• USD Бирж 73.08 +-0.2
  • EUR Бирж 86.5 +-0.09
  • CNY Бирж 11.32 +-0.03
  • АЛРОСА ао 137.65 +-0.84
  • СевСт-ао 1790.6 -2.4
  • ГАЗПРОМ ао 287.71 +-0.9
  • ГМКНорНик 25510 -38
  • ЛУКОЙЛ 6273.5 -19.5
  • НЛМК ао 258.22 -0.98
  • Роснефть 546.25 -1.5
  • Сбербанк 310.99 +-0.65
  • Сургнфгз 33.46 +-0.13
  • Татнфт 3ао 491.5 +-0.8
  • USD ЦБ 73.17 72.79
  • EUR ЦБ 86.65 86.41
Close
Подпишитесь на обновления альманаха
Подписываясь, я соглашаюсь с политикой конфиденциальности
Рождение нового рынка
ПАРТНЕРСКИЙ АЛЬМАНАХ
Ставки по банковским депозитам продолжают терять привлекательность, и все больше интереса просыпается у бизнеса и просто физических лиц к инструментам финансового рынка.
БЕСЕДА С АНТОНОМ МАМАЕВЫМ
СОВМЕСТНЫЙ ПРОЕКТ ЖУРНАЛА «ЭКСПЕРТ СЕВЕРО-ЗАПАД» И «КЛУБА ЛИДЕРОВ» В ПЕТЕРБУРГЕ И ЛЕНОБЛАСТИ
В последние годы большим успехом пользуется индивидуальный инвестиционный счет, особый вид брокерского счета, который привлекает новых инвесторов налоговыми льготами в обмен на среднесрочную активность на рынке ценных бумаг. Однако очевидным эффектом инвестиций граждан в глобальный фондовый рынок является отток средств из местной экономики.
При этом компании на местном уровне нередко сталкиваются с дефицитом оборотных средств, кассовыми разрывами, дебиторскими задолженностями партнеров, поэтому нуждаются в заемном капитале. Появление удобного и надежного механизма инвестирования средств граждан в местную экономику, с одной стороны, может стимулировать ее развитие, с другой — дать возможность заработать инвесторам, которые предпочитают поддерживать местные предприятия и организации. Однако надежных инструментов для инвестирования относительно небольших средств физических лиц в локальные предприятия пока не создано, и рынок этот только формируется.
Разобраться в сложных инвестиционных хитросплетениях и ответить на вопросы о том, как изменился фондовый рынок, что такое финансовые маркетплейсы и как воплотить идею народных облигаций в жизнь, помог один из немногих экспертов в области привлечения инвестиционных средств граждан в местную экономику, генеральный директор инвестиционной компании «Питер Траст» Антон Мамаев. Карьеру на финансовых рынках начал в 1997 году в должности трейдера казначейства Северо-Западного регионального центра АБ «Инкомбанк». С 2000 года возглавлял отдел продаж инвестиционного банка КИТ «Финанс». В 2003 году работал начальником департамента финансовых рынков в Национальном Банке Развития, откуда перешел в компанию «Тройка Диалог», где в 2004—2006 годах возглавлял филиал в Санкт-Петербурге. В 2007 году вместе с единомышленниками создал компанию «Питер Траст», которой и руководит в настоящее время.
Антон Мамаев. Фото: «Питер Траст»
— Изменилась ли структура инвестиционно привлекательных отраслей в постпандемийный период?
— Безусловно, и продолжает постоянно меняться. В пандемию нужно было покупать акции фармпредприятий, компаний по доставке еды, сервисы домашних кинотеатров. Люди сидели дома, смотрели кино, заказывали еду, покупали антисептики. Эти компании росли. Сейчас боятся инфляции.
Технологические компании стали продавать, а покупают так называемые акции циклических компаний. Например, растет сырье. Восстановление экономического роста началось, плюс напечатали огромный объем денег. Это толкает наверх сырье. Соответственно, дорожают акции нефтяных компаний, которые в пандемию показывали плохую картину. Вы же, наверное, слышали, что в Америке в один день была отрицательная цена на нефть. Такого никогда не было. Поэтому структура поменялась, сейчас это нефтяные компании, сами металлы, производители всевозможных металлов и так далее. Они растут в цене. Технологические компании снижаются. Это постоянно меняющийся рынок.
— Как вы оказались в теме инвестирования?
— В начале 90-х годов получилось поучиться в Бостонской школе в США. Кстати, школа была очень хорошая, многие выпускники поступили в Гарвард, он рядом совсем находится, и, конечно, там были сильные преподаватели, и один из них меня по-насто­ящему заинтересовал темой экономики и рынка ценных бумаг. Меня все это так увлекло, что я прочитал «Финансиста» Теодора Драйзера, когда вернулся, а на третьем курсе пошел работать в «Инкомбанк». Я закончил экономический факультет СПбГУ и с 1997 года работаю на финансовом рынке, то есть уже 24 года.
Финансовая грамотность населения пока все еще не позволяет использовать весь потенциал и инструментарий системы.
— Антон Мамаев
Сначала много работал по найму в разных организациях, последним местом работы была «Тройка Диалог», где руководил петербургским филиалом. А потом я создал компанию «Питер Траст», стартап, как раз перед кризисом в 2007 году, очень удачно, как ни странно. Кризис тоже очень хорошо прошли. Мы для себя нашли интересную нишу и в ней работаем — оказываем классические брокерские услуги нишевым клиентам и развиваем экспертизу инвестирования средств граждан в местную экономику.
Финансовая грамотность населения пока все еще не позволяет использовать весь потенциал и инструментарий системы. Менталитет русского человека говорит о том, что если ты владеешь квартирой — это надежно, потому что она твоя. Единственное, что не всегда понятно, как эту квартиру превратить в деньги. Нужно угадать с локацией, вовремя ее сдать в аренду, знать, что на рынке происходит. Тем не менее квартира — это квартира. Что касается фондового рынка — доля населения на нем в России всегда была ничтожно маленькая, меньше 5%. Потому что к нему отношение было достаточно скептическое, вероятно, это связано с пирамидами вроде МММ. Население обожглось и с опаской смотрело на фондовый рынок.
Действительно, инвестиции на фондовом рынке рискованные, если взять рынок акций, волатильность бешеная, можно многое потерять. Но тем не менее он и возможности предоставляет. И те, кто не боялся посмотреть, что происходит на фоне пандемии, как выросли акции американских компаний до совершенно неожидаемых уровней, люди, которые действовали на рынке, они хорошо заработали. Думаю, что у нас будет меняться менталитет населения. Люди начнут подтягиваться на рынок, такая тенденция уже есть. Во многом это связано с тем, что очень сильно упали ставки по депозитам. Когда можно было на доходы по депозитам жить, в общем-то больше ничего и не нужно. А когда ставки упали ниже 4%, стали думать о поиске нового дохода. В 2020 году особенно наблюдается наплыв частных инвесторов на фондовый рынок, по-моему, по оценкам Московской биржи, порядка триллиона рублей на брокерские счета вышло. Но это все равно мало. Если говорить о депозитах физических лиц, то у нас они составляют больше 30 триллионов рублей. Поэтому огромный потенциал остается. Но, конечно, население, которое находилось в депозитах, совсем неопытные инвесторы. Да и неблагонадежные участники рынка воспользовались отсутствием финансовой грамотности, продавая населению сложные финансовые продукты, по которым вероятность заработать, прямо скажем, была не очень высокая. По­этому та инициатива Центробанка, которая появилась в прошлом году и продолжилась в этом, — запретить продавать неквалифицированным инвесторам сложные структурные продукты, она с точки зрения доходов для многих профучастников, конечно, безумно невыгодная, но с точки зрения системного подхода к рынку и сохранения средств граждан абсолютно верная.
И здесь важно продавать населению честные продукты, которые позволят людям не потерять деньги, а заработать выше, чем по банковскому депозиту. При этом государство будет понимать, что средства частных лиц действительно работают на экономику страны.
ЧАСТЬ 1
Проста по сути, но сложна по воплощению
— Одной из главных тем, обсуждаемых на федеральном уровне, стала идея привлечения инвестиционных средств граждан в местную экономику. Вы являетесь амбассадором этой идеи на Северо-Западе. Расскажите об инициативе и о своевременности появления удобного и надежного механизма инвестирования.
— Эта инициатива связана с тем, что средства граждан приходят на фондовый рынок. И задача людей, которые мыслят стратегически, все-таки использовать эти деньги на благо страны и развития своей инфраструктуры. Достаточно давно уже были попытки создать финансовый маркетплейс, но пока неудачные. Идея оказалась простой по сути, но сложной по воплощению. Марктеплейс в этой концепции представляет собой с виду обычный сайт, куда может прийти любой желающий и не только купить какой-то финансовый инструмент, как это, например, можно сделать в мобильных приложениях ведущих банков, но и получить информацию, в первую очередь представленную в доступном, понятном виде для конечных пользователей. Это такое народное инвестирование, но не в неизвестные компании и акции, а в собственный регион, город, страну. Почему на Московской бирже эта история полностью не заработала — сказать сложно. Может, тогда потребитель не был готов.
Сейчас история только зарождается, но появился реальный шанс получить высокотехнологичный и безопасный продукт для страны и для себя.
— Антон Мамаев
Но зато было принято два федеральных закона, благодаря которым дальше стало возможно развивать тему народных инвестиций. Один об инвестировании с помощью инвестиционных платформ, а другой — о совершении сделок с помощью финансовых платформ. И те, и другие платформы контролируются Центробанком, ведется специальный реестр, но их суть работы абсолютно разная.
Инвестиционные платформы в понимании федерального закона — это платформы, которые используются для краудфандинга. По ним есть ограничения. Тот, кому нужны деньги, с помощью платформы может в течение года привлечь не более миллиарда рублей. Скорее, через такие платформы будут продаваться акции компаний, а с помощью механизма краудфандинга они будут получать капитал. Однако государство приняло решение ограничить объем, чтобы население не попало в неудачную историю.
Второй федеральный закон, о совершении сделок с помощью финансовых платформ, был принят только в прошлом году, и он как раз про те самые маркетплейсы. Задача этой платформы — не совершить сделку от своего имени, а свести внутри себя эмитентов: финансовые институты и граждан. Предоставить им возможность друг друга найти для того, чтобы они совершили сделку. Что тут важно — такого рода платформа не привязана к какому-то конкретному профессиональному участнику, она для всех. К ней могут быть подключены и банки московские, и петербургские, и, самое главное, просто частные лица.
Технические средства интернета сейчас позволяют донести максимум информации, предоставив ее в понятном виде. Частный инвестор, придя на эту платформу, должен понять, что он покупает. Это очень важно. И те разработчики, которые преуспеют в этом, станут частью нового, интересного рынка. Сейчас история только зарождается, но появился реальный шанс получить высокотехнологичный и безопасный продукт для страны и для себя. Эта платформа будет дорого стоить впоследствии.
— Есть риски для того, кто планирует использовать новые финансовые инструменты?
— Прежде всего для того, кто покупает финансовые инструменты, это возможность больше зарабатывать. Объективно. Конечно, нужно оценивать риски, но при правильном анализе ситуации и формировании диверсифицированного портфеля они становятся управляемыми. Диверсификация всегда риски снижает. При этом появляется новая возможность обеспечить себе действительно стабильный доход.
Что касается региональных предприятий, которые могли бы стать частью этой системы — для них это, безусловно, выгодно. Если российскому предприятию нужны деньги, оно идет в банк. Там включаются процедуры, залоги, много ограничений, в результате даже хорошие эмитенты не всегда могут взять нужную сумму для развития.
В Америке многие известные и прибыльные сейчас проекты не выстрелили бы, если бы стучались в коммерческие банки, а те требовали от них залог.
— Антон Мамаев
Банк в случае такого финансирования хочет выдать кредит, заложив туда определенную маржу. И это, безусловно, нормально. Всегда нужны банки. Но на Западе основной капитал поднимается на финансовом рынке, потому что он совсем иначе оценивает риски и возможности для привлечения капитала. В Америке многие известные и прибыльные сейчас проекты не выстрелили бы, если бы стучались в коммерческие банки, а те требовали от них залог. Та же самая Tesla никогда бы не состоялась. Потому что это совершенно другой принцип финансирования. Идея привлечения граждан в местную экономику дает возможность предприятиям, компаниям, строящим какие-то производства, создающим новые продукты, занимать деньги у конечных инвесторов, а не только в банках.
ЧАСТЬ 2
Развивать истории
— Но при этом подходе ты вкладываешь не в далекие бренды, а в собственный регион, и понимаешь, что это предприятие в твоем городе, в твоем регионе, ты можешь наблюдать, как оно развивается?
— Да, это действительно история инвестиций в среду. Причем внутри может быть абсолютно разный спектр участников. Есть компании, которые занимаются тем, что покупают недвижимость и сдают ее в аренду. Сейчас, особенно на фоне пандемии, можно очень дешево купить объект недвижимости, сдать в аренду. Доходность на вложенные деньги будет не 3% годовых, а 23%. И мы своей компанией так делаем, у нас такая недвижимость есть. Очень выгодно. Мы хотим развивать эту историю. Обращаемся в банк, у нас есть компания, отдельное юрлицо, на котором висит вся недвижимость. Полгода они изучают нас и в конечном итоге говорят — нет, это для нас очень рискованный бизнес. Хотя у нас есть объекты недвижимости, сданные ключевым ритейлерам. «Магнит», «Пятерочка» — они сидят, платят, у них прекрасный денежный поток. Это не в Санкт-Петербурге находится, а в таком регионе, где немного торговых объектов, поэтому все супер. Если бы у нас была возможность вывести эту компанию на рынок, продать облигации, то мы бы могли покупать больше такой недвижимости. А граждане, которые бы эти облигации купили, видели магазин напротив своего дома и понимали, что именно он позволяет им выплачивать проценты по тем облигациям, которыми они владеют. Это системное привлечение граждан в местную экономику. И хорошая народная финансовая идея.
— Готовы ли правительства Санкт-Петербурга и Ленинградской области к внедрению подобного рода инноваций в инвестирование и проявляет ли интерес к работе в этом направлении?
— Да, с точки зрения того, какие предприятия могли бы стать первопроходцами в этой теме. Правительство и Санкт-Петербурга, и Ленобласти имеет большие планы по развитию инфраструктуры. В Северной столице строится Южная широтная магистраль (ЮШМ). В Ленобласти, если не ошибаюсь, есть целая государственная программа по субсидированию процентных ставок для застройщиков. Застройщики, осваивая большие территории, размещают структурные облигации при определенной поддержке правительства области. Работает механизм — субсидированные ставки. Значит, застройщику это стоит дешевле, чем если бы они привлекались на рынок. Первый вариант — облигации могут быть проданы в одни руки, условно говоря, крупные банки придут и купят все эмиссии. И второй вариант, о котором мы с вами говорим, — подключить к этому население, чтобы житель города или области мог купить подобного рода облигации. Проголосовав рублем за тот или иной проект. Тот же самый Западный скоростной диаметр (ЗСД), у них было много облигационных займов. Насколько мне известно, они все находятся сейчас в руках одного-двух банков. Но, мне кажется, многие жители Санкт-Петербурга с удовольствием бы владели облигациями ЗСД, потому что ездят по нему каждый день, туда-обратно, видят, как он живет, проезжают через турникеты, у них списываются деньги с транспондера. Понятно, что эта история зарабатывает. Плюс есть механизм гарантий работы со стороны города. Поэтому было бы правильно, если бы подобные эмиссии раскупались не одним-двумя банками, а населением.
Мы проводили предварительные переговоры с теми же самыми представителями администрации Санкт-Петербурга. В принципе, идея таких народных выпусков понятна и многим нравится. Потому что это может быть и несколько дешевле. Понимаете, когда эмитент размещает в два-три банка, они имеют возможность поторговаться по процентной ставке и в конечном итоге получится дороже. Когда же покупателей очень много, то это, как правило, приводит к снижению цены для заемщика. И экономически выгодно получается, и политически тоже очень правильная история, с учетом того, что на федеральном уровне мы все время слышим о том, что нужно привлекать население к развитию экономики. Инфраструктура готова, но работу придется провести немалую, чтобы этот рынок сформировать. И с предприятиями договориться, и административные барьеры преодолеть.
— Кто должен проявить эту инициативу, в чьем ведении и под чьим контролем она должна быть развернута?
— Как правило, бизнес ходит за властью, а не власть за бизнесом. Поэтому если у нас появится одна или две такие финансовые платформы, то вот именно их организаторы инициативу и проявят. Первый, кто создаст платформу, станет драйвером. Я не исключаю, что может быть не один игрок, а несколько, но, безусловно, этот рынок будет занят через какое-то время. Пока сложно сказать, в какой именно момент государственный сектор системно подключится к этой работе.
ЧАСТЬ 3
Предоставить качественную информацию
— Вы участвуете сами в проектах создания платформы, предназначенной для работы с крупными инфраструктурными и промышленными проектами региона. С чем приходится сталкиваться в этой работе, и какие нормативные барьеры приходится преодолевать?
— Тут мы, скорее, выступаем независимым экспертом и выстраиваем партнерскую историю взаимодействия с разными проектами. Знание финансового рынка позволяет работать с технологичными онлайн-проектами на совершенно другом уровне. Один из таких проектов, который стал для нас интересным, — взаимодействие с командой разработчиков Inbonds. ru. Ребята на федеральном уровне победили в конкурсе Агентства стратегических инициатив, и проект вошел в топ‑10 национальных идей по треку «Современная экономика», если я не ошибаюсь. Проект касается привлечения средств граждан в экономику путем покупки облигаций. Основная цель платформы — предоставить максимально качественную информацию обо всех существующих облигационных выпусках в стране и дать возможность населению эти облигации приобрести удобным, понятным, надежным способом. У них уже сайт появился, но работа еще не завершена.
Знание финансового рынка позволяет работать с технологичными онлайн-проектами на совершенно другом уровне.
— Антон Мамаев
К платформе будут подключены эмитенты, финансовые институты, банки, брокеры и частный инвестор. Предполагается, что частные инвесторы будут исчисляться миллионами. Представляете, миллион, два, три частных инвесторов, которые будут потенциально готовы приобрести облигации. Это настоящая бомба, и дай бог, чтобы у ребят все получилось.
Мы не участвуем в финансировании этого проекта, но выступаем как эксперты, помогающие формировать с позиции своего 20-летнего опыта работы с облигациями правильную внутреннюю логику и начинку бизнес-процесса.
Помимо работы с внутренней логикой мы привнесли в проект механизм создания профессионального и полезного контента для народного покупателя, который может и не обладать финансовой грамотностью и не иметь аналитических данных для принятия решений о покупке облигаций тех или иных предприятий. И вторым шагом разработали интеграцию системы подачи такой информации в соцсетях и блогосфере. Сейчас объясню принцип. В Америке есть много блогеров (там они называются авторами) — инвестиционных консультантов, которые формируют вокруг себя клиентскую базу и генерят определенную рекомендацию. Они берут несколько эмитентов, следят за ними, оценивают. Это профессионалы рынка, которые работают в частной сфере. Как врачи в Германии, где очень много частных практик, так в США — частные инвестконсультанты занимаются качественным информационным сопровождением и анализом по каждой акции. И с развитием сетей по­явилась классная разработка Seeking Alpha, предназначенная для рынка акций. Идея проста — дать конечным пользователям максимально подробную информацию всех спектров и мнений в одном месте. Seeking Alpha создает контент профессионального уровня, систематизируя информацию таким образом, чтобы обычный пользователь получил весь спектр для принятия решений и мог в реальном времени отслеживать, что происходит с предприятием, акциями которого он владеет. Авторы Seeking Alpha снабдили свою платформу всевозможными рейтингами как ключевых инвестбанков Уолл-стрит, так и частных инвестконсультантов и сообщают о новостях компаний, держат руку клиентов на информационном пульсе рынка.
Зная этот механизм, мы перенесли его на работу с облигациями и по-своему алгоритмировали, чтобы сделать качественный контент частью общего маркетплейса. На платформе пользователь любого уровня финансовой грамотности сможет видеть много информации и обучаться, принимая решения. Открываешь ту же ЮШМ или ЗСД и начинаешь наблюдать, как на них смотрит рынок в данный момент, что меняется со временем, как потенциал оценивают российские федеральные игроки, под каким углом смотрят региональные. Как оценивают банки. Если облигации иностранных компаний, то важно, что думают крупнейшие международные банки, частные аналитики, инвестиционные консультанты, причем ты можешь посмотреть актуальный рейтинг этих консультантов. Есть более высокие рейтинги, есть более низкие — ты сам решаешь, чьим рекомендациям доверять, но видишь весь спектр мнений. Потратив немного времени, сам оцениваешь, стоит ли вообще покупать облигации федеральных игроков или, может, попробовать инвестировать в местный завод. Главное условие работы системы — качественная оценка и хороший контент. Мы эту идеологию постарались привнести в проект, чтобы сделать его по-настоящему живым и народным, предоставив людям понятный инструментарий для принятия решений.
На платформе пользователь любого уровня финансовой грамотности сможет видеть много информации и обучаться, принимая решения.
— Антон Мамаев
Главная проблема, с которой сейчас приходится сталкиваться при создании любого продукта такого уровня доступа, — это качество программирования. На рынке IT — перегрев. Во многом это связано с крупнейшими государственными банками, которые для разработки разных экосистем привлекают специалистов по машинному обучению и программированию. В результате огромный спрос на IT‑специалистов, экспоненциально растут зарплаты, и частным проектам очень сложно конкурировать в этой гонке, как сложно и удерживать команду разработчиков в единой системе и рабочем темпе. Я надеюсь, что ребята доведут свой продукт до конца. Возможно, проекту придется вступать в партнерство с какой-то более крупной структурой для того, чтобы справиться с возросшей конкуренцией.
С точки зрения законодательных ограничений мы никаких проблем или ограничений, существенных для работы, пока не видим. На самом деле — все хорошо. Посмотрим, как на практике закон будет действовать. Пока законодатель хочет контролировать, чтобы в органах управления подобных крупных операторов были только правильные люди, которые не засветились в банкротных историях или других неблагонадежных практиках. Это правильный шаг.
— Участвуете ли вы в других тематических проектах рынка?
— Мы являемся одними из немногих в регионе, кто является экспертом в этой теме, поэтому так или иначе все разработки попадают в поле нашей экспертизы и работа строится со всем рынком. Но это правильный подход. Чем больший процент населения станет участником нового рынка, тем быстрее будет развиваться бизнес-инфраструктура в регионе и городе. В конечном итоге и российский рынок будет принимать все более цивилизованную форму рынка народных облигаций, а нашим компаниям будет проще привлекать капитал. Любой диалог на эту тему нужно и важно вести. Необходимо, чтобы такое народное инвестирование было изначально правильно организовано. А для экономики регионов, для решения стратегических задач, стоящих перед администрацией города, формирование такого рынка открывает большие возможности.
Материал входит в альманах,
изданный совместно с «Клубом лидеров»