зеленый лист с 12 звездочками, в США — бело-зеленый кружок USDA. Эти знаки взаимно признаваемые, существует таблица взаимно признаваемых знаков, поэтому те, кто органикой питается, об этом знают хорошо.
Ник Палмер: Важно различать обязательные стандарты, применимые ко всем фермам, и добровольные стандарты — такие, как этикетка «Модерн Фермы». Я ожидаю, что российские министры все же захотят установить минимальные стандарты на уровне, необходимом для предотвращения рисков здоровью человека. Важно, чтобы добровольные этикетки соответствовали действительности. Пишут «фермерская продукция», а на самом деле она не имеет отношения к органической продукции, не имеет отношения к гуманному обращению с животными. Просто маркетинговый ход.
Олег Викторович Мироненко: К сожалению, на сегодняшний момент в законодательстве есть пробелы с точки зрения понятий. Нет понимания, что такое натуральный продукт или эко-продукт. Пробелы должны ликвидироваться, чтобы люди точно понимали, что к чему относится. Есть Агрокомитет, Госдума, Совет Федерации, которые должны все понятия привести в соответствие.
Я бы добавил, что наши социальные объекты должны снабжаться молоком и мясом от счастливых животных, потому что ген счастья никто не отменял, как и ген смерти. Когда мы с вами говорим о негуманном убиении животного, в конечном продукте всё это есть. Нельзя наших детей кормить тем, что выплакала корова.
Агнес Бальзани
советник по вопросам глобального благополучия животных в World animal protection (WAP), Великобритания
— Органическое фермерство действительно поддерживает инициативы по прекращению негуманного, жестокого обращения. Согласна, что важно поддерживать производство таким образом, чтобы обеспечивать и продовольственную безопасность. Нужно следить за балансом правильного питания и людей, и животных, например, улучшать качество продовольствия для людей и качество продовольствия для животных. В разных странах очень большой разброс — и законодательной базы, и локальных инициатив. Есть движения, в рамках которых выступают против использования антибиотиков или выступают за улучшение кормовой базы для животных.
Я готова участвовать в работе совета и предоставлю документы, где перечислены стандарты, которые используются во всем мире и которые могут быть применены для поддержания сбытовых предприятий, участвующих в цепочке, а также стандарты, касающиеся свиноводства, птицеферм и качества мясной продукции.
Ник Палмер
глава британского отделения Compassion in World Farming UK, Великобритания
— Для меня, как для человека, который занимается вопросами гуманного отношения к животным, интересно познакомиться с представителями государств, где другой уровень защиты животных. Работая вместе, мы можем улучшить стандарты и обеспечить их исполнение.
Важно проводить различие между обязательными государственными и добровольными стандартами.
— Ник Палмер
Очень важно проводить различие между обязательными государственными стандартами и добровольными стандартами, которых фермеры могут придерживаться. Государство обычно начинает с того, чтобы стандарты обеспечивали безопасность. Если приходит понимание того, что антибиотики могут обеспечить здоровье животных, но погубить здоровье населения, это тоже принимается во внимание. Но другая сторона — это озабоченность населения, и те стандарты, которые предлагают люди. Это экологические инициативы и инициативы, связанные со здоровьем и безопасным питанием. И здесь фермеры могут внести важный вклад. Очень важно, чтобы люди доверяли тому, что им предлагают, они должны быть уверены, что стандарты, которых придерживаются фермеры, высокие.
Человек может сказать: «Мне нужно накормить себя и семью, мне не хватает денег, мне все равно, какие стандарты». Но государство должно присматривать за стандартами. Если потребители приходят к тому, что они готовы тратить чуть больше, а стандарт обеспечивает большую безопасность и более высокое качество, то постепенно с увеличением количества таких потребителей будет уменьшаться стоимость. Стандарты HPCI, которые являются самыми высокими, не единственные — есть и другие, которые свидетельствуют о качестве продукта. Можно придерживаться самого высокого стандарта, либо придерживаться минимального стандарта, либо быть чуть выше него. Это бесконечный разговор между фермером и потребителем, и в конечном итоге он ведет к улучшению качества продукции.
Сергей Аксёнов
основатель ProFermer.com — портала для сельскохозяйственных организаций, Германия—Украина
— Представляю одновременно Германию, где я живу, и Украину, откуда я родом. Рад, что мы с вами не политики, и надеюсь, что политики прислушаются к простому народу, которому хочется быть здоровым, счастливым, и благо, есть такие люди, как вы делают эту инициативу международной. На данный момент я занимаюсь развитием платформы «ПроФермер» для налаживания взаимодействия между дилером и фермером.
Инициатива биопродукции в целом и здорового способа жизни в Европе, конечно же, давно на слуху, и постсоветское пространство в этом смысле отстает. Нам есть, в чем брать пример у европейского общества, начиная с того, как стандартизирован подход к организации труда и организации общения с животными, заканчивая тем, как общество относится к потреблению. Есть разные точки зрения, нельзя идеализировать и говорить, что все европейское общество питается биопродукцией. Проблемы здесь тоже присутствуют: люди не совсем осознают, что такое «органическая продукция».
Нам нужно брать лучшее, благо, что инициатива исходит со стороны общества, а не со стороны государства — это хороший знак, что общество готово. Государство — это регулятор, отражающий инициативу общества. Тем не менее, все тренды лежат на экономических основаниях. Я поддерживаю Ника Палмера: пока у общества нет потребности, бизнес волну не подхватит. Как думает бизнес: «А зачем нам это нужно делать? Как экономический эффект мы получим?». Если сформулировать этот самый эффект, то он станет катализатором, который не только в обществе поднимет инициативу, но и ускорит ее имплементацию в бизнесе.
Татьяна Константинова
учредитель и член правления ассоциации «Благополучие животных», Россия
— Согласна с предыдущим коллегой по поводу экономической составляющей. Для того, чтобы разговаривать с разными группами, совершенно точно нужно использовать разные языки. Если мы разговариваем с государством или с бизнесом — язык цифр или экономики нам в помощь. Я состою в комиссии, которая называется «Бизнес-практики для целей устойчивого развития» при Торгово-промышленной палате. В повестке на 2022 год нет ничего про сельхозживотных, и пока я слушала всех участников совета, написала коллегам, что необходимо эту повестку поднять на заседаниях по устойчивому развитию.
Ольга Побегаева
юрист, управляющий партнер «Сфера Права»
— При подготовке к дискуссии я изучала кадры содержания животных в интернете, и многие оказались для меня шокирующими. Имея юридический опыт в процессах и по законодательству, и по подготовке нормативных актов, готова помочь всецело в направлении развития гуманного отношения к животным в сельском хозяйстве. Хочу предложить в рамках Совета экспертов создание дорожных карт перехода на органическое производство и обучающих материалов для перехода к этичному фермерству и гуманному отношению к животным.
как драйвер устойчивого развития сельских территорий
и интенсификации рурализации
Этичное фермерство
21 сентября 2021
последствия для сельского хозяйства, здоровья человека
и нации в целом
COVID и антибиотики в животноводстве
19 декабря 2020
заключение
Резюме заседания
Что касается внедрения в операционную и стратегическую работу ESG-практик, то в нашей стране, к сожалению, тема ESG получила достаточно комплексное, но немного оторванное от реальности прочтение.
В рамках Совета экспертов была сделана попытка нового прочтения ESG-технологий для развития отрасли и выявления реальных практик, которые могут принести прибыль в сельском хозяйстве наряду с внедрением этических норм. Необходимо сформировать критерии гуманного отношения к животным в сельском хозяйстве и этичного фермерства и сделать их частью ESG-повестки в отрасли. На их основе в дальнейшем можно будет оценивать фермерские хозяйства и крупные агропромышленные комплексы. Понятно, что у нас только начинает зарождаться движение в рамках осознанного потребления и такого же осознанного ведения бизнеса, но мы видим, что энтузиасты существуют, и наша задача — этих первопроходцев, лидеров развития поддержать.