• USD Бирж 75.71 +0.2
  • EUR Бирж 91.23 +-0.7
  • CNY Бирж 11.55 +-0.01
  • АЛРОСА ао 88.88 -0.93
  • СевСт-ао 1128.8 -9.2
  • ГАЗПРОМ ао 182.64 -0.21
  • ГМКНорНик 21570 -114
  • ЛУКОЙЛ 5073 -42
  • НЛМК ао 193.16 -0.78
  • Роснефть 449.55 -2
  • Сбербанк 249.03 +-0.62
  • Сургнфгз 35.615 -0.34
  • Татнфт 3ао 494.8 -4.8
  • USD ЦБ 76.32 76.2
  • EUR ЦБ 91.31 91.2
Expert Community
Expert Community
Лента новостей

«Анатомия интеллекта»: интервью с Надеждой Паршуковой о библиотеке тайных наук

Школа эксперта
«Анатомия интеллекта»: интервью с Надеждой Паршуковой о библиотеке тайных наук
Архив «Эксперт СЗ»
Новый выпуск «Анатомии интеллекта» посвящен месту, где проходят съемки цикла — Книжной капелле. Здесь хранится репринтная и факсимильная литература дореволюционных антикварных изданий, среди которых особое место занимает библиотека тайных наук, содержащая большой корпус масонской литературы. Почему современное общество — результат в том числе и масонских усилий, мы поговорили с Надеждой Паршуковой, хранителем капеллы.

Мы создаем программу в совершенно необычном петербургском месте. Хотя посмотрев вокруг, никогда не скажешь, что это Петербург. Хозяйка Медной горы, которая сидит в нашем кресле, — Надежда. Именно она сегодня станет нашим героем. Надежда, расскажите немного о себе.

Н. П.: Я кандидат филологических наук, тема моей диссертации была посвящена творчеству Одоевского. Фигура очень интересная и по-своему замечательная. Ну, а Медная гора — это «Книжная капелла». Она хранит в себе особые книги — репринтная и факсимильная литература дореволюционных антикварных изданий. Подобраны они по определенному принципу. Это историческая литература, военная история, историческая география, литература по истории России. Одним из больших проектов стала библиотека тайных наук, в ней особое место занимает масонская библиотека, но не только. И сегодня я предлагаю немного поговорить о масонской библиотеке.

Масонские идеи оказали настолько большое влияние, что можно сказать, что та цивилизация, в которой мы сейчас живем, и то общество, которое мы сейчас имеем, это результат тот масонской «закваски», которая была в России особенно ярко представлена в конце XVIII — начале XIX веков. Если вы посмотрите на то, кто был масоном, то проще из известных людей того времени сказать, кто не был масоном. Масонами были лучшие представители культуры, политической элиты, экономической элиты.

Масоны всегда привлекают внимание: это что-то тайное, это обряды, это мистика, но редко кто представляет, что на самом деле кроется за всем этим.

Но есть мнение, что это просто корпус ученых?

Н. П.: Нет, это не просто корпус ученых. Это определенная идеология, определенная система представлений о мире. Масоны, собирая разные откровения и изучая их, пытались найти одно-единственное откровение, чтобы ответить на самые сложные вопросы: кто я и зачем я здесь, что мне нужно успеть сделать. Собственно масонская идеология базируется на христианстве, но не на том христианстве, которое дошло до XVIII века. Оно было искажено, на него наслаивалось очень много, оно было покрыто ложью и страхом. Это была почти полуязыческая религия, которая заставляла человека прогибаться, постоянно бояться, ведь тем, кто боится, легко управлять. Самое главное — какой акцент сместился: вместо истинной любви к богу, которая была изначально в христианство, мы имели страх перед дьяволом. На самом деле место дьявола очень незначительное, но средневековая культура его настолько раздула, превратила человека в букашку, что масоны хотели вернуться к изначальному христианству, чтобы человек обрел в себе бога, чтобы он вернулся к замыслу творца. И тогда он сможет сам себя возвысить. И потом уже, как следствие, изменить государство и человечество в целом.

А почему образ дьявола более привлекателен?

А. К.: Это совсем просто: страх — самая сильная эмоция, управлять лучше через страх.

А дьявол страшный или харизматичный?

А. К.: В общем, и то, и другое. Смесь.

Богу не хватает харизмы или страха?

А. К.: Шаловливости, наверно.

Н. П.: Вы же знаете, когда заходите в православный храм, что он устроен таким образом, чтобы человек чувствовал себя в нем песчинкой, подчиненной и закованной. Нету свободы, нет чувства сопричастности с богом. Бог — там, а я — тут. Хотя человек — божественное проявление: в нас бог. Мы должны его открыть. С точки зрения масонов.

Я слышала, не знаю, насколько это правда, что собор Василия Блаженного, наш Спас на крови — это соборы, которые построены во имя радости, они очень яркие, очень маленькие внутри, уютные. Есть мнение, что идеология масонства очень близка именно к такому пониманию церкви. Церковь как радость.

Н. П.: Безусловно. Они ведь отличаются, это исключение из правил. Вообще русские масоны какой-то оригинальной концепции не создали, но они оказали колоссальное влияние на умы. Прежде всего появилась традиция приобщения к чтению определенной религиозной философской литературы. Люди начали думать об этом, и как итог, возникла первая оригинальная философская концепция, которую высказал Чаадаев. Вы знаете, что он плохо кончил. Общество еще не было готово к радикальным идеям. Конечно, концепция Чаадаева основана на трудах немецких мыслителей: Шеллинга, Фихте, Гегеля — это все было очень популярно в России в то время, и конечно породило большой всплеск литературы, посвященной масонству. И как раз в нашей масонской библиотеке мы представляем издания различной направленности: это и переводные сочинения, которые появились в большом количестве во второй половине XVIII века, и оригинальные произведения наших авторов, периодика, ну и впоследствии, уже в середине XIX века и вплоть до революции появляются научные труды, которые осмысляют деятельность масонов, описывают ложи, биографии. Это корпус литературы редкий сейчас, и даже на антикварном рынке, потому что издавались эти произведения, конечно, небольшими тиражами, это было направление для избранных, и не каждый мог себе позволить в это окунуться и не каждый мог понять. Например, труды известного шведского ученого Эммануила Сведенборга читать было очень сложно — и тогда, и сейчас. Комментарии к его произведениям занимают чуть ли не больший объем, чем его собственные произведения. Но Сведенборга читали, и лежал томик Сведенборга не только на столе ученого мужа, но и на дамском туалетном столике.

Это было для антуража или действительно читали?

Н. П.: Сведенборга очень любила Ольга Сергеевна Павлищева, родная сестра Пушкина. И она его понимала, и она им подпитывалась. Чему очень радовался Сергей Львович, который как раз и приобщил дочь к чтению Сведенборга. И Сергей Львович, и Василий Львович, их известный дядя, тоже были масонами. И в их доме была богатая подборка масонской литературы. Александр Сергеевич вырос в этом, это были его родственники, и он очень хорошо к этому относился. Это были труды и Николая Ивановича Новикова, и журнал Гамалея, и оригинальные сочинения на немецком и французском языках. Конечно, он впитал это все.

Но он же почему-то не захотел стать масоном?

Н. П.: Нет, он был масоном. Сначала он подавал прошение в одну масонскую ложу в Петербурге, но ему отказали: он был слишком молод, он был повеса и гуляка, вел себя неподобающим образом. Но уже в Кишиневе, в южной ссылке, он вступил в ложу, но Александр Сергеевич — это же ветер, полет души, брызги шампанского. А масонская организация требовала определенного подчинения, дисциплины, строгой иерархии. Это, конечно, было не для Александра Сергеевича.

Что важно сказать о Сведенборге: это был ученый с мировым именем, он занимался физикой, математикой, химией. Его называют основоположником минералогии и физиологии мозга. Это был ученый, рационально мыслящий человек. И вдруг он — духовидец. Как обычно бывает: если человек мистически ориентирован, его обычно записывают в две группы: либо он шарлатан и пройдоха и дурит всем голову, либо он с приветом. А Сведенборг был человеком честным, прямым, научно организованным, и ни в ту, ни в другую группу не попадал. Он любил хорошо покушать, ходил в трактиры, заказывал себе большие порции мяса, запивал это все пивом, вином. Прожигал жизнь. И однажды в трактире ему явилось видение. Некто подошел к нему и сказал: Эммануил, кончай жрать. Столько жрать нельзя. Он испугался, побежал домой, пришел в себя, и через какое-то время он стал вегетарианцем, перестал пить, вел активный образ жизни и ему посыпались видения. Он записывал, давал людям на прочтение. А в его трудах можно много интересного прочесть. Можно доверять или не доверять этому, но он утверждал, что мог телепортироваться, мог быть одновременно в нескольких местах и наблюдать события.

Почему сейчас к масонам уменьшилось внимание?

Н. П.: Масоны остаются всегда популярны. Например, в начале XX века в Петербурге собирались религиозно-философские собрания, идейным вдохновителем выступал Дмитрий Сергеевич Мережковский, его супруга Зинаида Николаевна Гиппиус, и приходили в кружок лучшие умы того времени: Бердяев, Философовов, мирискусники.

Но мы же сейчас не слышим, что Гуф и еще кто-нибудь собрали масонскую ложу.

Н. П.: А знаете, о чем они говорили? Просто пример приведу. Они сокрушались о том, что интеллигенция и церковь разошлись. Интеллигенция ушла в революцию, а церковь ушла в мракобесие. Надо их соединить, надо, чтобы восторжествовало новое знание. Кто сейчас об этом думает?

Но есть же сейчас думающая молодежь, но она же не увлекается масонством.

Н. П.: Нет, увлекается. Это немножко приобретает другую окраску. Вот сейчас молодежь много в восток уходит, в восточные практики: медитацию, йогу.

А. К.: Очень тайна привлекательна. Любая камерность, закрытость влечет как магнитом. Это история не для всех. Здесь не должно быть всех. Все равно должны быть какие-то элиты. Финансовые, интеллектуальные, мистические. Всегда так было и будет.

Н. П.: Даже если вспомнить декабристов, союз спасения — первый союз декабристов. Спасения не России, это в вторую очередь. В первую — спасение собственной души. Своя работа, над собой. И уже потом, когда ты достигнешь совершенства, ты можешь влиять положительно на общество. Вообще, программа была задумана на 20 и больше лет — вырастить новое поколение, которое будет по-другому мыслить. Новый государственный костяк. Они должны были занять ключевые посты и уже тогда, без взяточничества, без казнокрадства управлять государством во имя блага человека.

Что пошло не так?

Н. П.: Кое-что пошло так. Например, Александровский Царскосельский лицей, который потом стал Александровским, был задуман именно примерно как такое учебное заведение, и разрабатывали программу для него масоны. И Алексей Кириллович Разумовский, министр народного просвещения, Энгельгардт, Сперанский — они все были масоны. Задача была именно такая: воспитать государственного служащего другого поколения, другого образа мышления. Во время открытия Александр I подписывает грамоту. Предполагалось, что в Царскосельском лицее будут обучаться отпрыски царских фамилий. И Разумовский говорит ему: надо сделать монаршую милость. И Александр подписывает рукописный устав, совершенно потрясающее произведение искусства, оригинал которого хранится в музее Пушкина на Мойке, 12. И в конце собственноручный рескрипт Александра и министра народного просвещения. И отчасти программа была выполнена. Наряду с Пушкиным, Дельвигом, Данзасом, декабристами Пущиным, Кюхельбекером даже из первых выпусков вышли многие, кто стал цветом российской верхушки. Но, к сожалению, одно учебное заведение не в состоянии выполнить такой грандиозной задачи. В этом смысле масонское движение было более обширным. Но Александр запрещает в 1822 году масонские ложи, и все это становится невозможным. Масонство не представляло никакой угрозы, и когда арестовали Новикова, одного из самых ярких масонов и крупнейшего издателя второй половины XVIII века, то ему инкриминировалось, что он связан с Польшей и вынашивает заговоры, хотя это была масонская переписка и духовное общение. Но Екатерина рассердилась, затопала ногами, и последовали арест, конфискация имущества. И Николай Иванович Новиков — это потрясающая фигура. В общем-то, это человек, от которого пошла русская журналистика, как таковая. Когда он начинал свою издательскую деятельность, в Москве было 2 книжные лавки. Через 20 лет, когда его арестовали, в Москве было больше 20 книжных лавок. Новиков сделал таким образом, что читать стали не только Петербург и Москва, но и провинция. Он продавал издания со скидкой провинциальным книгопродавцам, организовал сеть книгонош, которые разносили книги даже не по городам, а по деревням. То есть он приобщал нашу русскую публику к чтению.

Говорят, что сейчас время похоже на то время, когда были декабристы. Примерно такое количество молодых взрывоопасных людей, примерно в таком же количестве они выходят на демонстрации.

А. К.: Они выходят только не на площадь, а в сеть.

Н. П.: Для каких-то грандиозных перемен всегда нужны мыслители и лидеры, которые дадут ощущение света в окне, за которым нужно идти. Крупных фигур в наше время нет.

А. К.: Настоящих буйных нет, нету вожаков.

Н. П.: Это всегда вопрос: идти эволюционным путем или предпринимать решительные меры. Наверное, решительные меры всегда кончаются кровью, это плохо. Но если общество не в состоянии справиться эволюционным путем, надо что-то менять.

У нас есть замечательная книга, о которой вы рассказали. И там есть потрясающие иллюстрации. И у нас есть научная лаборатория. Я предлагаю в нее переместиться и попросить редактора мультимедийной версии «Адреса Петербурга» — «Адреса Москвы» присоединиться к нам, пусть она попробует посмотреть на эти картинки, а мы погрузим ее в состояние гипнотранса и посмотрим, что происходит с мозгом человека, когда он читает или когда он рассматривает иллюстрации.

А. К.: Сейчас происходит стимуляция различными образами, картинами, запускается так называемый трансдеривационный поиск, который является характерным для любого трансового состояния. То есть мозг на подсознательном уровне ищет какие-то соответствия, совпадения, воспоминания. Поскольку в подсознании содержатся абсолютно все архетипические образы, которые доступны человечеству, поэтому что-то, что Катя даже не видела, парадоксальным образом может выдавать какие-то ассоциации или воспоминания. Сейчас можно поудобнее устроиться, закрыть глаза и просто вспомнить те картины или словосочетания, которые за последние 2-3 минуты больше всего попали в фокус внимания. Как оно?

К. А.: Это необычно, я начала хуже ощущать границы собственного тела в пространстве. Как будто немного сжалась, в какой-то момент я вспомнила это место на иллюстрации, оно мне очень понравилось, но где-то рядом с собой. И потом я начала засыпать: это странное состояние, когда мозг как будто на качелях качается, хотя ты на кровати лежишь. Но я постоянно слышала, что происходит вокруг, если была бы полная тишина, тогда, возможно, был бы сильнее эффект. Я слышала, как прожужжала камера, кто-то прошел, скрипнул, и это давало чувство уверенности. Потому что я понимала, что все в порядке, я нахожусь здесь, не сплю, я вроде как контролирую ситуацию.

А. К.: Можно сказать, что Катя — трансово одаренный человек, хотя она об этом не подозревала. Это можно сравнить с музыкальной одаренностью: есть люди с абсолютным слухом, а кому-то медведь по уху походил. И ваш талант, который сегодня был нежданно-негаданно определен, имеет смысл развивать. И он будет работать на здоровье, на развитие скрытого потенциала личности. То есть это интересный путь, длиной в жизнь.

Получается, что есть люди, которые предрасположены к гипнозу, и есть те, кто умеет людей быстро вводить в транс, например, цыгане?

А. К.: Да. Это у них по роду передается, и это практический основной вариант пропитания. Это адаптивная реакция социально-психологическая.

Я как человек, которого загипнотизировали цыгане и забрали ноутбук с моей кандидатской, должна была задать этот вопрос.

А. К.: Это был сигнал. Вселенная говорила: не надо умничать.

Предполагаю, что мы перестанем умничать, вернемся обратно из нашей импровизированной лаборатории в студию и продолжим диалог о книгах в этом прекрасном месте, где мы находимся. К сожалению, передача подходит к концу, но мы должны задать вопрос: мы же в практически средневековом замке, здесь же должны быть привидения?

Н. П.: Обязательно, а как же без них. Привидения — это неотъемлемая часть готических сооружений, а когда мы общаемся с масонами, мы прекрасно понимаем, что окружены какими-то субстанциями — нам не дано это понять, мы пока не можем заглянуть за предел своего чувственного мира, но масоны утверждали, что этот мир существует, и я им верю.

А здесь ощущается?

Н. П.: Конечно.

Бывали случаи постукивания?

Н. П.: Постукивания — это из низшего астрала, а вот ощущение, что есть кто-то рядом, и он помогает, и поддерживает, и внушает светлые мысли — это есть.

А. К.: А мне вообще кажется, что такое количество книг, да еще и специфической тематики — это концентрированная область смысла, и человек с чувствительностью выше среднего не может этого не ощущать. То, что было произведено и зафиксировано, говорит о том, что это место явно обладает особой энергетикой и помогает входить в особое состояние сознания. И если устроить такой вот вариант сочетания целительного воздействия на клиента, пациента в таком интерьере, думаю, это будет новый шаг в целительных практиках.

Все передачи цикла

Выпуск 1 с Натальей Николаевой о работе мозга, депресии и арт-терапии

Выпуск 2 с Надеждой Паршуковой о масонском влиянии в России

Выпуск 3 со старшим помощником капитана об экстремальных состояниях

Выпуск 4 с Юрием Сухоносом о военной медицине и пограничных состояниях

Поддержите авторов EXPERT Северо-Запад

Благодаря вам мы развиваем независимую деловую журналистику в России, готовим отраслевую аналитику и привлекаем к работе лучших экспертов.

Поддержать редакцию
Леонид Вайсберг: «На различных мероприятиях один из наиболее часто задаваемых вопросов, чем власти могут помочь бизнесу. Но у меня нет уверенности, что бизнесу нужно помогать, бизнесу надо дать покой».
Свежие материалы
Новые возможности первой столицы Древней Руси — села Старая Ладога
Общество, Вчера 13:52
В текущем году в запросах россиян по выбору путешествия раз за разом упоминались жемчужины российской истории. Всплеск интереса дал возможность внутреннему туризму заиграть новыми красками.
Доверие и надзор
Экономика, Вчера 11:52
Нарушения в производстве фасованных товаров превращаются в бесконечно большие потери, неправомерный доход изготовителя и такой же ущерб потребителю.
«Железяки» против денежного потока
Ситуация, сложившаяся в экономике, вынуждает многих владельцев производственных компаний задумываться о выходе из бизнеса путём его продажи, считает Алексей Москвич.