• USD Бирж 72.1 +-0.48
  • EUR Бирж 87.4 +-0.3
  • CNY Бирж 11.26 +-0.05
  • АЛРОСА ао 134.14 +-1.12
  • СевСт-ао 1723.2 +-7.4
  • ГАЗПРОМ ао 276.99 -0.49
  • ГМКНорНик 26166 +-62
  • ЛУКОЙЛ 6537.5 -30.5
  • НЛМК ао 271.14 +-2.04
  • Роснефть 534.5 +-1.7
  • Сбербанк 313.63 -0.62
  • Сургнфгз 36.335 +-0.05
  • Татнфт 3ао 524.2 -0.3
  • USD ЦБ 71.68 72.2
  • EUR ЦБ 87.33 87.81
Премия эксперт года 2021 дворец труда
Премия эксперт года 2021 дворец труда
Лента новостей

Рождение нового рынка

Экспертное мнение
Кристина Муравьева №2 (779)
Рождение нового рынка
Фото: «Клуб лидеров» в СПб и ЛО
Очевидным эффектом инвестиций граждан в глобальный фондовый рынок является отток средств из местной экономики. При этом компании на местном уровне нередко сталкиваются с дефицитом оборотных средств, кассовыми разрывами, дебиторскими задолженностями партнеров, поэтому нуждаются в заемном капитале.

Появление удобного и надежного механизма инвестирования средств граждан в местную экономику может не только стимулировать ее развитие, но и дать возможность заработать инвесторам. Однако надежных инструментов для инвестирования относительно небольших средств физических лиц в локальные предприятия пока не создано, и рынок этот только формируется.

Разобраться в сложных инвестиционных хитросплетениях и ответить на вопросы о том, как изменился фондовый рынок, что такое финансовые маркетплейсы и как воплотить идею народных облигаций в жизнь, помог генеральный директор инвестиционной компании «Питер Траст» Антон Мамаев, один из немногих экспертов в области привлечения инвестиционных средств граждан в местную экономику.

— Изменилась ли структура инвестиционно привлекательных отраслей в постпандемийный период?

— Безусловно, и продолжает постоянно меняться. В пандемию нужно было покупать акции фармпредприятий, компаний по доставке еды, сервисы домашних кинотеатров. Люди сидели дома, смотрели кино, заказывали еду, покупали антисептики. Эти компании росли. Сейчас стали бояться инфляции.

Технологические компании начали продавать, а покупают так называемые акции циклических компаний. Сейчас это нефтяные компании, производители всевозможных металлов и сами металлы и т. д. Они растут в цене. Технологические компании снижаются. Рынок всегда в движении.

— Как вы оказались в теме инвестирования?

— Я работаю на финансовом рынке уже 24 года. В начале 1990-х годов получилось поучиться в Бостонской школе в США. Один из преподавателей меня по-настоящему заинтересовал темой экономики и рынка ценных бумаг. Затем я закончил экономический факультет СПбГУ, на третьем курсе которого пошел работать в «Инкомбанк».

Сначала много работал по найму в разных организациях, последним местом работы была «Тройка Диалог», где руководил петербургским филиалом. А потом создал свою компанию, как раз перед кризисом в 2007 году. Кризис прошли очень хорошо. Мы для себя нашли интересную нишу и в ней работаем — оказываем классические брокерские услуги нишевым клиентам и развиваем экспертизу инвестирования средств граждан в местную экономику.

Финансовая грамотность населения пока все еще не позволяет использовать весь потенциал и инструментарий системы. Менталитет русского человека говорит о том, что, если ты владеешь квартирой, это надежно, потому что она твоя. Единственное, что не всегда понятно, как ее превратить в деньги. Что касается фондового рынка — в нашей стране доля населения на нем всегда была ничтожно маленькая, меньше 5%. Потому что к нему отношение было достаточно скептическое, вероятно, это связано с пирамидами вроде МММ. Население обожглось и с опаской смотрело на фондовый рынок.

Действительно, инвестиции на фондовом рынке рискованные, но и возможности он предоставляет. Постепенно отношение людей будет меняться — начнут подтягиваться на рынок. Такая тенденция уже есть. Во многом этому способствуют упавшие ниже 4% ставки по депозитам. Когда можно было на доходы по депозитам жить — в общем-то больше ничего и не нужно. А сейчас стали думать о поиске нового дохода. В 2020 году наблюдался наплыв частных инвесторов на фондовый рынок: по оценкам Московской биржи, порядка триллиона рублей на брокерские счета вышло. Но это все равно мало. Для сравнения — депозиты физлиц составляют больше 30 трлн рублей. Поэтому огромный потенциал остается.

При этом население, которое находилось в депозитах, со­всем неопытные инвесторы. Да и неблагонадежные участники рынка воспользовались отсутствием финансовой грамотности, продавая населению сложные финансовые продукты, по которым вероятность заработать, прямо скажем, была не очень высокая. Поэтому та инициатива Центробанка, которая появилась в прошлом году и продолжилась в этом, — запретить продавать неквалифицированным инвесторам сложные структурные продукты, она с точки зрения доходов для многих профучастников, конечно, безумно невыгодная, но с точки зрения системного подхода к рынку и сохранения средств граждан абсолютно верная.

И здесь важно продавать населению честные продукты, которые позволят людям не потерять деньги, а заработать выше, чем по банковскому депозиту. При этом государство будет понимать, что средства частных лиц действительно работают на экономику страны.

Проста по сути, но сложна по воплощению

— Одной из главных тем, обсуждаемых на федеральном уровне, стала идея привлечения инвестиционных средств граждан в местную экономику. Вы являетесь амбассадором этой идеи на Северо-Западе. Расскажите об инициативе.

— Сейчас средства граждан приходят на фондовый рынок. И задача людей, которые мыслят стратегически, все-таки использовать эти деньги на благо страны и развития своей инфраструктуры. Достаточно давно уже были попытки создать финансовый маркетплейс, но пока неудачные. Идея оказалась простой по сути, но сложной по воплощению.

Марктеплейс в этой концепции представляет собой с виду обычный сайт, куда может прийти любой желающий и не только купить какой-то финансовый инструмент, но и получить информацию, представленную в доступном и понятном для конечных пользователей виде. Это такое народное инвестирование, но не в неизвестные компании и акции, а в собственный регион, город, страну. Почему на Московской бирже эта история полностью не заработала — сказать сложно. Может, тогда потребитель не был готов.

Но зато было принято два федеральных закона, благодаря которым дальше стало возможно развивать тему народных инвестиций. Один об инвестировании с помощью инвестиционных платформ, а другой — о совершении сделок с помощью финансовых платформ. И те, и другие контролируются Центро­банком, ведется специальный реестр, но суть их работы абсолютно разная.

Инвестиционные платформы в понимании федерального закона — это платформы, которые используются для краудфандинга. По ним есть ограничения. Тот, кому нужны деньги, с помощью платформы может в течение года привлечь не более миллиарда рублей.

Второй федеральный закон о совершении сделок с помощью финансовых платформ был принят только в прошлом году, и он как раз про те самые маркетплейсы. Задача этой платформы — не совершить сделку от своего имени, а свести внутри себя эмитентов — финансовые институты и граждан. Предоставить им возможность друг друга найти для того, чтобы они совершили сделку. Что тут важно: такого рода платформа не привязана к какому-то конкретному профессиональному участнику, она для всех. К ней могут быть подключены и банки, и, самое главное, просто частные лица.

Технически сейчас можно донести максимум информации, предоставив ее в понятном виде. Частный инвестор, придя на платформу, должен понять, что он покупает. Это очень важно. И те разработчики, которые преуспеют в этом, станут частью нового, интересного рынка. Сейчас история только зарождается, но появился реальный шанс получить высокотехнологичный и безопасный продукт для страны и для себя.

— Есть риски для того, кто планирует использовать новые финансовые инструменты?

— Прежде всего, для того, кто покупает финансовые инструменты, это возможность больше зарабатывать. Объективно. Конечно, нужно оценивать риски, но при правильном анализе ситуации и формировании диверсифицированного портфеля они становятся управляемыми. Диверсификация всегда риски снижает. При этом появляется новая возможность обеспечить себе действительно стабильный доход.

Что касается региональных предприятий, которые могли бы стать частью этой системы, — для них это, безусловно, выгодно. Сейчас если предприятию нужны деньги, оно идет в банк. Там включаются процедуры, залоги, много ограничений, в результате даже хорошие эмитенты не всегда могут взять нужную сумму для развития. Идея привлечения граждан в местную экономику дает возможность компаниям, строящим какие-то производства, создающим новые продукты, занимать деньги у конечных инвесторов, а не только в банках.

Развивать истории

— Но при этом подходе ты вкладываешь не в далекие бренды, а в собственный регион и понимаешь, что это предприятие в твоем городе, в твоем регионе, ты можешь наблюдать, как оно развивается...

— Да, это действительно история инвестиций в среду. Причем внутри может быть абсолютно разный спектр участников. Есть компании, которые занимаются тем, что покупают недвижимость и сдают ее в аренду. Сейчас на фоне пандемии можно очень дешево купить объект недвижимости, сдать в аренду. Доходность на вложенные деньги будет не 3% годовых, а 23%. И мы своей компанией так делаем, у нас такая недвижимость есть. Очень выгодно. Мы хотим развивать эту историю. Обращаемся в банк. Полгода они изучают нас и в конечном итоге говорят: нет, это для нас очень рискованно. Хотя у нас есть объекты недвижимости, сданные ключевым ритейлерам, — они платят, у них прекрасный денежный поток. Это в таком регионе, где немного торговых объектов, поэтому все супер. Если бы у нас была возможность вывести компанию на рынок и продать облигации, то мы бы могли покупать больше такой недвижимости. А граждане, которые бы эти облигации купили, видели магазин напротив своего дома и понимали, что именно он позволяет им выплачивать проценты по облигациям, которыми они владеют. Это системное привлечение граждан в местную экономику.

— Кто должен проявить эту инициативу, в чьем ведении и под чьим контролем она должна быть развернута?

— Если у нас появится одна или две такие финансовые платформы, то вот именно их организаторы инициативу и про­явят. Первый, кто создаст платформу, станет драйвером. Я не исключаю, что может быть не один игрок, а несколько, но, безусловно, этот рынок будет занят через какое-то время. Пока сложно сказать, в какой именно момент государственный сектор системно подключится к этой работе.

Предоставить качественную информацию

— Вы участвуете сами в проектах создания платформы, предназначенной для работы с крупными инфраструктурными и промышленными проектами региона. С чем приходится сталкиваться в этой работе и какие нормативные барьеры преодолевать?

— Мы, скорее, выступаем независимым экспертом и выстраиваем партнерскую историю взаимодействия с разными проектами. Знание финансового рынка позволяет работать с технологичными онлайн-проектами на совершенно другом уровне. Один из таких проектов — Inbonds.ru — касается привлечения средств граждан в экономику путем покупки облигаций. Ребята на федеральном уровне победили в конкурсе АСИ, и проект вошел в топ-10 идей по треку «современная экономика». Основная цель платформы — предоставить максимально качественную информацию обо всех существующих облигационных выпусках в стране и дать возможность населению эти облигации приобрести удобным, понятным, надежным способом.

К платформе будут подключены как эмитенты, так и финансовые институты, банки, брокеры и частные инвесторы. Предполагается, что последние будут исчисляться миллионами. Представляете, миллион, два, три частных инвесторов, которые будут потенциально готовы приобрести облигации? Это настоящая бомба, и дай бог, чтобы у ребят все получилось.

Мы выступаем как эксперты и помогаем ребятам сформировать правильную внутреннюю логику и начинку бизнес-процесса. Кроме того, мы привнесли в проект механизм создания профессионального и полезного контента для народного покупателя, который может не обладать финансовой грамотностью и не иметь аналитических данных для принятия решений о покупке тех или иных облигаций.

На платформе пользователь любого уровня финансовой грамотности сможет видеть много информации и обучаться, принимая решения. Открываешь ту же ЮШМ или ЗСД и начинаешь наблюдать, как на них смотрит рынок в данный момент, что меняется со временем, как потенциал оценивают федеральные игроки, под каким углом смотрят региональные. Как оценивают банки. Потратив немного времени, ты сам решаешь, стоит ли вообще покупать облигации федеральных игроков или, может, попробовать инвестировать в местный завод. Главное условие работы системы — качественная оценка и хороший контент.

С точки зрения законодательных ограничений мы никаких существенных препятствий для работы пока не видим. На самом деле — все хорошо. Посмотрим, как на практике закон будет действовать.

— Участвуете ли вы в других тематических проектах рынка?

— Мы являемся одними из немногих в регионе, кто является экспертом в этой теме, поэтому так или иначе все разработки попадают в поле нашей экспертизы, и работа строится со всем рынком. И это правильный подход. А для экономики регионов, для решения стратегических задач, стоящих перед администрацией города, формирование такого рынка открывает большие возможности. Ведь чем больший процент населения станет участником нового рынка, тем быстрее будет развиваться бизнес-инфраструктура в регионе и городе.

Поддержите редакцию EXPERT Северо-Запад

Благодаря вам мы развиваем независимую деловую журналистику в России, готовим отраслевую аналитику и привлекаем к работе лучших экспертов.

Поддержать редакцию
Михаил Голубев: «Для системной работы государству необходимо встроиться в понимание как крупного бизнеса, так и малых, средних застройщиков».
Свежие материалы
Взгляд в будущее
Михаил Голубев: «Для системной работы государству необходимо встроиться в понимание как крупного бизнеса, так и малых, средних застройщиков».
Среда для лидеров
О том, чем сейчас живут бизнес-сообщества, рассказал Вячеслав Трактовенко, предприниматель и координатор «Клуба лидеров» в Санкт-Петербурге и Ленинградской области.
Всё получится
Общество, 8 Июн 17:47
Илья Сметанин: «Люди в бизнесе далеко не всегда готовы инвестировать свое время в решение вопросов адаптации молодых людей с инвалидностью или же выпускников детских домов. Но пути решения есть».