• USD Бирж 78.2 --0.89
  • EUR Бирж 90.95 --0.87
  • CNY Бирж 11.47 --0.15
  • АЛРОСА ао 72.52 -0.12
  • СевСт-ао 971 +-0.6
  • ГАЗПРОМ ао 175.95 +-2.01
  • ГМКНорНик 18720 +-30
  • ЛУКОЙЛ 4502 +-67
  • НЛМК ао 166.68 +-0.34
  • Роснефть 374.55 +-2.75
  • Сбербанк 228.45 -0.09
  • Сургнфгз 34.775 +-0.13
  • Татнфт 3ао 461.5 +-8
  • USD ЦБ 76.82 77.18
  • EUR ЦБ 89.66 89.98
Бриф
Бриф
Лента новостей

Екатерина Манжула: Я против тенденций и универсальных решений

Экспертное мнение
Дмитрий Глумсков
Екатерина Манжула: Я против тенденций и универсальных решений
Фото: Центр компетенций
Ленинградская область продемонстрировала впечатляющую динамику в рейтинге регионов с самой комфортной городской средой, который составляет министерство строительства и ЖКХ России: за год регион переместился с 18-го места на 4-е. Директор Центра компетенций по развитию городской среды и умному городу Ленобласти Екатерина Манжула объяснила «Эксперту Online Северо-Запад» причины столь положительного результата и рассказала про тенденции в развитии малых городов.

— Насколько знаю, резкое улучшение позиций в рейтинге стало во многом неожиданным, в топ-5 наиболее комфортных территорий область предполагала попасть года через два-три, постепенно выстраивая соответствующую инфраструктуру взаимодействия органов власти, бизнеса, профессионального сообщества и жителей малых городов...

— Действительно, получив результаты рейтинга, ненадолго, но удивились, все же перемещение оказалось стремительным. Да и результаты деятельности в этом сегменте других регионов не давали расслабиться. Но потом проанализировали ситуацию и поняли, что это не случайность, а результат серьезной коллективной работы. В области действительно уже практически выстроена организационная структура, необходимая для качественной реализации проектов по созданию комфортных городских пространств и развитию городов. Это и работа областного комитета по ЖКХ, сотрудников, которые отвечают за организационную, нормативно-правовую базу, взаимодействие с Минстроем, синхронизацию деятельности с другими комитетами и так далее. Это и профессиональное сообщество, и взаимопонимание с большинством муниципалитетов, наша деятельность и вовлеченность в проекты жителей малых городов.

Последний показатель очень важен в методологии рейтинга, мы рады, что смогли показать по нему хорошие результаты. Чтобы выйти в лидеры, нужна коллективная работа, а не только Центра компетенций, не только администрации, архитекторов или профильных комитетов. Результат, конечно, отличный, но мы стремимся к большему. Быть лидерами не только в рейтинге, но и в реальности.

— Какие еще механизмы применяет Минстрой, чтобы подстегнуть регионы и помочь им развивать комфортную городскую среду в них? Я знаю, что Минстрой ставит перед городами цели не просто создавать благоустроенные общественные территории с фонтанами и красивыми скамьями, но пространства, которые способствуют решению социально-экономических задач...

— Если рейтинг — это показатель скорее слаженности работы различных субъектов и эффективности их работы, то, например, Всероссийский конкурс лучших проектов благоустройства в малых городах и исторических поселениях Минстроя — возможность получить значительные средства на создание общественных пространств способных перезапустить малые города. По программе «Формирование комфортной городской среды» (ФКГС) такой объем средств на один объект нет возможности выделить. В отличие от дизайн-проектов, которые города готовят на участие в отборе по программе ФКГС, проекты в этом конкурсе более масштабные, в их основе глубокие предпроектные исследования как запросов жителей и гостей города, так и особенностей территории, да и самого города: пространственных, экономических, культурных, социальных. Помимо архитектурной концепции серьезно прорабатывается экономика проекта, форматы участия бизнеса, социокультурное программирование территории после реализации проекта.

Проект формируется так, чтобы максимально удовлетворять запросы пользователей территории, достигать необходимых социальных и экономических эффектов. Соответственно, когда мы делаем, а затем реализуем такие комплексные проекты, получаем мощные пространства, которые становятся точками роста в городе, решают часть его проблем. То есть мы получаем не просто благоустройство — дорожки и скамейки, а то пространство, которое имеет экономически устойчивую модель, может само развиваться, создавать дополнительные рабочие места, формировать сообщества, самоокупаться, которое привлекательно как для жителей, так и для бизнеса.

Поэтому конкурс Минстроя, можно сказать, подталкивает администрации, которые в нем участвуют, к очередному этапу осмысления того, что они делают, зачем и где они это делают, и какое пространство и с каким наполнением должно появится для того, чтобы город «зажил» вновь. Кроме того, блок, связанный с вовлечением жителей в процесс подготовки и реализации проекта, обеспечивающий 50% победы конкурсной заявки, еще и способствует налаживанию отношений между администрацией и жителями. Учит взаимодействовать друг с другом в новых, более эффективных форматах чем голосования и общественные слушания, помогает находить компромиссные решения и действовать сообща.

Новые форматы также учат жителей договариваться между собой, принимать осознанные решения и нести за них ответственность. Чтобы понять важность конкурса и вовлечения жителей, можно посмотреть на них и в привязке к рейтингу. Шесть из 35 критериев рейтинга связаны с конкурсом, еще четыре — с участием жителей в благоустройстве своих городов. Чем больше мы набираем баллов по каждому показателю, тем у нас, соответственно, выше рейтинг и больше субсидия в рамках программы ФКГС.

— Какие еще механизмы внедряются для развития малых городов?

— Нам удалось наладить совместную работу региональных органов власти, Центра компетенций и муниципалитетов, подтянуть уровень проектов за счет привлечения новых высококвалифицированных архитекторов, экономистов, социологов и специалистов по вовлечению жителей, но на этом всю историю не вытянуть. Нужен более серьезный и комплексный подход. Мало у кого на локальных территориях есть стратегия пространственного развития — понимание, как они дальше будут развивать город в пространственном измерении, где его точки роста, как сформировать единый каркас города, нет четкой и понятной программы синхронизации различных муниципальных, региональных и федеральных программ и так далее.

Даже с учетом тех проектов, которые реализованы и реализуются сейчас, мы редко видим желаемый результат в измерении города: не потому, что его не было и нет, а потому что все что-то делают локально. Получается, что и деньги тратятся, и объекты есть и различные проекты реализуются, но они не дополняют друг друга, не запускают город, не создают единую систему общественных пространств, единый каркас города, не нанизываются друг на друга. Они просто «разбрызгиваются» по всему городу и не создают тот эффект, который они должны создавать.

Наша задача в работе с малыми городами — сделать так, чтобы у них шло комплексное развитие, чтобы деньги всегда тратились с умом, на те объекты, которые наиболее востребованы у большинства жителей того или иного населенного пункта, которые смогут привнести качественные изменения в развитие города. И люди смогут увидеть и прочувствовать это как можно быстрее.

Вторая задача — синхронизироваться с мероприятиями из других программ, аккумулировать дополнительные ресурсы, сформировать единую структуру и показать уже более стойкий результат городского развития.

Соответственно, по тем городам, с которыми мы работаем сейчас, — приезжаем в город, изучаем его, проводим интервью с властью, бизнесом и жителями. Анализируем полученные данные, выявляем наиболее востребованные территории и опорные территории для формирования каркаса города с нашей точки зрения, наиболее экономически выгодные для дальнейшего развития и создания структуры города. Проводим опросы, сессии с жителями, выявляем их проблемы и запросы. Анализируем существующий бизнес и сообщества. Делая дизайн-проекты, стараемся синхронизировать их с другими программами и проектами. Даем рекомендации, как дальше развивать город. Мы стремимся к тому, чтобы сделать комплексную работу, и, соответственно, помочь городам более эффективно развиваться, найти точки своего роста и не терять свою идентичность.

В дальнейшем это приводит к тому, что город становится более интересным, появляются новые возможности для малого бизнеса, решаются социальные проблемы. У каждого города есть свои особенности, на которых он может развиваться дальше. Важно показать эти особенности, в том числе через благоустройство, и раскрыть их. Из активных примеров — Луга, где уже почти сформирован «зеленый каркас» города. Такой же проект реализуется сейчас в Ивангороде. Определили основные территории и проекты, сделали на них упор, и дальше уже добавляем новые проекты, как в благоустройстве, так и в экономике.

— Есть ли объекты для создания комфортных общественных пространств, которые пока мало популярны в тех же малых городах, но могут действительно как-то выстрелить, просто на них стоит обратить внимание?

— Выскажу свое мнение, не знаю, согласятся со мной профессиональное сообщество или нет. Я против тенденций и универсальных решений. Каждый год в дизайн-проектах наблюдается мода на те или иные объекты. Очень часто даже в отсутствие запроса на них у жителей, с большим вопросом на целесообразность их создания. Был период, когда в большинстве дизайн-проектов были фонтаны, до этого популярностью пользовались спортивные площадки, другой тренд — скейт-парки и так далее. Надо ориентироваться не на тенденции, но на потребности жителей и особенности самого города. Если создание этого фонтана актуально, он хорошо вписывается в застройку, климатические условия будут позволять жителям им пользоваться большую часть года и поддерживать жизнь на территории, тогда почему бы и не сделать фонтан?

Когда ко мне приходят и говорят: «Давайте сделаем у нас в проекте скейт-площадку, это самый нужный для города объект», всегда задаю вопросы: «Кто у вас там будет кататься? Какого они возраста и уровня подготовки? На чем они будут кататься: BMX, ролики, скейты? А запрос от жителей на это есть, или делаем потому что модно?». Тут они уже начинают задумываться. Следующий вопрос: «У вас действительно такое количество молодых людей, которые будут пользоваться скейт-парком, или им лучше сделать, например, площадку для футбола, или место где они смогут собираться и общаться, проводить мероприятия? Или у вас там активно развиваются секции баскетбола, и лучше сделать баскетбольную площадку?».

Не надо гнаться за тем что модно и делают все, лучше посмотреть, чем живет город, чего хотят жители, чего не хватает. Что необходимо сообществам, пользующихся проектируемой территорией, и делать там востребованные проекты, но не благоустройство ради благоустройства. Да, важно предлагать что-то новое, но основываться надо на существующих запросах. Единственное, что мы рекомендуем продумывать всегда, так это близость объектов, удовлетворяющих базовые потребности человека и помогающие удерживать его на территории. Если их нет, неважно какое крутое общественное пространство вы сделаете: люди не смогут там проводить значительное количество времени.

— Вовлечение жителей — одна из основных историй. Но насколько жителям вообще интересно заниматься городскими проектами? Не говорили ли они: «Зачем нам это общественное пространство, нам и так хорошо, лучше сделайте нам дороги», а город живет плохо...

— Жители — они везде разные. Активные — пассивные, одни готовы на диалог и совместную работу, другие находятся в постоянном состоянии «обороны». Насколько они вовлечены в городские проекты или хотят быть вовлечены — тоже разнится от города к городу. В некоторых городах жители настолько не верят в какие-то изменения, что даже когда к ним приходишь и говоришь: «Вот, есть программа/конкурс, в ней можно поучаствовать, получить финансирование и через год-полтора гулять по новому общественному пространству, но для этого нам нужна ваша включенность в проект, ваше время, ваши идеи, ваша помощь», то не слышишь положительного ответа.

Многие жители, увы, готовы только на то, чтобы нажать на кнопку голосования в социальных сетях, и выбрать один из предложенных вариантов, в лучшем случае, высказать какие-то свои пожелания. А прийти или подключиться к сессии онлайн, поработать вместе, договориться, включиться со своим проектом и прочее — не готовы. В основном, просьбы максимально простые — «Сделайте нам просто дорожку, поставьте лавки, урны и свет, оставьте/уберите деревья». У них есть потребности, но они не всегда могут сформулировать запрос или дать предложение. Возможно, это происходит от того, что долгое время они «не получали» ответа на свои чаяния, и предлагать уже ничего не хотят. Или не знают, что предложить, чтобы не разочаровываться.

В других городах, наоборот, очень активное население, которое бывает двух типов — либо они просто активные, сами по себе, постоянно в контакте между собой и с администрацией, и это происходит за счет того, что чиновники открыты. Второй вариант — когда они очень активны, когда администрации максимально закрыты, а люди видят те изменения, которые сейчас происходят в мире, в других регионах России... Они видят опыт Татарстана, Нижнего Новгорода, Удмуртии, более продвинутые изучают опыт Берлина, Бразилии, Португалии: как там идут преобразования в городской среде с участием жителей, какие пространства появляются. Начинают сравнивать, хотеть большего, чем видят у себя в городе и, скажем так, проявлять максимальную активность, «тревожить» администрации, чтобы их услышали, с ними начали конструктивно взаимодействовать.

Мы сейчас запускаем программу по обучению муниципалов новым форматам вовлечения жителей (как минимум соучаствующему проектированию, инициативному бюджетированию), особенностям данного процесса, подготовке модераторов. Часто слышу «У нас все хорошо, мы работаем с жителями». Не люблю словосочетание «работа с жителями», оно подразумевает зачастую «Пишите пожелания, а мы учтем или не учтем. Приходите на общественные слушания. Послушайте и проголосуйте», и все. Вовлечение жителей — немного иной процесс. И мы как раз за контакт и вовлечение, а не за работу с жителями. И наша задача — обучить муниципалитеты, которые работают с жителями, вовлекать их в совместную деятельность. Многие не умеют, не знают, боятся, не понимают взаимовыгоду такого сотрудничества: «Как мы это будем делать? А если что-то пойдет не так? У нас такое пассивное население, они не захотят участвовать». 

В маленьких поселениях часто слышим: «Зачем нам их вовлекать, мы все друг друга знаем, и знаем все запросы». Для последних вовлечение — возможность придумать совместно что-то новое.

Тенденции таковы, что администрациям уже не спрятаться от вовлечения горожан в проектирование общественных пространств и развитие города, так или иначе, им придется в этот процесс встраиваться. Они либо учатся, и с нашей помощью проходят этот процесс максимально, скажем так, легко, либо все еще пытаются отгородиться, но тогда это будет порождать конфликты и отставание городов. В любом случае, им придется меняться.

Когда мы говорим о вовлечении, все думают, что это процесс, когда жители сказали, а администрация взяла под козырек, сама нашла компромисс между пожеланиями различных групп жителей и пошла это делать. Нет, так этот процесс тоже не работает. Это вторая сторона медали. Город — живой организм, для его развития все акторы должны работать сообща. Жители должны стать не горожанами, а гражданами в равной степени с властью, несущими ответственность за город, в котором живут. Жители, когда включаются в процесс, должны быть открыты к диалогу и сотрудничеству как между собой, так и с властью. Должны понимать свою ответственность за то, что они предлагают, за то, что будет реализовано, оценивать целесообразность реализации своих идей и понимать те эффекты, которые они могут принести.

Вовлечение всегда помогает сделать более качественный объект и согласовать все спорные моменты на ранних стадиях, тем самым избегая конфликтных ситуаций в будущем. Есть разница по общественным пространствам, которые созданы только архитекторами и представителями власти, и пространствами, которые созданы архитекторами, администрацией вместе с жителями. Между ними чувствуется разница. Потому что «специалисты плюс жители» — это всегда более успешный вариант, чем просто специалисты. Понимание этого есть и на государственном уровне. Поэтому Минстрой пару лет назад выпустил рекомендации по вовлечению жителей в процессы благоустройства, а затем совместно с Агентством стратегических инициатив разработал «Стандарт вовлечения». Они начали с того, что аккумулировали опыт регионов по вовлечению, потом обсудили вопросы вовлечения с экспертным сообществом по регионам. Центр компетенций также проводил региональную сессию, направленную на внесение предложений в стандарт. Обобщили полученные данные, выложили на сайт, получили ответную реакцию и сейчас начинают его пилотировать в регионах, чтобы посмотреть стандарт в деле, откорректировать, и утвердить уже на федеральном уровне.

Когда его примут, это будет обязательным условием для проектирования и развития территорий в регионах. Города, которые работают по нему уже сейчас, внедряют различные практики вовлечения на каждом этапе жизненного цикла проекта: от стадии инициирования проекта, выбора территории и ее функционального наполнения до стадии функционирования общественного пространства. И они будут в лидерах. Качество проектов и уровень благоустройства общественных пространств у них будут намного выше, чем тех, кто сидит и ждет того момента, когда стандарт станет «обязаловкой», и им придется через не хочу этим заниматься.

Для Ленобласти важно сделать так, чтобы мы весь этот процесс активно развивали до принятия стандарта, чтобы быть всегда в топе как по уровню тех результатов, которые мы получаем в городах, так и в рейтингах. У нас есть небольшое отставание, потому что Центр компетенций Ленобласти появился не в первую волну, а позже, и мы, соответственно, немного отстаем от центров компетенций в других регионах, появившихся первыми, по объему пространств, созданных с участием жителей, комплексных проектов развития городов. Мы, конечно, наверстаем, но на это требуется время и желание администраций, жителей и профессионального сообщества работать с нами в одном направлении. Наша задача — не просто показывать цифры в рейтингах, а действительно «раскачивать» города. Но в одиночку такую задачу никому не решить.

Поддержите авторов EXPERT Северо-Запад

Благодаря вам мы развиваем независимую деловую журналистику в России, готовим отраслевую аналитику и привлекаем к работе лучших экспертов.

Поддержать редакцию
Умение быстро перестроиться, адаптироваться к меняющейся ситуации становится жизненно важным принципом для банковской системы.
Свежие материалы
Бизнесменам помогут выйти на новый уровень
Мероприятия, 23 Сен 15:38
Колоссальный опыт и банками, и застройщиками по эскроу-счетам наработан. Теперь необходимо, в числе прочих условий, рассмотреть возможность внедрения механизмов снижения ставок по проектному финансированию
Леонид Кондрашев: «„Не трогайте“ — это не тот подход»
Главный археолог Москвы — о том, как найти компромисс в развитии исторических городских пространств.
Снизить себестоимость строительства
Экономика, 17 Сен 15:54
Эксперты Института налогового менеджмента и экономики недвижимости НИУ ВШЭ и компании Modulbau рассказали про новые возможности для девелоперов.