• USD Бирж 79.22 +-2.73
  • EUR Бирж 93.07 +-2.71
  • CNY Бирж 11.78 +-0.38
  • АЛРОСА ао 74.09 +-0.74
  • СевСт-ао 1072 -4.6
  • ГАЗПРОМ ао 160.19 -1.11
  • ГМКНорНик 19236 -136
  • ЛУКОЙЛ 4157.5 -42.5
  • НЛМК ао 181.48 -0.32
  • Роснефть 373.95 -0.4
  • Сбербанк 208.58 -0.7
  • Сургнфгз 34.135 -0.13
  • Татнфт 3ао 423 -2.9
  • USD ЦБ 77.55 76.46
  • EUR ЦБ 91.26 90.36
Expert Community
Expert Community
Лента новостей

Дистанционное образование: с небес в болото

Общество
Алена Журавлева
Дистанционное образование: с небес в болото
unsplash.com
Всего лишь пару недель назад я готова была подписаться под прогнозом о том, что перевод школ на дистанционное обучение станет драйвером цифровой трансформации всей системы образования. Казалось, что педагоги и ученики с родителями, распробовав такие удобные и простые инструменты онлайн-образования, сами превратятся в амбассадоров новых цифровых возможностей.

Увы, но в ближайшем будущем этого ждать не стоит: по завершении первых дней дистанционного образования нужно признать поражение цифровизации данной отрасли. Более того: ситуация оказалась настолько катастрофичной, что нам, видимо, придется сделать шаг или даже два назад, в обратную сторону от онлайн-обучения.

Фундаментом для дальнейшего разочарования стала системная проблема: учителям пришлось на свой страх и риск выбирать платформу для обучения и отдельные инструменты. Не спасло даже наличие быстро запущенного на весь Петербург портала дистанционного обучения. Во-первых, учителя понимали, что он «ляжет» первым. А во-вторых, те, кто пытался пользоваться его возможностями, были недовольным контентом. Так что каждый искал что-то свое.
В результате многие ученики получили огромные задания на неделю, в которых традиционно «смешались в кучу кони, люди». По каждому предмету предлагались свои платформы, и даже если платформы совпадали, для доступа к заданию от учителя нужно было вводить отдельные пароли.

Добавила масла в огонь и распространенная из официальных источников информация о том, что детям нельзя заниматься перед экраном компьютера более получаса подряд, следовательно, учебный план не мог включать только лишь онлайн-задания. Нужно было составить планы уроков так, чтобы соединить новые и классические инструменты.

Понятно, что если старшеклассники с задачей подключения к разным порталам и интерфейсам могли справиться сами, то в остальных случаях все легло на плечи родителей. К сожалению, с техническими проблемами и в процессе подготовки, и в первый день обучения система также не помогла. Ученики и учителя вынуждены были справляться сами — школы, которые смогли обеспечить техподдержку, нашлись, но они были, скорее, исключением, чем правилом.
Большинство платформ, выбранных учителями, перестали работать в первый же день перехода на дистанционное обучение. В результате это вылилось в перегрузку учителей, детей и родителей, а также в цунами негатива в соцсетях по отношению к школам и учителям. Как следствие — потеря веры в онлайн-обучение даже у тех, кто раньше был адептом цифровизации.

Данный кризис показал и другую сторону неготовности многих учителей и системы в целом: отсутствие понимания принципов работы в цифровой среде. Неожиданно для всех оказалось, что дети в онлайне и в условиях дома работают совершенно в другом темпе, иначе воспринимают материал, да и с концентрацией при отсутствии присмотра беда. Работа по формированию у детей умений самостоятельно работать с теоретическим материалом, анализировать и делать выводы, а затем применять усвоенную теорию на практике либо не проводилась в принципе, либо проводилась в урезанном виде. Поэтому в первый же день многие дети до глубокой ночи делали то, что учитель задал из расчета 45 минут урока плюс домашняя работа.

А родители, к которым дети бросились за объяснениями, начали бомбардировать соцсети просьбами порекомендовать репетиторов, которые могли бы взять на себя задачу выполнения функции учителя. Понятно, что ситуация осложняется переходом многих взрослых на удаленный режим работы, из которого дети родителей беспощадно пытаются вырвать.

Еще одной сложностью оказались в принципе напряженные отношения между школой и родителями. Даже те учителя, кто имел техническую возможность проводить онлайн-уроки, от этой идеи отказывались из-за опасения критики со стороны родителей. Показателен в этом отношении моментально набравший популярность бородатый мем: «Поделитесь, как у вас происходит дистанционное обучение. — Не знаем, мы свою учительницу в WhatsApp заблокировали».

И действительно, уроки и ранее во многих школах были выстроены так, что от родителей требовались участие в освоении программ. Сейчас же, и без того поставленные в сложные условия изоляции, удаленной работы или ее потенциальной потери, родители начали возмущаться, жаловаться и скандалить еще сильнее.

Можно ли было изменить ситуацию? Наверное, да. И дело не только в неработоспособности основных порталов, на которые учителя сделали ставку.

Скорее, надо было за лишнюю каникулярную неделю научить педагогов принципам выстраивания программ обучения в цифровой среде, оценкам объема онлайн-заданий и инструментам контроля.

Представителям министерства просвещения России, комитета по образованию Петербурга не нужно было делать вид, что рекомендация нескольких платформ решит все проблемы: учителей не заменить хотя бы потому, что все дети разные и требуют индивидуального подхода — уж кто-кто, а представители системы образования это должны знать. Так что проведения вебинара для учителей о том, как зарегистрироваться на петербургском портале дистанционного обучения и давать там задания, было явно недостаточно. Подход должен был быть системным, не стоило относить к дистанционному образованию как к временному костылю. Да, времени на трансформацию подходов было мало, но оно было.

Обязательно необходимо было организовать службы техподдержки — в школах, в районах, в городе. Это сняло бы с педагогов непрофильную нагрузку, позволило бы сосредоточиться именно на составлении программы.

Администрации школ и методисты должны были наладить взаимодействие между учителями. Это позволило бы избежать дублирования регистраций на одном и том же портале и сложностей для учащихся. Можно было бы узнать в тех школах, где уже используют онлайн-обучение, о подводных камнях процесса, избежав таким образом детских ошибок.

Если бы все эти меры были приняты, будущее дистанционного образования было бы в разы более светлым. Сейчас же отрасли можно только посочувствовать. В ближайшее время все более-менее успокоится и до конца изоляции мы так или иначе доживем. Но, обжегшись на молоке, учителя (да и администрация школ и представители профильного министерства) будут дуть на воду. В результате то, что могло стать драйвером цифровизации, станет сдерживающим фактором. Как скоро удастся пробить путь через бурелом всеобщего негатива, возникшего по итогам периода изоляции, сейчас предсказать невозможно.

Поддержите авторов EXPERT Северо-Запад

Благодаря вам мы развиваем независимую деловую журналистику в России, готовим отраслевую аналитику и привлекаем к работе лучших экспертов.

Поддержать редакцию
Четвёртая передача цикла посвящена профессии врача, работающего в экстремальных условиях. Гость выпуска — Юрий Анатольевич Сухонос, доктор медицинских наук, военный врач, действительный государственный советник 2-го класса.
Свежие материалы
Состоялась дискуссия «Банкротство. Изменения в новой реальности»
Деловой журнал «Эксперт Северо-Запад» и Сбербанк провели четвертую онлайн-встречу с представителями бизнес-сообщества
Дело Дома Зингера
Тема приватизации значимых объектов Петербурга болезненна и по сей день. Город на Неве можно полноправно назвать столицей и колыбелью отечественной приватизации.
Валентина Миронова — о ситуации в легкой промышленности и моде plus size
Экономика, 23 Окт 12:47
По итогам года падение объемов продаж будет практически у всех предприятий легпрома. Но все готовят к запуску новые коллекции.