Канва арктической жизни
  • USD Бирж 63.76 -0.44
  • EUR Бирж 70.49 -0.12
  • CNY Бирж 9.13 -0.01
  • АЛРОСА ао 77.26 -0.04
  • СевСт-ао 883 -2.2
  • ГАЗПРОМ ао 248.81 -0.47
  • ГМКНорНик 17494 -68
  • ЛУКОЙЛ 6101 -16.5
  • НЛМК ао 126.96 -1.02
  • Роснефть 456.3 +-1
  • Сбербанк 237.71 -0.21
  • Сургнфгз 48.005 -0.71
  • Татнфт 3ао 772.1 +-1.8
  • USD ЦБ 63.89 64.21
  • EUR ЦБ 70.41 70.68
Санкт-Петербургский международный культурный форум
Лента новостей

Канва арктической жизни

От редакции
Дмитрий Глумсков
Канва арктической жизни
   Борис Тарасов: «Баланс между вызовами развития и сохранением природы очень тонкий. Но варианты его достижения существуют и при текущем экономическом и технологическом укладе»

В сентябре в Санкт-­Петербурге планируется  открыть региональное представительство Проектного офиса развития Арктики (ПОРА) — общероссийской площадки для коммуникации государственных, общественных и коммерческих организаций, заинтересованных в устойчивом развитии Арктики. Экспертный центр «ПОРА» создан для привлечения внимания к социальным, экономическим и экологическим аспектам жизнедеятельности человека на Севере России, является базовой площадкой Министерства по развитию Дальнего Востока и Арктики для разработки Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации до 2035 года. Генеральный директор экспертного центра «ПОРА» Борис Тарасов рассказал журналу «Эксперт С­З» о принципах взаимодействия бизнеса, общества и власти при освоении арктических территорий.

— Стратегия развития Арктической зоны РФ — какие основные направления в ней заложены?

— Говорить о направлениях стратегии пока рано — она находится на ранней стадии проработки, эксперты со всей страны только готовят свои предложения, которые в дальнейшем будут сводиться и обсуждаться. Но кое о чем сказать можно уже сейчас. С точки зрения ПОРА стратегия должна дать ответ на ключевые запросы в области устойчивого развития АЗРФ. Прежде всего необходимо подумать над совершенствованием механизмов управления макрорегионом, притом не только в административном, но и в экономическом ключе. Требуется уменьшение управленческих издержек при кардинальном росте эффективности менеджмента. Огромен блок экономических вызовов. Поэтому одна из главных тем будущей стратегии — это стимулирование экономического роста. Также необходимо резко улучшить транспортную доступность и логистику, развивать наукоемкие технологии. Крайне важно обеспечивать людей качественными условиями и быта, и работы. Все эти и многие другие вопросы имеют в каждом арктическом субъекте свою специфику. Поэтому одна из новаций стратегии будет в наличии отдельного раздела, посвященного подходам к развитию каждого арктического региона. Но это, повторюсь, далеко не полный список того, что мы увидим в конце.

— В Арктическую зону РФ входит несколько регионов Северо-­Запада. Как выстроено взаимодействие с исполнительными органами власти этих регионов и с бизнесом?

— В АЗРФ в настоящее время входит пять регионов СЗФО. Наверное, как и во всей стране, взаимоотношения с предпринимательским сообществом и бизнесом в них требуют дальнейшего совершенствования. Тема взаимоотношений власти и бизнеса — это тема вечная. Чем лучше развит бизнес на территории, тем эффективнее социально­-экономическое развитие региона. Естественно, государством принимаются необходимые меры для улучшения взаимодействия и, в частности, по таким направлениям, как совершенствование законодательства в сфере бизнеса, развитие финансово-­кредитной и информационной поддержки бизнеса, преодоление кадрового дефицита.

Однако уровень развития взаимоотношений бизнеса и власти соответствует установленным в государстве официальным и неофициальным правилам игры. Иными словами, развитие эффективного законодательного регулирования экономической деятельности, развитие процедур взаимодействия между властью и экономическим сообществом, существующие традиции, особенности применения правовых норм на практике — все это определяет со­временное состояние таких взаимоотношений. Нужно отметить, что модели взаимодействия государственных органов и крупных корпоративных структур на территории присутствия представляют совокупность взаимосвязанных институтов (не «бюрократического» типа), методов и инструментов, набор рычагов взаимного воздействия сторон, использование которых позволяет решать вопросы партнерского взаимодействия, обеспечивает достижение целевой функции модели — достижение баланса интересов всех сторон, участвующих в социально­-экономическом развитии территории присутствия.

Конечно, в настоящее время, особенно с началом реализации Послания Президента Федеральному собранию в марте 2018 года и Майского указа № 224, ситуация меняется, но нужно и время. Кстати, в сентябре мы планируем открыть в Санкт­-Петербурге обособленное подразделение нашего экспертного центра. Петербург был выбран неслучайно, так как тысячи жителей Северной столицы в разные годы вносили свой значимый вклад в освоение Арктики и продолжают это делать по сей день. Например, судостроительные предприятия Санкт-­Петербурга за годы своей работы накопили большой опыт строительства различных судов для Арктики, и прежде всего ледоколов. Сегодня в Петербурге работает один из крупнейших центров изучения полярных широт — Арктический и Антарктический НИИ. В городе есть прекрасный Музей Арктики и Антарктики. А до этого в августе мы открыли Лабораторию устойчивого развития ПОРА в Мурманске.

— Как в целом вы оцениваете качество взаимодействия между властями и бизнесом по вопросам развития Арктики? Какие «узкие» места в этих взаимоотношениях нужно «расшить»?

— Как и везде, развитие бизнеса в АЗРФ невозможно без взаимодействия с властью. А в АЗРФ это особенно актуально. Если говорить о качестве его взаимодействия, то, конечно, оно желает лучшего, однако шаги, предпринимаемые руководством страны, свидетельствуют о том, что ситуация меняется. Минвостокразвития подготовлен проект закона «О поддержке предпринимательской деятельности в АЗРФ». В законопроекте достаточно подробно рассмотрены как основные сферы предпринимательской деятельности в АЗРФ, так и возможные инструменты ее поддержки. ЭЦ «ПОРА» принял активное участие в обсуждении этого законопроекта с привлечением внешних экспертов. Важным документом, который повысит качество взаимодействия между властью и бизнесом в АЗРФ, должна стать Стратегия развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности до 2035 года.

ПОРА принимает активное участие в ее подготовке. На нашей базе разработан интернет-­ресурс платформы для получения идей и дальнейшего обсуждения на местах для внесения этих идей в финальный документ стратегии (www.arctic2035.ru). Именно ее региональная часть и послужит тем документом, где будут видны основные направления взаимодействия власти и бизнеса, а также и возможные механизмы. Свою роль в развитии взаимодействия бизнеса и власти сыграет и реализация национальных проектов, реализуемых в соответствии с Указом Президента РФ от 7 мая 2018 года № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» и, в частности, Комплексного плана модернизации и расширения магистральной инфраструктуры на период до 2024 года, большая часть которого посвящена проектам, связанным с АЗРФ.

— Приоритет «развития» перед «устойчивостью» обозначен в качестве одного из основных условий концепции развития северных территорий. Почему выбран именно этот приоритет? Рассматривались ли какие ­либо иные варианты?

— Это не условие, а результат нашей совместной с МГУ научной работы над разработкой рейтинга устойчивого развития «Полярный индекс». Дело в том, что определений устойчивого развития в мире существует около тысячи. То есть каждый трактует его так, как сам хочет. Это происходит потому, что никто не пытался посмотреть на эту проблему с научно-­математической точки зрения. Мы первые в мире решили это сделать.

Оказалось, что все рассматриваемые нами общепринятые параметры (экономические, социальные и экологические) четко распределяются в две группы по универсальному закону гармоничной пропорции — золотому сечению: группа развития (62% параметров) и группа устойчивости (38% параметров). 

Теперь нам стало очевидно, что главным в «устойчивом развитии» является компонент «развитие» и только потом «устойчивость».

Фото предоставлены ПОРА. Авторы фото: Сергей Карпухин и Марина Маковецкая

— Проблемы промышленной экологии Севера обсуждаются уже многие годы. Какие темы в настоящее время являются наиболее важными и как эти проблемы решаются?

— Экология Арктики, а особенно деятельность крупных промышленных предприятий на территории АЗРФ, постоянно привлекает внимание российских и международных экспертов, а также, естественно, вызывает и озабоченность населения региона. Но надо отметить, что в последнее время крупные компании, промышленные предприятия уделяют серьезное внимание проблемам экологии. Они сокращают «грязные производства», выводят процессы с «грязными технологиями» с некоторых территорий и т. д. Такими компаниями являются и «Лукойл», и «Норникель», и многие другие, которые тянутся за ними. ЭЦ «ПОРА» также вносит свой вклад в решение данной проблемы. В Мурманске (территория деятельности многих крупных компаний) ПОРА открыла совместно с Институтом проблем промышленной экологии Севера КНЦ РАН Лабораторию устойчивого развития. Первым ее проектом стало создание карты экологических проблем Баренц­региона. На ней пользователи могут увидеть «горячие экологические точки» и сами добавить информацию о них. Совместно с экономическим факультетом МГУ нами разрабатывается и уже используется Полярный индекс (индекс устойчивого развития АЗРФ — регионов и компаний), а также Баренц­индекс (индекс устойчивого развития Баренц­региона). Для оценки возможности работы компаний в АЗРФ, а также требований к их деятельности совместно с КНЦ РАН наш экспертный центр разрабатывает «Экологический стандарт». На наш взгляд, серьезное влияние на деятельность компаний в АЗРФ окажет реализация Федерального проекта (ФП) «Внедрение наилучших доступных технологий», который является составной частью национального проекта «Экология». ФП предусмотрен облигационный механизм финансирования внедрения наилучших доступных технологий (НДТ), а также и государственная поддержка внедрения НДТ (субсидирование процентных ставок). Естественно, это позволит более активно внедрять НДТ компаниям.

— Реализация бизнес-­проектов на арктических территориях сопряжена с большим количеством ограничений, в части экологии к примеру. О чем нужно думать бизнесменам в первую очередь, если они хотят «идти в Арктику»?

— На мой взгляд, компания, выходя работать в Арктику, должна подумать о многом. Ключевое слово — «ответственность». Ответственность и честность каждого конкретного бизнесмена и руководителя перед людьми, проживающими на территории, перед своими сотрудниками, перед окружающей средой, перед самим собой, наконец. Только ответственный бизнес может лежать в основе устойчивого развития Арктики.

Надо всегда учитывать тяжелые природно-­климатические условия. И понимать, что у людей и у техники существует «порог усталости». При этом нужно стремиться не навредить природе Арктики. И, конечно, действовать в АЗРФ невозможно без инновационного подхода, внедрения инноваций: организационных, финансовых, технологических. Именно в Арктике, в компаниях, которые там работают и собираются работать, и должны появиться и использоваться инновации, технологические новшества. Именно их использование в Арктике, которая стала ареной конкурентной борьбы, и позволит сделать России технологический рывок.

Фото предоставлены ПОРА. Авторы фото: Сергей Карпухин и Марина Маковецкая

— На данный момент основной составляющей экономики Арктики является добыча, транспортировка и частичная переработка нефти и газа. В этой сфере наиболее перспективна газовая отрасль. Даже при снижении международного спроса существует большой потенциал на внутреннем рынке — огромные возможности дает дальнейшая газификация территорий, в том числе и в европейской части России.

Не снижая объемов добычи углеводородов, необходимо заниматься их дальнейшей переработкой, создавая конкурентоспособные товары с высокой добавленной стоимостью. Это не только бензин, но и пластики, нефтехимия, одежда и др. Все это можно не закупать, а производить из собственного сырья. Причем товары должны быть конкурентны как внутри России, так и на международной арене, например на рынках наших партнеров по ЕАС, ШОС и БРИКС.

Дальнейшим шагом должно стать развитие несырьевых отраслей в Арктике. Это различные виды промышленности, сельское хозяйство, все формы туризма, в том числе экологического. Кроме того, драйвером экономического развития арктических территорий может быть оборонная сфера, так как заказы со стороны военных являются системообразующими для многих предприятий. В целом российской Арктике нужны долгосрочные проекты, экономический, социальный и экологический эффект от которых будет улучшать качество жизни людей.

Мы в ПОРА регулярно проводим Дискуссионные клубы с приглашением экспертов — ученых, предпринимателей, государственных и общественных деятелей, представителей территорий — и обсуждаем все эти проблемы с разных точек зрения.

— Добыча минеральных ресур­сов — один из важнейших факторов в освоении арктических территорий. Как не навредить «уникальному микрокосмосу»?

— Это очень хороший вопрос, потому что обращен к принципиальной проблеме развития нашей Арктики: «А будет ли оно носить устойчивый характер?» Действительно, баланс между вызовами развития и сохранением природы очень тонкий. Но варианты его достижения существуют и при текущем экономическом и технологическом укладе. Один из них — широкое внедрение НДТ.

Чем примечательны НДТ? Тем, что они — по определению — не идеальные, а просто наименее травматичные для окружающей среды на данный конкретный момент. Немаловажно, что при этом они еще и экономически целесообразны, то есть не препятствуют ни хозяйственному развитию, ни получению прибыли собственником, — а ведь именно мотив получения прибыли и дальнейшего совершенствования технологий является одним из важнейших драйверов роста. По самой своей природе НДТ ориентированы на постоянное улучшение — по мере научно-­технического развития ранее примененные технологии перестают быть наилучшими и заменяются на новые, обеспечивающие улучшение качества жизни людей, включая состояние окружающей среды. Как это и стало происходить с момента начала промышленной революции: за последние 200 лет продолжительность и качество жизни людей резко увеличились и продолжают расти за счет постоянного совершенствования технологий. 

Отрадно, что философия НДТ нашла отклик у руководства страны и теперь является важным элементом государственной политики в области управления промышленным развитием.

Фото предоставлены ПОРА. Авторы фото: Сергей Карпухин и Марина Маковецкая

— С точки зрения логистики Северный морской путь с каждым годом приобретает все большее значение. Как вы оцениваете перспективы Севморпути?

— Эти перспективы, во­-первых, значительны, а во-­вторых, очень интересны. Севморпуть является нашей ключевой арктической магистралью, которая исторически служила связующим звеном между Северо­-Востоком и Северо­-Западом страны. Однако для нее всегда были характерны некоторые серьезные ограничения. Так, СМП до сих пор работает по сезонному принципу: навигация осуществляется преимущественно летом. Это всегда был наш внутренний маршрут, который в общем ­то был категорически непригоден для транзита. Он носил скорее стратегический, чем экономический характер: главной задачей было обеспечить упомянутую связанность макрорегионов страны и снабжение удаленных территорий, а все остальное имело второстепенную значимость.

Теперь это уходит в прошлое. Благодаря строительству со­временных ледоколов, развитию технологий и, главное, целенаправленным усилиям государства и большого бизнеса, СМП вскоре превратится в круглогодичную транспортную артерию. А это значит, что возникнет экономическая целесообразность расширения практики коммерческого использования СМП. Он сможет стать не только маршрутом для северного завоза, но и транзитной магистралью, позволяющей осуществлять доставку грузов из Юго-­Восточной Азии в Европу и обратно с неплохим выигрышем по времени. Это уже сейчас представляет немалый интерес для наших китайских партнеров. Кроме того, независимо от этой транзитной составляющей, СМП ждет будущее одного из становых логистических хребтов нашей экономики: уже к середине следующего десятилетия по нему будут перевозить примерно 80 млн тонн грузов в год. Современный ледокольный флот очень важен, так как изменения в перспективе неоднозначны: если западная часть Северного Ледовитого океана пока постепенно освобождается ото льда, то восточная, наоборот, прирастает льдом.

— Есть ли интересные, с вашей точки зрения, точки развития арктических территорий, которые в настоящее время не избалованы вниманием властей и бизнеса, но могли бы стать драйверами уже в среднесрочной перспективе?

— Такие точки существуют. Например, важный потенциальный актив экономического роста — использование холода. Этого в Арктике с избытком, и именно он может задействоваться в естественном охлаждении дата ­центров, которые могут быть развернуты за полярным кругом.

Еще одной из возможностей роста могло бы стать расширение спектра арктической продукции, увеличение добавленной стоимости, например, путем развития переработки. Иными словами, там, где есть только добыча и вывоз, во многих случаях имеет смысл организовать еще и производство.

Вот пример из жизни: в ряде регионов АЗРФ после забоя шкуры оленей просто выбрасываются. А между тем в соседней Финляндии из них делают кожаные изделия, в разы увеличивая финальную цену. Что мешает организовать для начала выделку шкур по месту с последующим экспортом, а в качестве следующего шага — производство тех же кожаных изделий по месту?

Еще пример. Наша Арктика является важным источником уникального сырья для фармацевтической промышленности, прежде всего для изготовления витаминов, биодобавок и т. д. Известно, что Китай охотно закупает арктические дикорастущие травы, ягоды, панты марала во все возрастающих объемах. Но именно как сырье для собственной фармации. Стало быть, вполне целесо­образно наладить производство хотя бы базовых препаратов из этого сырья на местах, предлагая зарубежным покупателям готовый, качественный и, что немаловажно, более дорогой продукт.

ЭЦ «ПОРА» также реализует проект «Арктическая диета» — Каталог производителей арктических продуктов питания. Одна из глобальных задач каталога «ПОРА есть Арктическое!» — рассказать жителям центральной части России о гастрономическом разнообразии Севера и популяризировать продукты северных производителей и кухню Севера среди жителей средней полосы. А вообще у нас в ПОРА для поддержки различных интересных и полезных для развития территории инициатив мы проводим грантовую политику, где можем поддержать пусть небольшими, но иногда такими своевременными грантами важные для развития территории проекты.

Фото предоставлены ПОРА. Авторы фото: Сергей Карпухин и Марина Маковецкая

— Коренные народы Севера — трудно ли вести «бизнес с человеческим лицом» и какие меры поддержки существуют?

— Традиционное хозяйствование в первую очередь направлено на жизне­обеспечение семьи и рода. Поэтому ни оленеводство, ни рыболовство нельзя считать бизнесом в принятом смысле слова. Это — этнообразующие виды деятельности, которые вплетены в саму канву жизни.

Когда же эта деятельность при­обретает определенный масштаб, тогда можно говорить о бизнесе. Но, как правило, такой бизнес уже становится частью большей системы, он интегрируется с сопутствующими системами в северных, сибирских и дальневосточных регионах. И способен работать как любой другой бизнес, и работает на общих основаниях.

Что касается мер поддержки, они разнятся от региона к региону. Важным фактором в вопросах поддержки является необходимость тонкого учета местных особенностей: даже в рамках одного региона существует несколько укладов жизни. Могу отметить, что со стороны ПОРА у нас есть поддержка отдельных проектов, связанных так или иначе с жизнедеятельностью коренных малочисленных народов Севера. Это и работа по созданию энецкой письменности, о результатах который мы даже докладывали на заседании в ООН, при­уроченному к Международному году языков коренных народов, издание энецкого букваря, видеокурсы на энецком, мультфильм на ненецком языке, компьютерное приложение «Юкагирские игры» и другие.

— Принципы и методы устойчивого развития арктических территорий — есть ли интересные наработки у других «арктических» стран, в частности Швеции, Норвегии и Финляндии? Насколько полно эти наработки могут быть транслированы на российскую Арктику?

— Концепция устойчивого развития давно стала неотъемлемой частью жизни арктических территорий этих стран. Хозяйство там построено на идее максимально эффективного использования и сохранения как природных, так и социальных ресурсов. Например, в Швеции создана система циклической экономики, предполагающая производство малого количества отходов в производстве и потреблении. Создана масса мусороперерабатывающих заводов, которым даже не хватает сырья внутри страны — часть мусора закупается за рубежом.

Эти принципы отражаются и в работе частных компаний. Так, для уменьшения потерь и минимизации выбросов одна из металлургических компаний Швеции извлекает серебро из цинкового концентрата: примеси в материалах одного предприятия компании становятся ценным сырьем для другого. А с целью восстановления экосистем реализуется программа рекультивации хвостохранилищ с последующим мониторингом очищенного пространства в течение 30 лет.

Широко используются принципы экостроительства. При стройке стараются сохранить лес, не вырубают деревья. С помощью композитных решений в домах эффективно удерживается тепло, что позволяет экономить энергию. Вода не идет в дома прямотоком, а используется по многу раз благодаря очистным системам. У Швеции можно поучиться тому, как превращать городские старопромышленные пространства в современные города с новой инфраструктурой. Яркий пример — город Мальме. В целом сама мода в Швеции диктует принципы минимализма — даже хорошо зарабатывающие люди стараются при­обретать только те блага, что реально им нужны.

На севере соседней Финляндии также широко используется экологичное строительство. Например, при строительстве дорог применяются различные утилизационные материалы — крошка из старых шин и тому подобные. В дорожном полотне делаются специальные тоннели, через которые могут перебегать дорогу мелкие животные. Норвегия активно развивает туризм в Арктике. В частности, на нашем совместном острове Шпицберген именно на норвежской части очень хорошо развита туристическая отрасль.

Конечно, многие из этих практик могут быть внедрены и на российском Севере. Реальность такова, что в Швеции, Финляндии и Норвегии устойчивое развитие — уже освоенный подход. У наших соседей лучше стартовые условия, зато в России регионы и работающие в Арктике компании сильны в динамике. Многие российские компании быстро наверстывают и в некоторых вопросах даже обгоняют своих коллег, например по темпам внедрения прозрачной отчетности, запуску комплексных экологических и социальных программ.

— Уникальный российский опыт устойчивого развития — в чем он может заключаться?

— Мы предлагаем брать за основу тре­угольник «устойчивого развития», состоящий из экономического, социального и экологического блоков. Но в центре этого треугольника находится человек и его интересы. Это и есть антропоцентрический подход. Также важную роль играет впервые нами сделанное научно-­математическое обоснование понятия «устойчивое развитие». Это позволит всему мировому сообществу говорить про устойчивое развитие на одном языке.

Фото предоставлены ПОРА. Авторы фото: Сергей Карпухин и Марина Маковецкая
В частности, в России показатель уровня банкротств вырос на 2% в 2018 году по сравнению с 2017-­м — количество банкротств составило около 30,7 тыс.
Последние материалы
Право на риски
Экономика, Вчера 17:07
Кто заинтересован в развитии инновационной экономики, какую поддержку хотят получить разработчики инновационных технологий и способна ли современная государственная система работать с высокими рисками в этой сфере?
Андрей Останин: «Манипулятивные техники в продажах сегодня не работают»
Коммерческий директор компании «Самолет Северо-Запад» Андрей Останин рассказал о том, как меняется целеполагание в продажах и какие тактические решения минимизируют риски девелоперского бизнеса.
Не только технологии
Экономика, Вчера 11:55
Предприятия Ленинградской области стараются не использовать подход «инновации ради инноваций», а делают ставку на локализацию производства, расширение деловых контактов и каналов сбыта.