Будущее — с особенностями
USD Бирж 64.28 +0.06
EUR Бирж 70.92 +0.07
CNY Бирж 9.1 +-0.01
АЛРОСА ао 69.64 -0.76
СевСт-ао 886.4 -5.4
ГАЗПРОМ ао 226.46 -0.46
ГМКНорНик 15968 -28
ЛУКОЙЛ 5421 +-29
НЛМК ао 129.64 -0.58
Роснефть 412.7 +-0.7
Сбербанк 229.09 -0.69
Сургнфгз 36.29 -0.04
Татнфт 3ао 702.7 -2.7
USD ЦБ 64.25 64.37
EUR ЦБ 70.85 70.93
На VIII международный культурный форум привезут Ботичелли
Лента новостей

Будущее — с особенностями

Общество
Алена Журавлева
Будущее — с особенностями
Jon Flobrant
Приезжающие в Швецию россияне часто поражаются тому, насколько активны в этой стране люди с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ). Здесь создана доступная среда, но не это главное. Гораздо важнее то, что уровень включенности людей с ОВЗ в обычную жизнь гораздо выше, чем во многих других странах. 

Секрет прост: власти Швеции стараются минимизировать число живущих на пособии, предоставив максимальные возможности для трудо­устройства. И делается это не только и не столько из соображений гуманизма: благодаря этому увеличивается число налогоплательщиков. Такой подход стоит денег и требует усилий, но, как уверяют шведы, окупается.

Доктор медицинских наук, сотрудник Университета Эребру Юханна Густавссон подтверждает, что уровень занятости людей с ОВЗ в Швеции в среднем выше, чем во многих других странах. 71% людей с ОВЗ в стране считают себя трудоспособными, то есть либо работают, либо ищут работу. Подтверждают данные и исследования Международной организации труда. Из 58 стран, охваченных исследованием, наиболее высокий уровень занятости людей с ОВЗ продемонстрирован в Швейцарии, Исландии и Швеции — выше 60%.

Также Швеция показывает один из лучших результатов при сравнении уровня занятости людей с ОВЗ с уровнем занятости населения в целом — разрыв составляет менее 10%. К слову, антилидером рейтинга является Россия: у нас разрыв между уровнем занятости людей с ОВЗ и населения в целом составляет 52,7%. Чуть отстают от России США (46,4%) и Перу (45,8%).

Однако сами шведы признают, что статистика далека от истины. Директор по вопросам политики доступной среды шведского Агентства по формированию доступной среды Микаэль Кляйн, отмечает, что с подсчетами не все просто. Подвох кроется в определении ОВЗ: в Швеции оно слишком широкое. К примеру, Юханна Густавссон приводит данные, в которых учитывают тех, кто сам себя причисляет к ОВЗ. Это вполне объяснимо: в Швеции нет государственного медицинского освидетельствования — есть лишь система анкет и опросников, с помощью которой представители государства определяют, нуждается ли человек в социальной поддержке, в какие программы трудоустройства его можно вовлечь. Пособие же по инвалидности назначается только в том случае, если человек абсолютно нетрудоспособен.

Так что, уверен Микаэль Кляйн, если бы использовались сопоставимые показатели, результаты и по доле трудоустроенных людей с ОВЗ, и по разрыву в уровне занятости с людьми без ОВЗ были бы примерно такими же, как в России и США. Проще говоря, многие из тех, кому трудоустроиться и адаптироваться в Швеции помогает государство, в России такой помощи в принципе не получали бы, а вынуждены были бы справляться со своими сложностями сами.

«Ни на что не пригоден мертвец»

В Швеции к трудоустройству людей с ОВЗ применяют особую модель. Во-первых, она не предполагает серьезных ограничений. Так, в стране отсутствует система квотирования рабочих мест, которая, например, действует во многих европейских странах. Также не предусмотрено и жесткого антидискриминационного закона, который применяется в США, Великобритании и многих других странах. Впрочем, не закреплено законодательно и право людей с ОВЗ на работу.

Зато в стране ведется активная политика на рынке труда, направленная на стимулирование работодателей принимать на работу людей с ОВЗ. В стране, как заметил Микаэль Кляйн, руководствуются принципом, упомянутым еще в сборнике древнеисландских песен о богах и героях «Старшая Эдда»: «Пастухом будь безрукий; кто хром, может ездить; / Может сражаться глухой. / В слепом больше проку, чем в прахе сгоревшего: / Ни на что не пригоден мертвец» («Старшая Эдда», «Изречения Высокого», перевод С. Свириденко).

Применительно к рынку труда это означает, что каждому можно подобрать ту работу, которую он сможет делать. Как показывает исследование, проведенное в Швеции, чаще всего необходимо дорабатывать не транспортную доступность или оборудование на рабочем месте, а режим или темп работы, а также сами выполняемые сотрудником задачи. Здесь, правда, надо делать поправки на то, что в Швеции уже создана доступная среда в разрезе транспорта, уличной инфраструктуры и т. д. — возможно, именно с этим и связаны низкие потребности в адаптации транспорта.

В Швеции людям с ОВЗ предлагается множество путей трудоустройства. Как рассказывает заместитель начальника отдела содействия трудоустройству Комитета по труду и занятости администрации Стокгольма Ларс Алениус, есть возможность работать в сфере услуг по двухлетнему трудовому договору в организациях городского подчинения, параллельно проходя обучение. Цель программы — добиться того, чтобы каждый второй участник программы сохранил свое рабочее место по истечении контракта.

Еще один вариант — программа I work, которая была создана как альтернатива упомянутой выше дневной занятости, помогающая обеспечить переход на открытый рынок труда тем, кто работает в центрах дневной занятости, но способен и хочет развиваться дальше. Также есть Alfa, программа индивидуального размещения и поддержки (IPS), ориентированная на трудовую реабилитацию людей с психическими расстройствами.

Трудоустройство как бизнес

Особую роль в трудоустройстве людей с ОВЗ играют такие предприятия, как MISA и Samhall. В MISA приходят те люди с ОВЗ, которые хотят быть трудо­устроены. В компании 12 подразделений в округе Стокгольм и еще по одному в Хельсингборге, Лунде, Вестеросе и Упсале. Главной целью сотрудников MISA является реализация возможностей трудоустройства людей с ОВЗ, а также создание им лучших условий для участия в жизни общества.

Заметим, что в MISA не принимают людей с ОВЗ на работу, а делают все возможное, чтобы найти им ту работу, в которой они смогут реализоваться и самостоятельно себя обеспечивать. Среди инструментов — беседы для выяснения потребностей и особенностей человека, психологические тренинги и многое другое. При этом в MISA уверены, что адаптировать человека в тепличных условиях — например, на предприятиях, созданных специально для выработки навыков у людей с ОВЗ, бессмысленно. Смена условий вынудит начинать процесс заново, так что нужно сначала подобрать рабочее место, а затем уже помогать с адаптацией.

К примеру, один из подопечных MISA, у которого в возрасте 30 лет выявили синдром Аспергера, дважды проходил курс в компании. После первого курса он устроился архивариусом в местную телекомпанию и какое-то время там успешно работал, а после второго — в ИТ-подразделение одной из крупнейших телеком-компаний Швеции. Смена работы была связана с конкретизацией собственных приоритетов человека — заниматься ИТ ему было интереснее, чем работать в архиве.

В Samhall попадают те, кто не смог найти себя с помощью других инструментов и программ, но хочет работать. Типичный сотрудник компании — человек с нейропсихическими расстройствами, трудным прошлым, не закончивший школу и не задерживавшийся на предыдущих местах работы, страдавший от наркотической или алкогольной зависимости и не уверенный в себе. Как объясняет исполнительный директор Samhall Моника Лингегорд, цель компании — развить трудовые навыки у таких людей и показать, что они способны к трудоустройству, а также преодолеть их отчужденность, способствуя устойчивому развитию Швеции.

Samhall — компания со стопроцентным государственным капиталом, 25,5 тыс. сотрудников в 600 городах и оборотом (в пересчете валюты) около 65 млрд рублей. В планах на 2019 год — обеспечить 36 млн человеко-часов оплачиваемой занятости, переход 1,5 тыс. сотрудников на новое место работы к другому работодателю, параллельно проведя набор 40% персонала из приоритетных групп. Также среди целевых показателей — занятость молодых людей с ОВЗ с субсидированной зарплатой для развития трудовых навыков, а также занятость для категории людей с ОВЗ с компенсацией нетрудоспособности по болезни на уровне 75%. При этом рентабельность собственного капитала за деловой цикл должна составить 7%, а показатель платежеспособности — 30%.

Один из самых крупных клиентов Samhall — аэропорт Арланда, где компания оказывает клининговые услуги. Это не благотворительность со стороны аэропорта: Samhall выиграла публичный тендер, причем уже не первый раз. Как пояснили в Samhall, для выполнения контракта потребовалось существенно больше сотрудников, чем понадобилось бы обычной клининговой компании. При этом каждый их них получает не менее минимальной оплаты труда по данной должности — за этим строго следят профсоюзы. Конкурировать по цене контракта помогают госсубсидии на заработную плату и дополнительные производственные расходы.

Среди любопытных трендов, которые отметили в Samhall, — сокращение доли людей с физическими ограничениями и рост доли людей с психическими и когнитивными нарушениями, а также уменьшение доли коренных шведов.

ОВЗ как точка роста

Samhall и MISA не единственные, кто зарабатывает на ОВЗ. Есть и те, кто сделал ставку не на трудоустройство, а на особое отношение к этой категории людей. Посол по вопросам доступной среды сети отелей Scandic Магнус Берглунд вспоминает, как в компании обратили внимание на эту сферу: «Может быть, моя должность была бы не очень нужна Scandic, ведь здания сеть арендует, поэтому могла бы просто следовать нормам законодательства в той стране, где расположены отели. Именно так и работает большинство сетей отелей во всем мире. Но Scandic пошел другим путем для того, чтобы привлечь больше гостей».

По его словам, все началось с личных проблем. В 2002 году он находился на длительном больничном, мог пройти не больше 5–10 метров. До этого Магнус Берглунд в течение 12 лет работал в гостиничном бизнесе, но не представлял, как человек с функциональными особенностями может справляться с перемещениями по странам и даже городам.

Когда ему потребовалось поехать в Копенгаген и Мальме, он выяснил, что в аэропорту Арланда может получить специального помощника и коляску на время пребывания. Затем он изучил предложения пяти гостиниц, чтобы выяснить, что они могут предложить человеку с функциональными особенностями. Информация всегда касалась только здоровых людей: в одном отеле рассказывали, где и как можно играть в гольф, в другом — как арендовать лошадь. Однако ему нужно было узнать высоту кровати, может ли он заехать в отель на коляске, есть ли специально приспособленные комнаты — этой информации не было. Да и закона, который бы однозначно определял наличие подобных условий, не существует ни в Швеции, ни в Дании, поэтому каждый отель решал задачу по-своему.

Такой личный опыт подтолкнул Берглунда к разработке бизнес-идеи, которую он и предложил сети отелей Scandic. Суть ее была в том, чтобы увеличить поток гостей, обеспечив доступную среду в гостиницах. Осенью 2003 года его приняли на работу. Первое, что сделали в рамках новой программы в сети отелей, — предложили всем руководящим сотрудникам два часа поездить в коляске по отелю — за три месяца весь персонал отелей опробовал на себе предоставляемые людям с ОВЗ возможности. «Это лишь один вид функциональных особенностей, но это прекрасный вариант, чтобы заставить руководство отеля подумать о том, что нужно поменять», — поясняет Магнус Берглунд.

Многие сотрудники обратили внимание на то, что нужен стол с регулируемой высотой и множество других деталей. Но одним из самых важных оказался вопрос, как закрыть туалет. Из 155 сотрудников, которые ездили в колясках, ни один не смог закрыть дверь в туалет, хотя в отелях были туалеты, которые построены в соответствии со всеми правилами и нормативами. Как отметил Берглунд, «туалетный вопрос» крайне важен и чрезвычайно масштабен: только в Пекине, Сингаупуре и Гонконге он видел туалеты, где колясочник может закрыть двери самостоятельно. Даже в Брюсселе, где были потрачены миллиарды на обеспечение доступной среды, в штаб-квартире ЕС он нашел восемь специальных туалетов, которые невозможно закрыть, сидя в коляске. На самом деле, чтобы решить проблему, достаточно вместо всем привычной ручки на двери установить специальный рычаг стоимостью около 250 крон (порядка 1,7 тыс. рублей). Еще одна проблема — расположение сушилок: они висят так высоко, что коляской нельзя пользоваться в деловом костюме, помыв руки, вытирать их приходится о штаны.

«В Брюсселе, в штаб-квартире ЕС, я увидел самый большой в мире туалет для инвалидов, — рассказывает Магнус Берглунд. — В нем можно было дотянуться до сушилки, но, чтобы воспользоваться туалетной бумагой, нужно было пройти полтора метра до противоположной стены».

Осознание масштаба проблемы привело сеть отелей к еще одному решению — запустить программу обучения персонала. Сначала обучили технический персонал — тех, кто отвечает за оборудование комнат, но этого оказалось недостаточно. Кроме того, разработан собственный стандарт сети Scandic, предусматривающий множество деталей — от оборудования и планировки туалетов до наличия специального крючка для палки, который стоит около 10 шведских крон. К примеру, в номерах есть специальный будильник с вибрацией, который связан с пожарной сигнализацией и кладется под подушку. Если сигнализация сработает, включится и будильник — для слабослышащих постояльцев это единственный вариант предупреждения.

Берглунд уверяет, что для сети отелей соблюдение стандарта не подразумевает дополнительных расходов: переоборудование проводилось постепенно, поэтому приобреталось только то, что соответствовало новому стандарту. При этом сеть получила и экономические выгоды. К примеру, при проведении конференции на 400 участников, один из которых колясочник, именно он будет определять, где состоится мероприятие.

Кроме того, почти у всех госведомств при проведении тендеров на помещения для конференций есть требования по приспособленности площадки для размещения людей с ОВЗ. Норвегия, кстати, опережает всех по правилам доступной среды, которые учтены в госзаказе на проведение мероприятия: там 25% содержания техзадания связано с доступной средой. И это касается не только аспектов физической доступности, но и, например, наличия безглютеновой и безлактозной диеты на шведском столе.

Еще одно направление гостиничного бизнеса — обслуживание туристов и отдыхающих. Причем, 50% всех доходов туристического сектора в США и Европе генерируют люди старше 60 лет. И нужно понимать: по статистике европейцы в возрасте 60 лет и более в 40% случаев имеют какие-либо функциональные особенности. Если человеку 65 лет, то вероятность функциональных особенностей — более 50%, а в возрасте 75 плюс — уже 70%.

Но именно в возрасте старше 60 лет европейцы (и, кстати, американцы) хотят все более активно путешествовать. Доля услуг для людей с функциональными особенностями, которую можно получить в аэропорту, ежегодно возрастает на 25–30%. В Копенгагенском аэропорту только за июнь этого года помощью персонального ассистента воспользовались 16 тыс. раз. Тенденция становится все заметнее, и под ее воздействием меняется весь туристический сектор.

Как замечает Микаэль Кляйн, работодатели считают, что скоро будут испытывать серьезный недостаток трудовых ресурсов — это обусловлено демографической ситуацией. Именно поэтому они будут вынуждены привлекать все больше людей с ОВЗ и менять под их потребности среду. Шведское государство, учитывая это, ставит перед собой весьма масштабные цели: к 2030 году все граждане страны должны работать на 100% своей трудоспособности.

Стокгольм — Санкт-Петербург

До конца разработки Стратегии развития Арктики – 2035 остается несколько месяцев, однако представители профессиональных и экспертных сообществ считают, что многие принципиальные вопросы так и не решены.
Последние материалы
«Железный занавес» и валютные риски: почему частные инвесторы из РФ не жалуют иностранные акции
Российские инвесторы с небольшой суммой вложений отдают предпочтение государственным облигациям.
Зарплаты россиян все еще в тени
Объем выплат заработной платы в конвертах в России остается высоким, при этом в серой зоне зачастую предпочитают оставаться не только малые и средние предприятия, но и крупные компании. Петербургские бизнесмены объяснили, почему зарплаты россиян все никак не выйдут из тени
Дым без огня?
Электронные системы доставки никотина могут потеснить табачные изделия на российском рынке, однако сейчас, по мнению представителей этого бизнеса, отрасль нуждается в техническом регулировании со стороны государства.