«Речи о том, что у инвестора просто так заберут его компанию или деньги, не идет»
  • USD Бирж 66.88 +-1.21
  • EUR Бирж 73.85 +-2.05
  • CNY Бирж 9.6 +-0.24
  • АЛРОСА ао 76.96 -0.7
  • СевСт-ао 875.8 -10.4
  • ГАЗПРОМ ао 219.74 -2.24
  • ГМКНорНик 21614 -376
  • ЛУКОЙЛ 6067.5 -67.5
  • НЛМК ао 133.88 -2.48
  • Роснефть 429.75 -7.7
  • Сбербанк 245.34 -2.46
  • Сургнфгз 41.22 -1.62
  • Татнфт 3ао 706.6 -15
  • USD ЦБ 66.99 65.61
  • EUR ЦБ 73.72 71.65
премия Эксперт года
Лента новостей

«Речи о том, что у инвестора просто так заберут его компанию или деньги, не идет»

Экономика
Ефим Дубинкин
«Речи о том, что у инвестора просто так заберут его компанию или деньги, не идет»
Из архива Александра Щелканова
Согласно последнему опросу Восточного комитета германской экономики (OAOEV) и Российско-Германской внешнеторговой палаты (ВТП) около трети компаний оценивают предпринимательский климат в России положительно. Основными сдерживающими факторами для развития бизнеса иностранные предприниматели считают бюрократию, экономическую ситуацию в целом и протекционизм. О рейтингах инвестиционной привлекательности, привлечении инвесторов в регионы, а также «экономике доверия» «Эксперт online Северо-Запад» побеседовал с кандидатом экономических наук, доцентом кафедры экономики и управления предприятиями и производственными комплексами СПбГЭУ Александром Щелкановым.

Рейтинги или ресурсы?

— Рейтинги инвестиционной привлекательности (особенно российские) — это исключительно инвентаризационная тема? Складывается впечатление, что частные инвесторы не особо смотрят на рейтинги, предпочитая инсайты и собственную аналитику...

— На самом деле результаты рейтингов часто выступают как внутренние и внешние инфоповоды. Кроме того, несмотря на консолидацию и межрегиональную интеграцию, борьбу регионов за инвестора никто не отменял. Рейтинги Агентства стратегических инициатив или RAEX, отчасти отражают реальную ситуацию, но вопрос в том, какие методики подсчета используются. Все равно инвестор голосует рублем и, конечно, «копает глубже».

(Прим. ред.: Примечательно, что экспертное сообщество ставит под сомнение не только качество российских рейтингов. Недавно Всемирный банк признал недостатки собственного рейтинга лёгкости ведения бизнеса Doing Business).

— В рейтингах, оценивающих инвестиционный климат, много внимания уделяется поддержке со стороны государства и отсутствию административных барьеров. Для инвесторов (если территория реально им интересна, например, из-за логистики или ресурсов) это играет такое большое значение?

— На самом деле да. По данным OAOEV и Российско-Германской внешнеторговой палаты (ВТП) первое место в пятерке факторов, больше всего ограничивающих деятельность иностранных компаний в России, на данный момент занимают именно бюрократические издержки. Что касается помощи государства, то те, кто успел локализовать свое производство в России до санкций, до девальвации рубля, продолжают наращивать реэкспорт и пользуются инструментами господдержки. Однако сейчас мы видим, что инвестиций в нашу экономику реально не хватает.

— Речь идет именно о нехватке частных иностранных и российских инвестиций? А то у нас вкладывают в регионы федеральные деньги, например, в виде нацпроектов, и почему-то считают это инвестициями...

— Именно внешних. Федеральные инвестиции — это только распределение денег. Здесь играет роль тренд на огосударствление и рост желания бизнеса работать с госзаказом. Еще год назад, согласно опросу Doing Business, 80% предпринимателей говорили о том, что хотели бы продать свой бизнес, потому что снижалась маржинальность, росло количество административных барьеров, повышались налоги (вспомним хотя бы историю с НДС). Это уже даже не риски, а другие условия ведения бизнеса. А западные инвесторы привыкли просчитывать все вероятные варианты и играть «чисто».

— Как региону монетизировать рейтинг?

— Наверное, монетизировать его можно с точки зрения медийности. Рейтинг — это отражение скорости реагирования местных властей на решение той или иной проблемы, связанной с бизнесом.

— То есть российские рейтинги просто помогают регионам бороться за федеральные деньги?

— Только отчасти. Я бы не сказал, что здесь есть прямая зависимость. Рейтинги являются, скорее, вспомогательным инструментом, а не основным. Но для инвесторов, особенно для российских, действительно важно отношение местных властей.

— И все-таки наличие реальных ресурсов не является приоритетным критерием?

— Приведу такой пример. Лет пять назад на территории Ленинградской области одна компания приняла решение реализовать крупный проект в сфере АПК с длинным производственным циклом: мясное животноводство. Проблемы появились во время проведения тендера по выкупу земли. Получилось так, что инвесторы попытались открыто выиграть тендер, чтобы купить участок около Санкт-Петербурга (поскольку это основной рынок сбыта), но ввиду непрозрачных процедур по торгам, они были вынуждены купить участок, удаленный от рынка сбыта, даже не в Ленинградской области. Соответственно, себестоимость продукции из-за транспортной составляющей выросла. То есть не на всякую территорию, привлекательную для инвестора, даже при желании можно зайти. Бывает, что ресурсы и возможности на территории есть, а воспользоваться ими из-за административного барьера в полной мере инвестор не может. Хотя, должен сказать, что сегодня ситуация меняется к лучшему и многие процессы стали более прозрачными.

Притяжение к центру

(Прим. ред.: По данным Минфина РФ, в 2019 году субъектами-донорами в СЗФО продолжали оставаться Санкт-Петербург и Ленинградская область. Все остальные регионы, в той или иной степени, являются дотационными).

— Сегодня большинство экономических и бизнес-процессов сосредоточено либо в «нефтегазовых» субъектах, либо там, где есть иные ресурсы — инфраструктура, рынки сбыта, GR-составляющая (желание быть ближе к власти) и т.д.?

— И для российского, и для зарубежного инвестора характерна миграция из регионов поближе к двум крупным агломерациям — Москва и Санкт-Петербург. Много наших региональных банков, лизинговых компаний вкладывают финансовые ресурсы в освоение «центральных» рынков. У ряда компаний даже в регионах деньги есть, вопрос в том, куда вложить? Либо это технологии, либо новый рынок сбыта. Если в субъекте компания выросла, ей уже не интересен региональный рынок. На выходе инвестору нужна продукция с высокой добавленной стоимостью, при этом нужно минимизировать затраты и наладить бесперебойные поставки на рынки сбыта. С этой точки зрения сейчас Москва и Санкт-Петербург в России — наиболее выгодные варианты.

— Как тогда быть всем остальным регионам, которые хотят привлечь частного инвестора?

— Пока выходом из ситуации могут стать особые экономические зоны, где есть существенные преференции для инвестора. Вопрос в том, захочет ли кто-то заниматься бизнесом в отдаленном или депрессивном регионе, даже с низкой налоговой ставкой. Готовых решений здесь нет.

— Исходя из этого тренда, можно сказать, что Ленинградская область находится в выигрышном положении?

— Санкт-Петербург и Ленобласть, по сути, вытягивают СЗФО. В распределении экспорта по субъектам Российской Федерации, входящим в СЗФО, лидируют Санкт-Петербург (54,2%), Ленинградская область (13,9%), Вологодская область (9%). Последняя - за счет металлургии. Безусловные преимущества Ленинградской области — это хорошая логистика, инфраструктура, трудовые ресурсы, потенциальная площадь для размещения производства и близость к рынкам сбыта, как европейским, так и крупным российским.

Экономика доверия

(Прим. ред.: согласно исследованию Северо-Западного регионального комитета Association of European Businesses, основные причины нежелания некоторых европейских компаний реализовывать инвестиционные проекты на территории Ленинградской области связаны с большими рисками ведения бизнеса в России в целом, непредсказуемостью законодательных инициатив, препятствиями при осуществлении инвестиционных проектов со стороны компаний-монополистов, а также федеральных налоговых органов и комитета госстройнадзора Ленинградской области).

— На прошедшем недавно Гайдаровском форуме много высказываний было посвящено экономике доверия как основному показателю инвестиционной привлекательности. Не секрет, что сегодня и иностранные, и российские бизнесмены не особо доверяют нашим банкам, судам, правоохранительным органам и власти вообще. На ваш взгляд, можно ли исправить ситуацию?

— Мне кажется, что новое правительство пытается это сделать. Курс на деофшоризацию уже есть. Наблюдается процесс консолидации общественных бизнес-организаций по отраслевому признаку. Это хороший инструмент, который поможет сформировать доверие между бизнесом и властью. Понятие GR становится применимо в правовой плоскости. Если говорить о рисках поглощения компаний, то это действительно присуще российской экономике. Но это, скорее, частные случаи, а не массовые. Наряду с этим многое зависит от GR-ресурсов компании. Я считаю, что инвестор, особенно крупный, сейчас сам должен озаботится наличием административных связей. Пока бизнес вынужден защищать свою позицию.

— Укрупнение бизнеса, поглощение игроков крупными государственными или окологосударственными компаниями... Очевидно, что все это негативно влияет на настроение инвестора.

— Это вынужденные меры с позиции макроэкономики. В условиях волатильности рынка процесс консолидации неизбежен. Но сейчас есть законодательные акты, которые регулируют эти вопросы, и есть немало примеров, когда иностранный капитал, работая в России (например, банки или страховые компании), остается иностранным. Речи о том, что у инвестора просто так заберут его компанию или деньги, не идет.

— Кстати о защите капитала: новое правительство уже внесло в Госдуму законопроект о «Защите, поощрения капиталовложения и развитии инвестиционной деятельности». Это дает надежду на реальные изменения инвестиционного климата?

— Сейчас потенциальному инвестору демонстрируют, что мы создаем для него все условия, несмотря на геополитические разногласия нашей страны с США или Европой. И я согласен с тем, что капитал должен быть неприкосновенен. Новое правительство озаботилось реальным ростом экономики, в том числе — с точки зрения привлечения частного бизнеса. Правда, не каждая сфера экономики, исходя из тех же политических соображений, подойдет для иностранного инвестора. К примеру, если мы говорим про импортозамещение, где в определенных отраслях действует эмбарго, то для иностранного инвестора это бесперспективно, однако это шанс для внутреннего частного бизнеса. Думаю, что среднесрочная перспектива покажет, насколько меры нового правительства окажутся действенными.

На месте закрытых в конце прошлого года магазинов «Семья» и Spar начинают открываться торговые точки других сетей. Первой к разбору освободившей недвижимости успела сеть «РеалЪ», которая в ближайшее время может увеличиться в полтора раза.
Материалы по теме отрасли
Общепит попросил добавки
Экономика, 26 Фев 08:46
Петербургский общепит вырос почти на 10% на фоне стагнации или падения других отраслей, связанных с массовым потреблением. Почему жители Петербурга готовы экономить на чем угодно, но не на питании, разбирался «Эксперт online Северо-Запад».
3,77 млн рублей за минуту: рекламщики недовольны ценами «России»
Экономика, 19 Фев 17:02
На закупку авиакомпании «Россия» поступила жалоба от потенциального подрядчика. УФАС может отменить конкурс с начальной ценой 3,7 млн рублей.
В Банке России ожидают рост инфляции
Экономика, 12 Фев 17:21
Аналитики Банка России отмечают, что на замедление годовой инфляции до 2,4% в январе повлияли временные факторы – а именно: выход из расчета инфляции эффекта от повышения НДС и индексации тарифов на коммунальные услуги, а также укрепление рубля.
Последние материалы
Коронавирусный маркетинг
От редакции, Вчера 19:05
Эксперты аналитического центра Oxford Economics подсчитали, что мировая экономика потеряла от эпидемии коронавируса 1,1 млрд рублей. Но там, где кто-то теряет, другие — зарабатывают.
Смекалка и предприимчивость наших сограждан общеизвестна. Не подвела она и на этот раз. Хотите убедиться сами? Пожалуйста.
«Анатомия интеллекта»: интервью с Надеждой Паршуковой о библиотеке тайных наук
Школа эксперта, Вчера 18:32
Новый выпуск «Анатомии интеллекта» посвящен месту, где проходят съемки цикла — Книжной капелле. Здесь хранится репринтная и факсимильная литература дореволюционных антикварных изданий, среди которых особое место занимает библиотека тайных наук, содержащая большой корпус масонской литературы. Почему современное общество — результат в том числе и масонских усилий, мы поговорили с Надеждой Паршуковой, хранителем капеллы.
«Посетители насытились торгово-развлекательной индустрией»
Что происходит на рынке коммерческой недвижимости Петербурга, как он отреагировал на строительство «Лахта центра» и почему девелоперы больше не хотят строить торгово-развлекательные комплексы, рассказал генеральный директор компании Maris Борис Мошенский.