• USD Бирж 77.45 --0.82
  • EUR Бирж 87.82 --0.82
  • CNY Бирж 12.21 --0.13
  • АЛРОСА ао 109.84 +-3.16
  • СевСт-ао 1494.6 +-15.6
  • ГАЗПРОМ ао 316.67 +-1.43
  • ГМКНорНик 22284 +-270
  • ЛУКОЙЛ 6496 +-14
  • НЛМК ао 210.7 +-2.18
  • Роснефть 567.6 +-7.3
  • Сбербанк 251.75 +-8.25
  • Сургнфгз 36.6 +-0.13
  • Татнфт 3ао 485.6 -0.5
  • USD ЦБ 76.69 76.44
  • EUR ЦБ 86.91 86.82
Эксперт года 2022 январь
Эксперт года 2022 январь
Лента новостей

Екатерина Александрова — о доказательных практиках в охране здоровья населения

Экспертное мнение
Сергей Шестаков
Екатерина Александрова — о доказательных практиках в охране здоровья населения
Фото: pexels.com
Чаще всего врачи или эпидемиологи комментируют ситуацию с эпидемией COVID-19. В то же время мотивация соблюдать изоляцию или вакцинироваться зависит и от экономических проблем. «Эксперт Online Северо-Запад» поговорил с кандидатом экономических наук, директором Международного центра экономики, управления и здоровья НИУ ВШЭ Екатериной Александровой о том, как экономисты, специализирующиеся на здоровье, могут помочь сохранить здоровье населения.
aleksandrova_round.png
Екатерина Александрова

К.э.н., директор Международного центра экономики, управления и здоровья НИУ ВШЭ

— Все привыкли, что исследованиями здоровья занимаются в медицинских вузах и НИИ. Объясните, почему экономисты заинтересовались этой тематикой?

— Когда в 2014 году открыли наш исследовательский центр, его специализация оказалась непонятна научному и экспертному сообществу — в России не так много экономистов, которые изучают здоровье. Тогда казалось, что ставка на промышленность и инновации важней. Но, как говорят, вода камень точит, и через несколько лет ситуация изменилась — теперь состояние здоровья населения стало повесткой в экономической политике. Конечно, интерес к проблемам здоровья населения возник не просто так. Этому способствовало осознание экспертным сообществом факта старения российского населения, увеличение ожидаемой продолжительности жизни, снижение смертности от ряда причин, что вывело российскую экономику на уровень, когда в фокусе внимания становится качество жизни человека, связанное со здоровьем. Возникла потребность в мерах по сохранению трудоспособности занятых как можно дольше. В результате постепенно здоровье стало рассматриваться как один из основных источников экономического развития России, а это область знаний, которой в том числе занимаются экономисты.

— Объясните с точки зрения экономиста, как предприниматели могут сохранить здоровье работников в условиях эпидемии?

— Исследования о поведении сотрудников в период ковида показывают, что всех работников можно условно поделить на две приблизительно равные группы. Одна — все, кто доволен удаленным (дистанционным) форматом, они быстро адаптировались к таким условиям труда и считают, что можно эффективно работать дома, в том числе благодаря созданным работодателем условиям. Другие, напротив, не готовы работать удаленно. Мы не знаем точно, что формирует неудовлетворенность дистанционным форматом — с одной стороны это может быть отраслевая специфика, с другой стороны, возможно, им не создали подходящие условия труда или это просто привычка и стереотипы. Когда менеджмент пытается мотивировать последних работать удаленно, можно подойти к этому с точки зрения науки.

Например, провести небольшой эксперимент — адаптировать рабочее расписание у случайно отобранных сотрудников под формат удаленной работы, а у остальных коллег оставить прежний распорядок дня. После можно сравнить, насколько отличается эффективность в группах разных форматов работы, а также измерить прямые и косвенные издержки работодателя по организации и контролю этих форматов. Такой подход позволит найти меры, которые действительно работают, а значит, помогают бизнесу заработать. Возможно, предложенный подход обойдется бизнесу дешевле, чем поиск подходящего формата работы методом «проб и ошибок». Но самое главное — такой подход основан на доказательных практиках оценки эффективности.

— Предприниматели могут ориентироваться на принятые регламенты в таких вопросах. Зачем им эксперименты, которые могут и не гарантировать успех?

— Не готова утверждать, что надо менять нормативные документы, но стоит иногда подвергать сомнению их требования. Происходят значительные изменения в производственных процессах, оборудовании, рабочей одежде, средствах защиты, меняются и совершенствуются технологии. Все это не может не приводить к изменениям в требованиях к охране труда и к прочим нормативным и регламентирующим документам. Кроме того, развиваются медицинские технологии, появляются новые методы диагностики и лечения, но мы не всегда знаем, как менять требования к охране труда в соответствии с прогрессом. Без качественного и количественного анализа данных и правильно организованных экспериментов вряд ли получится улучшить нормативы и положения законодательства. При любом нововведении необходимо оценить эффективность — насколько предлагаемые меры улучшают или ухудшают определенные показатели. Если это станет нормой в исследованиях, мы сможем опираться на доказанные методы в вопросах охраны труда и здоровья. Значит, качество тех же официальных документов не станет хуже по мере правок.

— Если экономика так важна для здоровья общества, почему мы редко слышим мнения экономистов в этой сфере?

— В нашей стране низкий спрос на исследования экономистов-экспертов в области здоровья — мы пока очень молоды и не столь заметны в научном и экспертном сообществе. Поэтому мало тех, кто понимает необходимость в специалистах такого профиля. Представьте себе студента, который только что поступил в университет. Может ли он осознанно выбрать своей специализацией экономику здоровья? Даже выпускники бакалавриата и магистратуры плохо понимают, что такое здоровье — они редко сталкиваются с проблемами со здоровьем в силу молодости и не так часто взаимодействуют с системой здравоохранения по сравнению с лицами старше, и поэтому вряд ли готовы критически анализировать происходящее в этой сфере.

Пока мы видим растущий спрос на наши исследования преимущественно со стороны врачей и работников медицинских организаций. Среди российских университетов очень мало соответствующих программ, которые обучают экономистов в сфере здоровья, специалистов в области общественного здоровья или эпидемиологов нового поколения.

Поэтому маловероятно, что нам удастся в короткий срок подготовить достаточное число экспертов, которые смогут заниматься экономикой здоровья на новом уровне и активно участвовать в общественной дискуссии. Возможно, популяризация этой специальности может что-то изменить. Например, на базе бакалаврских программ можно читать курсы по экономике здоровья или рассказывать, что здоровье — это не только про заболеваемость, смертность и ожидаемую продолжительность жизни, но о сложной обработке данных, математических моделях, проведении экспериментов, подбора и реализации доказательных методов оценки эффективности. Надеюсь, что увеличение государственного финансирования исследований, касающихся здоровья населения не только с точки зрения медицины, но и качества жизни, помогут это изменить и подготовить больше ярких и известных экспертов в нашей сфере. В частности, полученный нашим центром трехлетний грант РНФ в 2020 году свидетельствует о том, что интерес к исследованиям в области экономики здоровья появился, и наши исследования поддерживаются научным сообществом и экспертами.

— Какие исследования проводятся в вашем центре?

— Работы в центре ведутся по нескольким направлениям и проектам, обо всех сразу рассказать сложно, поэтому затрону только те, которые мне кажутся наиболее интересными. Недавно мы опубликовали исследование, посвященное неравенству в здоровье. Интересно, что в сравнении с другими странами неравенство в здоровье россиян высокое, но есть положительная тенденция к его снижению. Особенно высокое неравенство в России в доступе к услугам здравоохранения и оно продолжает расти.

Есть некоторые устойчивые представления, что в мире нарастает проблема ожирения. На самом деле правильно оценить проблему — это сложный процесс моделирования. Используя современный эконометрический инструментарий, мы установили, что в России за последние 15 лет наблюдается монотонный рост индекса массы тела у мужчин, а также устойчивая тенденция роста проблем с весом у молодых поколений россиян.

Если рассказывать о результатах, связанных с исследованием поведения людей во время пандемии, то интересно было обнаружить, что существенно изменилось отношение населения к своему здоровью. Другой интересный результат связан с тем, что на принятие решений о вакцинации среди «сомневающихся» и «отрицателей» оказывает существенное влияние доступная им информация об эффективности и безопасности вакцины, а также опасность болезни.

На наш взгляд, стало относительно неожиданным то, что респонденты одного из опросов, заявившие о том, что не будут вакцинироваться, не отрицают рисков, связанных с COVID-19.

Переходя к последствиям пандемии, нельзя не отметить, что значительно увеличиваются проблемы с психическим здоровьем, и эта тенденция не снижается как, например, в других странах. Основными факторами, способствовавшими ухудшению психического здоровья на индивидуальном уровне, явились опыт перенесенного заболевания, потеря работы, отказ или задержка в доступе к медицинским услугам.

По заказу крупных промышленных предприятий мы проводим анализ эффективности различных мероприятий по охране здоровья. Например, анализ доказательных программ по снижению риска сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) показал, что образовательные программы имеют противоречивые признаки профилактического эффекта, схожие результаты имеют комплексные программы по формированию здорового образа жизни. Однако в программах, где физической активности отводилось особое внимание, наблюдается положительный эффект на снижение рисков ССЗ.

Если рассказывать о некоторых результатах исследований, посвященных реформам здравоохранения, то мы проанализировали динамику такого показателя как «очереди к врачу». Интересно, что реформа положительно сказалась только на россиянах с высшим образованием и высоким уровнем доходов. То есть не все группы населения в равной степени испытывают сокращение времени на запись к врачу и ожидание приема.

Стоит упомянуть и о результатах работ по оценке взаимосвязи между ценами на табачную продукцию и ее потреблением. Показано, что налоговые изменения на табачную продукцию отрицательно повлияли на доступность, но цены остаются относительно низкими, поэтому сохраняется относительно слабая связь между ценами и потреблением. Согласно результатам анализа ограничений продажи крепкого алкоголя в ночное время, мы обнаружили снижение смертности от алкогольных отравлений на 24,5 случая на 100 тыс. человек населения, но 85 % данного эффекта пришлось на краткосрочный трехлетний период после вступления в силу данных ограничений. Вместе с последующими ограничениями продажи слабоалкогольных напитков в ночное и утреннее время с начала 2013 года количество смертей от данного типа отравлений снизилось дополнительно на 5,5 случаев на 100 тыс. человек.

— Что мешает развивать науку и профессиональное образование в сфере общественного здоровья в России?

— Однажды мы обсуждали с главным врачом одной больницы перспективы сотрудничества. У больницы был спрос на конкретные аналитические материалы, и всем казалось очевидным, что наше сотрудничество будет перспективным. Для проведения работ нам необходимы были обезличенные данные пациентов, разумеется, с соблюдением всех требований законодательства и этики. Несмотря на отсутствие формальных причин, сотрудничество не удалось. В больнице испугались и решили, что мы можем найти что-то такое в данных, что будет интерпретировано не в пользу больницы и руководства учреждения. Вряд ли такие опасения можно назвать обоснованными — ученые редко ставят перед собой цель подвергнуть сомнению достигнутые показатели. В этом нет смысла — если та или иная программа успешно реализуется, запланированные KPI достигаются, то анализировать эту часть результатов просто нецелесообразно.

Другое дело попробовать иначе посмотреть на организацию работ и дать новые знания об отношении пациентов к собственному здоровью, разработать предложения по оптимизации издержек или достижению желаемых результатов с меньшими усилиями. Работа экономистов-исследователей не связана с критикой, а ориентирована на поиск интересных моделей поведения людей, на идентификацию препятствий для изменения вредного для здоровья образа жизни, на выявление оптимального с точки зрения затрат лечения, а это может помочь и врачам, и пациентам, и обществу в целом. Кому хочется переплачивать за лечение, когда можно получить такой же результат с меньшими затратами? К сожалению, пока нет доверия профессионального сообщества к научным работникам, а ведь такое взаимодействие могло бы внести существенный вклад в развитие науки и практики сохранения жизни и здоровья населения.

Поддержите редакцию EXPERT Северо-Запад

Благодаря вам мы развиваем независимую деловую журналистику в России, готовим отраслевую аналитику и привлекаем к работе лучших экспертов.

Поддержать редакцию
Владимир Перегуда: «Основная задача очевидна — обеспечение безопасного производства электроэнергии и тепла».
Свежие материалы
Вера Сережина — о ситуации на рынке недвижимости
Основной вопрос начала 2022 года: снизятся ли цены и что будет со спросом.
Очень большая игра
Политика, 18 янв 10:50
Правительство Коми отправлено в отставку. Стратегические вопросы развития будет решать уже новая команда.
Отцы и сети
Технологии, 14 янв 16:37
О том, как навыки нейросетей усиливают систему безопасности — от загородного дома до предприятия, редакция поговорила с Ильей Душиным, куратором направления информационных технологий и нейронных сетей ComBox Technology.