• USD Бирж 77.09 -0.74
  • EUR Бирж 91.33 -0.46
  • CNY Бирж 11.57 -0.1
  • АЛРОСА ао 74.74 -0.18
  • СевСт-ао 1009.8 -1.6
  • ГАЗПРОМ ао 165.14 -1.18
  • ГМКНорНик 19994 -240
  • ЛУКОЙЛ 4235 -31
  • НЛМК ао 172.04 -1.64
  • Роснефть 383.25 +-1.7
  • Сбербанк 210.95 -0.88
  • Сургнфгз 33.825 -0.18
  • Татнфт 3ао 420.3 -2.3
  • USD ЦБ 77.03 77.78
  • EUR ЦБ 91.34 91.56
Expert Community
Expert Community
Лента новостей

Леонид Кондрашев: «„Не трогайте“ — это не тот подход»

Экспертное мнение
Светлана Синцова
Леонид Кондрашев: «„Не трогайте“ — это не тот подход»
Фото: Дарья Хваткова
Видовые панорамы, небесные линии, сохранение культурного наследия — эти словосочетания хорошо знакомы и застройщикам, которые ведут работы в исторических городах (прежде всего, в Петербурге), и общественникам, постоянно подвергающим критике эти работы. В Пскове широко обсуждается вопрос о строительстве моста через реку Пскову, а также несколько других архитектурных решений, затрагивающих исторический центр города, — это прекрасный кейс, чтобы вновь поговорить о поиске компромисса.

Вопрос о строительстве в устье реки Псковы пешеходного моста впервые был поднят еще в 2014 году, после завершения реконструкции набережной. Предполагалось, что он закольцевал бы туристические маршруты и сделал центр города более комфортным и компактным. Однако против выступили градозащитники, заявившие, что исторически сложившийся ландшафт является неприкосновенным. Однако после того, как в июле 2020 года за возведение моста выступил псковский губернатор Михаил Ведерников, дискуссия была вновь открыта. В середине сентября этот вопрос обсудили на первом заседании регионального Совета по охране культурного наследия. Среди федеральных экспертов, принявших в нем участие, был и главный археолог Москвы Леонид Кондрашев. О том, к какому выводу пришло экспертное сообщество, и в целом о работе по охране объектов культурного наследия Леонид Кондрашев рассказал нашим коллегам, журналистам « Псковской правды».

— На совете по вопросам охраны объектов культурного наследия в Пскове обсуждалась концепция моста через Пскову. К какому решению пришли эксперты?

— Все мы понимаем значение Пскова как города, который сыграл важную роль в нашей истории. В общественном сознании Псков — это город-памятник, хотя нет такого официального наименования. Я и многие мои коллеги на международном уровне, на уровне ЮНЕСКО, считают, что культурное наследие является важным ресурсом в устойчивом развитии города. Важно не просто сохранить его — мы должны просчитывать, как это наследие будет включено в ткань живого города, чтобы жителям было удобно, чтобы были рабочие места, чтобы эти памятники не были умерщвленными. С другой стороны, существуют очень жесткие ограничения (правовые нормы, нормы реставрации), которые направлены на поддержание вида памятника, окружающего ландшафта. И здесь главное правило — «Не навреди».

Поэтому перед заседанием совета прошлись и по башням Кремля, и вдоль рек. На мой взгляд, хотя не все коллеги мою точку зрения поддержали, сейчас получается, что для туриста, для человека не знакомого с Псковом, отсутствие переправы через реку является серьезным неудобством. У туриста нет ощущения целостного исторического города. Получается рваное восприятие отдельных объектов, но не города целиком. Конечно, напрашивается идея какой-то переправы. И очень хорошо, что эксперты разных направлений могли высказаться, обозначить плюсы-минусы. Это была вводная встреча, чтобы понять и определить подходы. Решение не принималось.

— Какие проекты были представлены и как вы их оцениваете?

— Проекты были трех категорий идей. Очень хорошо, что студенты МАРХИ — московского архитектурного института — тоже создали проекты. Идеи очень необычные, интересные. Но, конечно, их необычные формы хороши там, где нет культурного наследия. Были варианты переправ не очень заметных, классических мостов. Такой вариант тоже может быть. И тот вариант, который мне нравится — наплавные мосты. Это фортификационная особенность Пскова: на понтонах делалась переправа, чтобы в случае чего в мгновение ока эти лодки могли быть отведены в стороны. Такой вариант не является капитальным сооружением. Никто не хочет около кремля сооружать какой-то тауэрский мост, которого там никогда не было.

— Нужен компромиссный вариант?

— Если мы работаем в этой сфере, для нас культурное наследие — очень важная составляющая. Но профессионал должен рассматривать многие варианты. Совет был хорош тем, что не было позиции «Баба Яга против. И все!». Есть вещи, над которыми надо размышлять, и совет — это инструмент. Например, надо выбрать место, ведь переправа может быть способом создания очередной видовой точки. Но ни в коем случае нельзя отвергать или соглашаться, не проработав все варианты.

— Рассматривался ли вопрос восстановления Нижних решеток (фортификационное сооружение Высокой (Воскресенской) башни, расположенной на месте впадения Псковы в реку Великую — прим. «Эксперт Online Северо-Запад»)?

— Рассматривался. Но тут для меня больше вопросов, чем ответов. Первой моей реакцией было полное отторжение, потому что всегда новодел нежелателен в теле подлинника. Начиная со времен Возрождения, когда люди стали обращать внимание на памятники, подлинность была одним из критериев того, что мы сейчас называем культурным наследием. При всех раскладах мы за сохранение именно подлинного. Второе: так или иначе этот вид на Кром, хотя с точки зрения человека, который изучал и знает особенности средневековой фортификации, выглядит достаточно нелепо, — это визуальная визитная карточка Пскова.

С другой стороны, мы много обошли псковских достопримечательностей, и когда мне коллеги показывали виды Пскова со стороны реки Великой, я задумался. В XVI веке, когда осаждали Псков, один из участников битвы сказал: «Какой огромный город, как Париж! Нам будет очень тяжело его взять». Поскольку основные враги приходили из-за Великой, то единая стена фортификаций с земляными конструкциями, в которой ядра вязли, — это была единая линия. И с решетками сразу понятна логика исторического города: что это город крепость, город воинской славы, что эти стены не какой-то декоративный элемент, а особенность этого северного стража Руси. И если бы люди обозревали город со стороны Великой — там тоже можно сделать видовые точки — это, конечно бы, повысило туристический потенциал Пскова.

Обсуждение этого вопроса только начинается. Кстати, у коллег появилась интересная идея — в следующем году сделать световую реконструкцию решеток, посмотреть, как это будет смотреться, еще раз обсудить и изучить общественное мнение. Такие временные реконструкции имеют место быть в международной практике. Один минус — вы не можете эту световую инсталляцию видеть всегда.

— В Пскове традиционно идет спор между теми, кто ратует за сохранение исторического облика города, выступая против любых перемен, и теми, кто требует развития, но при этом зачастую готов поступиться памятниками. Реально ли найти компромисс? Как это происходит в Москве?

— Наличие таких споров прямо пропорционально строительной активности. В Москве, где идет активное новое строительство и реконструкция зданий, это один из вопросов на злобу дня. Мы стремимся к компромиссу. И застройщик, и специалисты, и общественники должны так или иначе договариваться. Застройщик обязан изучить все риски, связанные с тратой его денег. С другой стороны, общественники, которые говорят: «Ничего не знаем — это старое здание! Не трогайте!» — должны понимать, что все ветшает. И «не трогайте» — это не тот подход. Поэтому всегда происходят такие баталии. Но, я считаю, что в любом обществе в таких случаях есть закон — как некое мерило. И закон должен быть базой для возможного компромисса.

— Сегодня в исторических городах, в том числе в Пскове, многие хотят скорректировать охранные зоны, считая, что они сковывают развитие, являются чрезмерно обширными и жесткими. Уместно ли сегодня проявлять гибкость в этом вопросе?

— Это общемировая тенденция, когда те или иные изменения в ограничениях, связанных с культурным наследием, вызывают острую реакцию общества. Важно понимать, что зона охраны — это не территория памятника. Это территория, которая используется особым образом. Законодатель определяет ограничения, которые созданы для конкретного памятника. Сами зоны охраны устанавливаются на основании проекта. Автор проекта должен учесть все эти ограничения и на этом основании установить их границы. Часто бывает, что находятся новые исторические данные, новый памятник. Тогда для этой зоны осуществляется корректировка.

Естественно, у каждого проекта, который затрагивает общественные интересы, есть сторонники и противники. Я за широкое обсуждение — прежде всего, профессионалами. Но я за устойчивое развитие. И здесь голос общественности должен быть услышан, переработан. Возвращаясь к тому же мосту, многие говорили: «Это не только для туристов. Горожанам тоже надо». Также с зонами охраны. Но на мой взгляд, как специалиста, если принесут недоказательный проект, даже если общественность не против, орган охраны памятников должен отказать. И если, наоборот, специалисты докажут все постулаты своего проекта, то голос за ними, а не за представителями общественности. Важно, чтобы профессионалы имели возможность обосновать, объяснить, почему они что-то меняют.

— Как вы оцениваете роль общественности в вопросах сохранения культурного наследия? Они помогают чиновникам, контролируют или плодят конфликты?

— Есть реальные любители старины. Общество ВООПИиК. Есть политически активные граждане, которые в своих целях используют культурное наследие. Я против, когда в неких политических ситуациях памятники используются как повод для политической активности. Потому что рано или поздно о памятниках забудут, а политическая активность останется. А бывает так, что жителям не нравится стройка рядом, и они начинают выступать против и приплетают культурное наследие. В этом случае специалисты должны изучить общественное мнение, учесть реальные потребности того сообщества, которое здесь живет, и понять, что для города важнее, при безусловном сохранении объектов культурного наследия и окружающей их среды и сохранении культурных ландшафтов. В этом и заключается искусство управленцев.

Профессионалы должны собрать по крупицам всю эту информацию, в том числе запросив и у нас — специалистов в сфере культурного наследия. Поскольку эта ситуация относится к гуманитарной сфере, конечно, здесь важны обсуждения, столкновение мнений. На ту же ситуацию, которая обсуждалась в ходе совета, я смотрел с разных сторон, и хорошо, что не нужно было здесь и сейчас озвучивать окончательное мнение.

Поддержите авторов EXPERT Северо-Запад

Благодаря вам мы развиваем независимую деловую журналистику в России, готовим отраслевую аналитику и привлекаем к работе лучших экспертов.

Поддержать редакцию
Свободные деньги должны наконец-то перетечь в реальный сектор экономики, считает Алексей Москвич.
Свежие материалы
Программа мероприятий к 150-летнему юбилею Ивана Бунина
22 октября 2020 года, при поддержке Всемирного клуба петербуржцев, в день 150-летнего юбилея великого русского поэта, писателя и первого Нобелевского лауреата по литературе Ивана Алексеевича Бунина в Санкт-Петербурге пройдет ряд мемориальный мероприятий.
О хороших людях
Цой не делал почти никаких попыток опубликовать свои рассказы. Писал потому, что не мог не писать, а напечатать написанное ему было не так важно.
Банкротство. Изменения в новой реальности
Мероприятия, Вчера 15:48
В Петербурге обсудят вопросы дефолтного менеджмента и ситуацию с проблемными активами.