Top.Mail.Ru
  • USD Бирж 1.07 -10.53
  • EUR Бирж 12.87 -86.52
  • CNY Бирж 28.72 +-15.88
  • АЛРОСА ао 75.99 +-0.45
  • СевСт-ао 1864.6 +-9.2
  • ГАЗПРОМ ао 166.99 +-0.29
  • ГМКНорНик 159.38 +-0.52
  • ЛУКОЙЛ 7823.5 +-21.5
  • НЛМК ао 227.2 -0.1
  • Роснефть 584.05 +-3.95
  • Сбербанк 307.43 +-0.47
  • Сургнфгз 33.805 +-0.37
  • Татнфт 3ао 717.3 -1.3
  • USD ЦБ 93.44 94.09
  • EUR ЦБ 99.58 100.53
БЕСЕДА С ПАВЛОМ ЗАВАЛЬНЫМ
О взаимодействии науки
и производственного сектора

МОБИЛЬНАЯ СТУДИЯ ГАЗОВОГО ФОРУМА
СОВМЕСТНЫЙ ПРОЕКТ «ЭКСПЕРТ СЕВЕРО-ЗАПАД» И КОМПАНИИ «ГАЗПРОМ ПЕРЕРАБОТКА»
БЕСЕДА С ПАВЛОМ ЗАВАЛЬНЫМ
О взаимодействии науки
и производственного сектора

МОБИЛЬНАЯ СТУДИЯ ГАЗОВОГО ФОРУМА
СОВМЕСТНЫЙ ПРОЕКТ «ЭКСПЕРТ СЕВЕРО-ЗАПАД» И КОМПАНИИ «ГАЗПРОМ ПЕРЕРАБОТКА»
О взаимодействии науки и производственного сектора в сегодняшних реалиях
ПРЯМОЕ включение с форума
канд. техн. наук, председатель Комитета по энергетике Государственной Думы, президент Союза организаций нефтегазовой отрасли «Российское газовое общество»
ПАВЕЛ ЗАВАЛЬНЫЙ
— От чего, на ваш взгляд, зависит достижение технического лидерства России в отрасли на мировой арене и какова роль науки в этом процессе?
—  Вопрос технического лидерства краеугольный. Общепризнанная теория или факт, что уровень развития каждой страны будет проявлять именно техническое лидерство. И вопросы суверенитета страны начинаются с технического суверенитета. Особенно в наших условиях, когда санкции распространяются на все высокотехнологичное оборудование.
Нефтегазовый комплекс, начиная с недропользования, бурения скважин, особенно на шельфе, включая переработку, использует высокотехническое оборудование, и здесь вопрос достижения технологического лидерства, пожалуй, самый важный. В этом процессе роль прикладной науки имеет ключевое значение. И государство это понимает.
Санкции делают нас только сильнее. Да, в моменте мы проигрываем, идет задержка реализации инвестиционных проектов, каких-то направлений, но в то же время на перспективу это работает, и на развитие экономики, а также отечественных компетенций, будь то нефтепереработка, газохимия или бурение скважин. И эта работа идет, она началась еще в 2014 году.
Санкции действительно положительно сказались на развитии отрасли
— Павел Завальный
Если до этого приходилось компании уговаривать вкладываться в НИОКР, отечественную науку, производство, испытание новых образцов оборудования, технологии, то сейчас никого уговаривать не нужно. После 2014 года все поняли, что, если не будем этим заниматься, у нас не будет будущего. Компании должны постоянно развиваться, чтобы снижать себестоимость, повышать свою производительность труда, улучшать экономические показатели.
Что касается нефтегазового комплекса, было разработано 16 основных критических направлений, касающихся вопросов добычи, нефтепереработки, газохимии. И по этим направлениям совместно с компаниями научные коллективы начали предметно заниматься разработками. Привлекая науку академическую и прикладную, удалось наладить финансирование НИОКР. И этот тренд касается сегодня всех ведущих компаний по всем направлениям, будь то производство СПГ крупнотоннажного или газопереработка, газохимия, высокий передел углеводородов. И в ходе научно-практических конференций появилась возможность обсуждения полученного междисциплинарного опыта, результатов исследований, обмена опытом.
Задача каждой конференции — понять, где мы находимся в достижении поставленной цели и, самое главное, что необходимо делать, чтобы достичь этой цели. На выходе должно быть у всех общее понимание, в каком направлении двигаться.
—  Что необходимо сделать на уровне государства, чтобы отрасль развивалась максимально эффективно?
—  На законодательном уровне государство сделало все возможное для такого развития. Но нужно формирование системы поддержки предприятий. Нефтегазовый комплекс дает до 19% ВВП страны. Плюс 60% валютной выручки. Валютная выручка — это возможность решения вопросов. Нефтегазовый комплекс для того, чтобы быть конкурентным на внешних рынках, должен развиваться. Развиваться технологически, развивать свои компетенции, свое присутствие на рынке, быть конкурентоспособным по всем направлениям. Для этого надо создавать условия и обеспечивать экономические налоговые преференции, особенно в части запуска новых проектов, будь то проект производства Ямал СПГ или проект разработки месторождений.
В нулевых годах работала фискальная модель: добыл тонну нефти, неважно, какое месторождение и какие условия разработки, — заплати налог. В 2019 году было принято решение дифференцировать условия налогообложения. В основу расчетов уже принимались условия разработки в зависимости от глубин залегания, удаленности, истощенности, проницаемости пласта, поиска коэффициента и так далее. Но при применении на практике даже полное обнуление ставки НДПИ, например, не обеспечивало рентабельности разработок месторождения в тех ценах, которые сложились на внешнем рынке.
К этому добавилась необходимость субсидирования внутреннего рынка, поскольку у нас цены внутреннего рынка всегда ниже, чем на внешнем, как минимум в 2 раза на одни и те же нефтепродукты. Появилась уже новая модель НДД — налог на добавленный доход, который еще больше стимулирует. При этом удельная налоговая нагрузка снижается, увеличиваются объемы добычи нефти и так далее. Общий количественный налог сохраняет рабочие места.
Чтобы создать качественный инвестиционный проект, его нужно временно вырезать из общей системы налогообложения, создавая преференциальные условия, по крайней мере на срок окупаемости
— Павел Завальный
И в этих условиях, которые прописаны в контракте, проект реализуется, а действие внешних факторов, насколько это возможно, нивелируется. И многие проекты нефтегазовые, особенно в части переработки, попадают под возможность применения этого механизма. Чего не хватает? Не хватает, как всегда, денег. Нужны большие сроки и большие деньги. Это самый главный останавливающий фактор, потому что срок реализации инвестиционных проектов внушительный, как и срок окупаемости, — 10−12 лет и более. Конечно, когда ставка 15%, какая может быть окупаемость, какая рентабельность, чтобы окупить проект? Это просто невозможно.
Поэтому инвестор вынужден в этих условиях, понимая значимость проекта, субсидировать процентные ставки, гарантируя, допустим, процент ставки не больше 5% годовых. Все, что сверху, государство берет на себя, субсидирует банком эти процентные ставки. Потому что других вариантов нет. Сегодня запроса на изменение законодательства практически нет. Вопрос только в деньгах, возможностях финансирования и технологических ограничениях, которые необходимо преодолеть.
Необходимо формировать систему через субсидирование процентных ставок, создание налоговых преференций на срок окупаемости, вплоть до обнуления налога на прибыль, имущество, как это было сделано по ЯМАЛ СПГ.
Именно на этом этапе начинается развитие собственной компетенции, технологии, оборудования — идет загрузка промышленности, формируются заказы, начинается синергия науки и бизнеса. Государство в моменте проигрывает, недополучает налогов, но потом восполняет потери сполна, стимулируя развитие смешанного типа экономики
— Павел Завальный
— То есть это такая задача государственного масштаба, в которой нужно убедить корпоративный сектор принять активное участие?
—  Да. Именно. Поэтому необходимо всегда просчитывать общий эффект. В одном проекте даешь преференции, в других получаешь рост. Если ты возьмешь за основу расчетов принцип синергии — что за собой повлечет проект, сколько рабочих мест отдается, какой оборот, сколько заказов, как в рамках этих заказов будут развиваться компетенции, учтешь разные технологические моменты и другие аспекты — ты получишь реальную экономическую картину будущего развития.
Вот этим государство должно заниматься постоянно. Нет ничего совершенного, и необходимо каждый день работать над улучшением работы системы. В целом для инвестиционного развития вся законодательная база создана. Сейчас надо создать условия для привлечения инвесторов, как внутренних, так и внешних из дружественных стран, для того чтобы они вкладывались. Большие проекты — это большие деньги. Это миллиарды долларов. Вот возьмите реализацию СПГ. Производство 1 млн тонн СПГ — это минимум 1,5 млрд долларов инвестиций.
—  И соответственно, люди, которые инвестируют, должны понимать, в каких условиях они это делают.
—  Да. Какой срок окупаемости. Самое простое, когда ставка 15%, положить на депозит. 100 поделить на 15 — это 8 лет срока окупаемости денег, положенных на депозит. Возникает вопрос: а если я рискую, вкладывая в производство? Может проект окупиться за 5−6 лет? Это какая должна быть прибыль? Не меньше 20%. Для того чтобы при ставке финансирования 15% проект мог окупиться и инвестор еще что-то заработать. Понимаете?
—  Насколько готовы регионы к тому, чтобы приходили инвестиционные деньги?
—  Вы знаете, регионы разные. Самое важное — создать условия для развития в основных регионах-донорах. Сейчас их 12. Чтобы не было так, что, ага, ты работаешь, больше производишь. Мы у тебя все забрали, отдали регионам, которые находятся на более низком уровне развития. Я не хочу применять термин «депрессивные регионы». У нас нет таких, у нас есть просто регионы, где надо больше вложиться, чтобы получить развитие. Эти регионы нельзя останавливать, например, Калужская область — там большую роль играет инициатива на местах, создание условий для инвестиций, поддержка работы свободных экономических зон, личное отношение руководства к инвесторам.
—  То есть все равно есть запрос на тех управленцев, которые действительно способны принимать решения в регионах и под личную ответственность привлекать инвесторов. И может быть, даже где-то нарушать систему для того, чтобы делать дело.
—  Знаете, конечно, всегда во главе угла человек. Сегодня мы строим общество, государство для человека. С одной стороны, это формирует потребительское отношение к государству. С другой — с человека можно спросить. Поднимается вопрос лояльности гражданина в ответ на преференции, получаемые от государства.
В прошлом я 15 лет возглавлял компанию и всегда понимал: сначала ты заботишься о человеке, а потом человек становится лояльным и делает необходимую работу для компании. Вкладываешься в человека, в его компетенции, создаешь мотивацию достижения. Самое главное, чтобы у конкретного человека были компетенции и мотивация. А все остальное — принимать решения, управлять — этому можно научить. Чему невозможно научить? Ответственности. Патриотизму. Это надо воспитать с детства.
—  Что бы пожелали российской науке?
—  Никогда не останавливаться на достигнутом. Понятно, что в теоретической науке всегда сложнее, существует высокий риск не реализации проектов. Дальше проще, когда уже работает прикладная наука, есть опытные образцы и понимание, получится или не получится. А вот на стадии самой науки, теории, идеи — здесь максимальные риски. Реализация этих идей очень сложна. В этот момент сложно искать спонсоров, тех людей и компании, которые готовы подхватить, вложиться, достичь совместно результата.
Важно никогда не останавливаться на достигнутом. Убеждать, уметь зажигать, показывать полезность реализации отдельных идей и направлений для промышленности, экономики, находить слова, чтобы преодолеть этот разрыв между наукой и прорывными идеями, технологиями и тем отрезком, где мы сейчас находимся.
— Павел Завальный
Путь от идеи до реализации занимает длительное время. Наша задача — сократить его максимально. Тогда мы получим результат. И тогда мы в самом деле сможем стать техническими лидерами. А через техническое лидерство получить технический суверенитет и, как следствие, суверенитет в экономике. Если мы лидеры, наш продукт востребован, конкурентен, создаются новые рабочие места, растут социальные доходы людей, благополучие граждан и прочего. Все это вещи взаимосвязанные.
Читать дальше
Посмотрите другие статьи партнерского альманаха — совместного проекта редакций «Эксперт Северо-Запад» и «Переработка».
БЕСЕДА С АЙРАТОМ ИШМУРЗИНЫМ
Айрат Вильсурович Ишмурзин –кандидатом технических наук, генеральным директором ООО «Газпром переработка»
Беседа с РустемОМ ГалиевЫМ
Рустем Фаузарович Галиев — заместитель генерального директора по перспективному развитию ООО «Газпром переработка»