Спортивный интерес
  • USD Бирж 66.88 +-1.21
  • EUR Бирж 73.85 +-2.05
  • CNY Бирж 9.6 +-0.24
  • АЛРОСА ао 76.96 -0.7
  • СевСт-ао 875.8 -10.4
  • ГАЗПРОМ ао 219.74 -2.24
  • ГМКНорНик 21614 -376
  • ЛУКОЙЛ 6067.5 -67.5
  • НЛМК ао 133.88 -2.48
  • Роснефть 429.75 -7.7
  • Сбербанк 245.34 -2.46
  • Сургнфгз 41.22 -1.62
  • Татнфт 3ао 706.6 -15
  • USD ЦБ 66.99 65.61
  • EUR ЦБ 73.72 71.65
премия Эксперт года
Лента новостей

Спортивный интерес

Спорт
Ефим Дубинкин
Спортивный интерес
Фото: Платон Хашковский
«Спортивный маркетинг — это удел большого профессионального спорта и крупного бизнеса». Так принято считать. Тем не менее, детско-юношеский спорт, в том числе и региональный, может зарабатывать деньги для своего развития самостоятельно. Правда пока далеко не у всех спортивных управленцев это получается.

Генеральный Директор K.Team Sport Marketing, президент общественной организации «Наследие России» Ирина Кудерова и генеральный секретарь «Наследия России» Сергей Кудрявцев (бывший профессиональный спортсмен), уверены, что развитию детско-юношеского спорта сегодня может способствовать малый и средний бизнес. Причем не с позиции благотворительности, а на взаимовыгодных условиях. Нужно только уметь «себя продать».

— Обычно, если в России (особенно в регионах) говорят о развитии массового детского и юношеского спорта, это сопровождается рядом объективных жалоб: нет денег, нет базы, нет тренерского состава...

Сергей: Такие сложности действительно есть. Бюджет не резиновый и финансирование спортивных школ существенно ограничено. Соответственно, ограничено количество бюджетных мест, возникают сложности с постройкой спортивных сооружений, зарплаты тренеров, особенно тех, кто занимается подготовкой детей, а не подростков, оставляют желать лучшего (в некоторых городах вообще получают 14-15 тысяч рублей в месяц). Во многих регионах, даже в бюджетных группах спортшкол, чтобы вывести команду на соревнования нужно собирать деньги.

— Разве в регионах этим не занимается крупный бизнес или экономикообразующие предприятия?

Сергей: Занимаются, но только в 10% случаев. В 90% случаев выездные соревнования оплачивают родители. А теперь представьте: тренер готовит команду на выезд, а выезжает не «боевой состав», который мог бы показать результат, а те спортсмены, родители которых смогли оплатить дорогу, проживание и так далее. Далее — поставьте себя на место ребенка. Он готовился, показывал результат, а родители не могут оплатить выезд на соревнования. Конечно, родители в этом не виноваты: система не дает возможности большинству людей зарабатывать столько, сколько они хотели бы... Видя всю эту ситуацию, мы решили создать межрегиональную общественную организацию помощи и поддержки развития детско-юношеского спорта. По большому счету наша организация является связующим звеном между потенциальными спонсорами и молодыми спортсменами. При этом мы не делаем акцент на спорт высших достижений. Если дети хотят просто заниматься любым, даже не олимпийским, спортом — пожалуйста. Мы не сопровождаем только самых талантливых и перспективных.

man.jpg Сергей Кудрявцев: «Тренер готовит команду на выезд, а выезжает не „боевой состав“, а те спортсмены, родители которых смогли оплатить дорогу.».

— А в чем здесь выгода спонсора? Понятно, что для крупных корпораций поддержка большого профессионального или детского спорта — это, по большей части, имиджевая вещь. Но среднему и малому бизнесмену нужен конкретный KPI.

Ирина: Детско-юношескому спорту, в том числе и в регионах, в том числе и непрофессиональному, не нужно делать ставку только на крупные корпораций, есть много других коммерческих структур. Даже индивидуальному предпринимателю со своим маленьким бизнесом выгодно вложить свои небольшие деньги в развитие спорта. Почему? Спорт — массовое явление, для потенциальных спонсоров он интересен. До сих пор многие бизнесмены считают инвестиции в спорт благотворительностью. Ты отдаешь свои деньги и все. Это неправильный подход. Если у представителей спортивного направления появляется спонсор, ты должен предложить ему маркетинговый продукт. Спортивная школа — чем не маркетинговый продукт? У тебя есть спортсмены, площадка, региональные соревнования. Инструменты самые разнообразные: от логотипа на форме, до рекламирования бренда самим спортсменом. Спонсор хочет получить узнаваемость бренда, медиа-охваты, продажи, пусть даже и на региональном уровне. В данном случае это и есть KPI. И сегодня задача спортивного менеджера — прийти к бизнесу и объяснить ему это. Как общественная организация мы не просто ходим и просим денег на развитие детского и юношеского спорта, мы строим работу на взаимовыгодных условиях. Это интеграция коммерческого бренда в спорт. К примеру, мы даем возможность брать на сопровождение какого-либо спортсмена, который выступает не только на региональных, но и на российских или даже европейских соревнованиях. Он вполне может стать амбассадором бренда.

Сергей: При этом мы стараемся минимизировать юридические риски для самих спортсменов. Дело в том, что когда спонсор подписывает контракт со спортсменом, он хочет максимального охвата, чтобы его бренд был представлен везде, на всех соревнованиях. А правилами ряда чемпионатов запрещается это делать. И спортсмен попадает в патовую ситуацию: либо ехать, к примеру, на Олимпиаду, либо рекламировать бренд. Поэтому под эгидой общественной организации действует агентство по юридическому сопровождению.

— Региональные предприниматели и менеджеры спортивных бюджетных учреждений видят рекламный и маркетинговый потенциал в спорте?

Ирина: Если говорить о предпринимателях, то далеко не все. Приходится объяснять, но обычно люди понимают. Что касается спортивных менеджеров, то подвижки есть, но небольшие. В разных управленческих структурах, от различных департаментов до районных спортивных школ, по большей части, находятся люди еще советской закалки. Они привыкли, что есть бюджет и на этом все. Пока эти люди находятся в управлении, достаточно сложно говорить о коммерциализации спорта. Но уже приходят другие менеджеры, которые смотрят на спорт как на бизнес. Привлечение инвестиций возможно, просто нужно по-другому посмотреть на самих себя. К слову, несколько лет назад Владимир Путин говорил о том, что спорту, особенно профессиональному, пора «слазить» с бюджетных денег и зарабатывать самостоятельно.

woman.jpg Ирина Кудерова: «Спортивная школа — чем не маркетинговый продукт? У тебя есть спортсмены, площадка, региональные соревнования».

— То есть сегодня развитие спорта (и массового, и профессионального) — это не обязанность государства?

Сергей: В западных странах этим занимаются профессиональные клубы. Что делает власть в тех же Европе и Америке? Она только строит спортивные площадки для любителей и профессионалов. Конечно, на западе тоже родители платят за посещение ребенком спортивных секций, но до определенного момента. Потом, если ребенок начинает показывать определенные результаты, начинают платить уже ему. Ни для кого не секрет, что перспективных детей-спортсменов клубы и спортивные академии спокойно «перепродают». Кстати, и в России тоже, просто у нас это не афишируется.

Ирина: Существуют российские примеры, когда современный спорт, подчеркну — не большой профессиональный спорт — может обходится практически без господдержки. В Тюмени (Западная Сибирь) есть Центр Дзюдо. На сегодняшний день крайне самостоятельная организация, работает с партнерами, а воспитанники, кстати, известны не только в своем регионе, но и в России. Или возьмем Сочи, где в 2014 году прошла Олимпиада. Уже давно и много говорят о «наследии» — олимпийских объектах, которые якобы никому не нужны. Так вот, в Сочи есть керлинг-центр, который не «висит» ни у кого на балансе и ребята зарабатывают деньги всеми возможными способами. Вплоть до продажи парковочных мест, когда на территории всего спортивного комплекса проходит масштабное событие. Это нормально. Почему бы не изыскивать сторонние возможности.

— Готова ли сегодня наша спортивная отрасль к переходу на коммерческие рельсы?

Ирина: Думаю, пока не готова.

Сергей: Здесь не все однозначно. Есть ГБУ (государственные бюджетные учреждения), а также полукоммерческие и коммерческие структуры. В уставах ГБУ прописано: вот тебе деньги, вот календарный план. Шаг влево, шаг вправо — расстрел. Если это автономное учреждение и туда пришел грамотный управленец, он будет зарабатывать. И пока ГБУ будут существовать в такой форме, вряд ли можно говорить о каком-то переходе. Если же мы хотим, чтобы спорт зарабатывал, то нужно дать ему такую возможность и сформировать новый руководящий состав. Но новые управленцы не выйдут на самоокупаемость сразу. Даже если придут толковые менеджеры, им все равно нужно будет найти спонсоров и партнеров. Думаю, на это понадобится как минимум несколько лет. Ведь если вы, примеру, начали продавать помидоры, пусть даже по привлекательной цене и хорошего качества, это не значит, что все покупатели сразу ваши. Нужно время, чтобы к вам привыкли.

Лидер в области мобильной передачи данных компания «Мегафон» заключила соглашение с производителем самых известных и популярных в мире компьютерных игр Blizzard Entertainment.
Последние материалы
Коронавирусный маркетинг
От редакции, Вчера 19:05
Эксперты аналитического центра Oxford Economics подсчитали, что мировая экономика потеряла от эпидемии коронавируса 1,1 млрд рублей. Но там, где кто-то теряет, другие — зарабатывают.
Смекалка и предприимчивость наших сограждан общеизвестна. Не подвела она и на этот раз. Хотите убедиться сами? Пожалуйста.
«Анатомия интеллекта»: интервью с Надеждой Паршуковой о библиотеке тайных наук
Школа эксперта, Вчера 18:32
Новый выпуск «Анатомии интеллекта» посвящен месту, где проходят съемки цикла — Книжной капелле. Здесь хранится репринтная и факсимильная литература дореволюционных антикварных изданий, среди которых особое место занимает библиотека тайных наук, содержащая большой корпус масонской литературы. Почему современное общество — результат в том числе и масонских усилий, мы поговорили с Надеждой Паршуковой, хранителем капеллы.
«Посетители насытились торгово-развлекательной индустрией»
Что происходит на рынке коммерческой недвижимости Петербурга, как он отреагировал на строительство «Лахта центра» и почему девелоперы больше не хотят строить торгово-развлекательные комплексы, рассказал генеральный директор компании Maris Борис Мошенский.