Без резких движений
  • USD Бирж 63.71 -0.28
  • EUR Бирж 70.44 -0.35
  • CNY Бирж 9.06 -0.03
  • АЛРОСА ао 76.26 +-0.2
  • СевСт-ао 901.4 +-1.6
  • ГАЗПРОМ ао 249.13 -1.13
  • ГМКНорНик 17534 +-112
  • ЛУКОЙЛ 6070.5 +-14
  • НЛМК ао 128.26 +0
  • Роснефть 446.75 +-3.6
  • Сбербанк 238.23 -0.45
  • Сургнфгз 46.41 +-0.06
  • Татнфт 3ао 755.8 +-4.2
  • USD ЦБ 63.84 64.02
  • EUR ЦБ 70.7 70.85
Юбилейный форум «Топ-250»
Лента новостей

Без резких движений

Бизнес и власть
Георгий Дмитриев
Без резких движений
Юрий Дудко: «Репутация зарабатывалась десятилетиями, терять ее мы не намерены и в этом видим свою миссию»

По итогам прошлого года российские производители винных газированных напитков существенно увеличили объемы продаж, при том что заводы, выпускающие «традиционные» игристые и шампанские вина, ощущают проблемы с реализацией своей продукции. Генеральный директор петербургской компании «Игристые вина» Юрий Дудко оценил ситуацию с виноделием в России и рассказал про перспективы работы в других алкогольных сегментах.

— Ситуация в винодельческой отрасли действительно тревожная. Объемы производства шампанских и игристых вин — тот сегмент, в котором «Игристые вина» исторически сильны и занимают лидирующие позиции, — снижаются из года в год. В прошлом году этот сегмент рынка составил порядка 120 млн литров, и, по моему мнению, это тот предельный показатель, ниже которого отечественные производители уже не выйдут. Фактически на рынке остались сильнейшие игроки, те, чья продукция благодаря своему качеству завоевала доверие покупателей. На данный момент игристые и шампанские вина производят в России 57 компаний, но среди них много мелких игроков, к примеру фермерские хозяйства в южных регионах, которые имеют небольшие плантации виноградников и решили заняться выпуском вин. 90% рынка производят пять компаний. При этом «Игристые вина» уже несколько лет подряд занимают в этом списке первое место по объему выпуска продукции.

Резкое снижение продаж началось, когда государство стало фактически поддерживать производителей газированных винных напитков. Мало того, что сами бизнесмены умело воспользовались тем, что многие потребители не различают газированные и игристые вина — принадлежность к тому или иному сегменту указана мелкими буквами на контрэтикетке, при этом розлив более дешевого по методу производства напитка идет в «классические» шампанские бутылки, — так и акцизы на газированные винные напитки в два раза меньше, чем на те же шампанские вина. Вот эта благоприятная среда и поспособствовала тому, что по итогам прошлого года в России произведено уже более 250 млн литров подобных напитков. Надеюсь, проблема разрешится, ведь от того, что государством для других производителей созданы конкурентные преимущества, страдают и шампанисты, и производители тихих вин.

— И какие изменения необходимы?

— Прежде всего уравнять акцизные ставки на газированные напитки и игристое вино. Есть оптимистичные ощущения, что подобный шаг будет сделан уже до конца текущего года. Мы также предлагали и другие решения. К примеру, запретить розлив газированных винных напитков в «шампанскую» тару, указывать крупными буквами на этикетке, к какому сегменту относится находящийся в бутылке напиток. Но это все — последующие шаги, первый — уравнять акцизы, чтобы мы играли по одним правилам.

— Может ли винодельческое предприятие стать драйвером региональной экономики? Что для этого необходимо сделать?

— Мы, по сути, таким драйвером и являемся, ведь все налоги от производства вина по действующему законодательству поступают в региональный бюджет. В этом наше отличие, скажем, от производителей водки — там все налоги поступают сначала в федеральный бюджет, а потом уже идет перераспределение в регионы. «Игристые вина» — единственное винодельческое предприятие Санкт-Петербурга, несколько производств есть в Ленинградской области. Налоговые поступления «Игристых вин» в бюджет города уже несколько лет превышают миллиард рублей в год. В конце прошло­го года мы даже получили диплом за вклад в экономическое развитие Петербурга. Я рад, что диалог между «Игристыми винами» и правительством города укрепляется.

— Собственных виноградников вокруг Санкт-Петербурга у вас нет, весь виноматериал импортируется...

— Модель виноделия на территории Советского Союза была создана несколько десятков лет назад и работала хорошо. Территории, на которых климатически и экономически было выгодно выращивать виноград, повсеместно засадили виноградниками. Лидером была Молдавия, откуда виноматериал в цистернах доставлялся на заводы по производству вина, расположенные в крупных городах страны. С распадом Союза молдавский источник иссяк, все производители стали заниматься поиском сырья. Но важную роль играло не только само сырье, но и логистика процесса: дешевле всего виноматериалы доставлять морским путем. Поэто­му сейчас работают два винодельческих кластера, образовавшиеся вокруг двух морских портов — Темрюк на Азовском море и Большой порт Санкт-Петербург. Именно в эти порты приходят танкеры с громадными объемами виноматериала, который разбирают все виноделы. Крайне необходимо наличие рядом стекольного производства — шампанское можно разливать только в первичную бутылку.

— Но ведь в южных регионах активно развивается виноградарство. Отечественного сырья не хватит?

— Да, государство активно поддерживает виноградарей, выделяются субсидии, расширяются плантации. Но даже в момент, когда виноградом будет засажен последний клочок свободной земли, этого не хватит, чтобы удовлетворить потребности всех производителей вина в России. И сейчас, если посмотреть таможенную статистику, многие компании на юге, позиционирующие себя исключительно как производители вина из российского сырья, на деле импортируют до 90% объема требуемого им виноматериала.

— С виноградарями из каких стран вы работаете?

— Житница для производителей вин из европейских стран — Испания, она создана для созревания винограда. Все европейские производители покупают виноматериал там — достойное качество, хорошая урожайность, удобная логистика. Да, бывают периоды, когда в Испании случается неурожай, что ведет к повышению спроса и, как следствие, росту цен на сырье. Тогда мы находим альтернативных поставщиков: как правило, это компании из Аргентины, ЮАР или Австралии.

— У вас ведь есть и собственный завод в Италии?

— Да, небольшой завод в итальянской винодельческой зоне Просекко. На заводе производят тихие и игристые вина, в том числе с географическим наименованием. Кстати, собственных виноградников в Италии у нас нет. Мало того, по законам этой страны собственникам виноградников запрещено заниматься розливом вина! Итальянские энологи консультируют нас по многим технологическим вопросам, помогают в техническом перевооружении.

— Основной бренд «Игристых вин» — «Левъ Голицынъ». Как вы оцениваете темпы развития этого бренда и его продвижение на российском и международном рынках?

— Шампанское под брендом «Левъ Голицынъ» мы выпускаем с середины 90-х годов, получился очень хороший проект. Лев Голицын — основоположник российского виноделия. После обучения во Франции в своем имении, в поселке Новый Свет в Крыму, он выпустил шампанское из российского винограда, получившее всемирное признание. Для отечественного виноделия это легендарная личность, и мы решили максимально популяризировать эту историю. Как знак уважения и дань памяти.

С каждым годом наше игристое при­обретает все большую известность. В России мы уже выиграли на отраслевых выставках с этим брендом все медали, которые только возможны. С прошлого года стали направлять нашу продукцию на знаковые международные выставки. И уже весной этого года взяли три медали на международных конкурсах: экстра-брют из нашей новой линейки «Левъ Голицынъ. Коронационное» сначала получил серебро на Vinalies Internationales 2019 в Париже, а в мае мы привезли две серебряные медали из Лондона, с IWSC и Decanter World Wine Awards. Думаю, что в перспективе одного-двух лет наш «Голицынъ» привезет из Европы и золото.

— В последние годы «Игристые вина» активно выходят в другие сегменты алкогольного рынка, в частности в производство коньяка и виски. Как принималось решение о начале работы в этих сегментах и как вы оцениваете уровень присутствия «Игристых вин» в них в настоящее время?

— Когда производишь отгрузку на прилавки игристых и шампанских вин, всегда есть возможность поставить и другие напитки, востребованные рынком. Некоторое время назад выпускали большие объемы тихих вин, даже входили в десятку крупнейших производителей в России. Но сейчас объемы выпуска невысоки, сознательно вышли из этого сегмента. Стали создавать активности в других нишах. Проект по выпуску коньяка пока сложно назвать успешным, нет стабильного поставщика качественного исходного дистиллята, пробуем разные регионы. Более успешным оказался проект по выпуску виски с использованием дистиллята из Шотландии. Он называется Forest Cat и показывает очень хорошую динамику: по итогам прошлого года увеличили производство в два раза, отгрузили порядка 250 тыс. бутылок виски 0,5 л, или 17 тыс. дал, намерены и дальше наращивать объем.

Иные направления, связанные, скажем, с водкой, другими крепкими спиртными напитками, не развиваем. Это позиция акционеров, которую я полностью поддерживаю. Мы признанные во всем мире виноделы и не хотим работать с другим сырьем.

— Стратегия развития «Игристых вин» в среднесрочном периоде — какие ключевые пункты она содержит?

— Отрасль, как уже говорил выше, лихорадит. Те же южные производители утверждают, что российское шампанское можно выпускать только из отечественного винограда. Постоянно меняется законодательство, к примеру, с начала июля планируется ввести налоговый маневр, по которому мы должны платить акцизы не при отгрузке продукции, а заранее, еще при покупке сырья.

В этих условиях стратегия развития может быть одна: не делаем резких движений, осторожно и последовательно гнем свою линию. Мы всегда выпускали качественные игристые и шампанские вина, не замечены в фальсификациях. Репутация зарабатывалась десятилетиями, терять ее мы не намерены и в этом видим свою миссию. Изменения, которые будут происходить в законодательстве ли, в правилах Росалкогольрегулирования, в правилах Министерства сельского хозяйства, где-либо еще, — да, мы будем корректировать свой курс, но эти изменения не повлияют на базовый принцип — выпуск качественной продукции.

В индустриальном парке «Экобалтик» Калининградской области открылся цех по производству фармацевтических субстанций, что позволило резидентам парка выстроить полный технологический цикл выпуска лекарственных препаратов и обеспечить импортонезависимость фармацевтической отрасли.
Последние материалы
Из текста в речь и обратно
Технологии, Вчера 18:34
Технология синтеза речи третьего поколения – это не только синтез, но еще и передача эмоционального состояния, рассказали в Центре речевых технологий. Она позволяет добиться максимальной естественности и выразительности прочтения любого текста.
Искусство предвидения
Бизнес и власть, Вчера 17:42
Жители Петербурга периодически вздрагивают, когда в дискуссиях о развитии пространств звучат призывы организовать городское пространство «по примеру Москвы». Социальные сети переполнены примерами урбанистического развития Москвы (сужение автомобильных дорог, расширение тротуаров, велодорожки, реновация и т. д.), которые зачастую оцениваются самими москвичами критически.
Герой труда
Культура, Вчера 12:39
Он был весел, художник Илья Репин. Последняя картина, над которой он работал, — «Гопак»