• USD Бирж 69.8 -1.24
  • EUR Бирж 81.05 -1.63
  • CNY Бирж 10.94 -0.18
  • АЛРОСА ао 128.44 -1.1
  • СевСт-ао 1630.4 -7
  • ГАЗПРОМ ао 361.29 -3
  • ГМКНорНик 23070 -192
  • ЛУКОЙЛ 7247.5 -41.5
  • НЛМК ао 226.48 -1.18
  • Роснефть 635.5 -1.95
  • Сбербанк 366.63 -2.13
  • Сургнфгз 36.415 -0.31
  • Татнфт 3ао 564.5 -3.9
  • USD ЦБ 70.13 70.86
  • EUR ЦБ 81.74 82.5
Close
Подпишитесь на обновления альманаха
Подписываясь, я соглашаюсь с политикой конфиденциальности
Среда для лидеров
ПАРТНЕРСКИЙ АЛЬМАНАХ
Все началось с открытого письма 50 российских предпринимателей в газету «КоммерсантЪ», где говорилось: «Мы готовы тратить свое время и энергию на улучшение условий ведения бизнеса в стране».
БЕСЕДА С ВЯЧЕСЛАВОМ ТРАКТОВЕНКО
СОВМЕСТНЫЙ ПРОЕКТ ЖУРНАЛА «ЭКСПЕРТ СЕВЕРО-ЗАПАД» И «КЛУБА ЛИДЕРОВ» В ПЕТЕРБУРГЕ И ЛЕНОБЛАСТИ
Инициатива бизнеса по созданию «Клуба лидеров» была поддержана президентом России Владимиром Путиным 3 февраля 2012 года на заседании Наблюдательного совета АНО «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов». За прошедшие годы региональное отделение клуба стало драйвером развития для ведущих предпринимателей Санкт-­Петербурга и Ленинградской области. О сути работы клуба рассказал предприниматель, вице-президент банкирского дома «Санкт-­Петербург» и координатор «Клуба лидеров» в Санкт-­Петербурге и Ленинградской области Вячеслав Трактовенко.
«Клуб лидеров»
объединение предпринимателей, представляющих весь спектр российской экономики. В клубе состоит более 300 владельцев бизнеса из 40 регионов.
Беседа с Вячеславом Трактовенко
28:52, особняк Долгоруковой на Английской набережной
— В чем вы видите основную роль работы общественных объединений? Какая философия закладывалась в «Клуб лидеров»?
— «Клуб лидеров» — не совсем обычное общественное объединение в классическом российском понимании. В конце 2011 года возникла идея сделать Агентство стратегических инициатив (АСИ) как мощную структуру, работающую вместе с лидерами над масштабными инициативами и объединяющую усилия общества, бизнеса и государства. Уже на этапе формирования проекта было базовое понимание, что также должна быть структура, которая станет неким мостиком между предпринимателями и властью. И важное условие состоит в том, чтобы такая институция была неформальной, ни в коем случае не органом власти.
Был организован открытый конкурс на замещение вакансии директоров агентства. Одной из целевых установок, которая была объявлена для кандидатов этого конкурса, было отсутствие опыта работы в органах исполнительной власти. На конкурс было подано более 10 тыс. заявок, и очень много предпринимателей откликнулись на эту инициативу. Около тысячи человек прошли финальный отбор, тогда же и выбрали руководителей по ключевым направлениям.
Когда была проведена аналитика аудитории, которая откликнулась на заявку, то выяснилось, что сформировался интересный портрет: возраст от 35 до 45 лет, практически все кандидаты формата self-made — создали бизнес сами с нуля, это представители среднего бизнеса, в некоторых случаях крупного. В основном все, кто поддержал идею, имеют впечатляющие профессиональные результаты, и при этом у них осталось желание быть полезными обществу и участвовать в изменении среды. Они готовы привнести в развитие не только профессиональные компетенции, но и накопленный в бизнесе опыт, ресурсы и собственный потенциал. У каждого — яркая потребность участвовать в создании проектов, которые могут изменить реальность, желание делать ­что-то для своего города, страны
Большинство этих людей видели свое бизнес-­будущее именно в России, причем преимущественно в своих родных городах. Они были горды, что их компания является значимой частью города, влияет на среду. Для предпринимателей было очень важно, что они оставят после себя. Не только в плане бизнеса, но и в плане ­какой-то добавленной ценности, которую они могут привнести в эту среду.
Фото: «Клуб лидеров» в Петербурге и ЛО
Тогда стали думать, как создать правильную структуру, чтобы не потерять, во‑первых, потенциал этих людей, потому что все, естественно, в агентстве работать не могли, во‑вторых, сохранить импульс и вектор созидания, превратив его в реальные проекты, меняющие реальность и направленные на понятный и четкий результат. Возникла идея сделать горизонтальный предпринимательский бизнес-клуб, который бы вобрал в себя лучшие мировые практики организации такой системы, но при этом остался открытым и гибким. Были изучены лучшие примеры, мировые и западные практики, в том числе Rotary Club. Многие из них стали основой для проектирования системы «Клуба лидеров».
Получилась многогранная модель, с которой ты знакомишься в полной мере, когда попадаешь внутрь, основанная на совершенно простом принципе горизонтальных коммуникаций. Модель построена по западному принципу классического бизнес-­клуба, где отсутствует иерархия, нет большого количества комитетов, очень маленький аппарат управления. При этом сами члены клуба, имея колоссальный опыт и экспертизу в своих отраслях, создают междисциплинарную среду и генерят основные инициативы самостоятельно.
Модель построена по западному принципу классического бизнес-клуба, где отсутствует иерархия, нет большого количества комитетов, очень маленький аппарат управления.
— Вячеслав Трактовенко
«Клуб лидеров» работает в едином поле с классическими общественными деловыми организациями. Всю систему объединяет взаимодействие с Агентством стратегических инициатив и профильными государственными комитетами. Однако профиль членов клуба разный, как и механизмы работы.
Среда, созданная в «Клубе лидеров», максимально создает предпосылки для того, чтобы предприниматели предлагали стратегические инициативы, реализовывали прорывные идеи, внедряли системные инновации, которые можно было бы тиражировать на все регионы страны, порождая очень быстрый мультипликативный эффект. В этом смысле «Клуб лидеров» одновременно и предпринимательский клуб для нетворкинга, и общественное объединение для взаимодействия с властью, но не классического типа, а, напротив, ориентированный на спокойный и вдумчивый подход к делу, с фиксацией четких результатов работы.
— Перед началом нашего партнерства я попросила уважаемых в городе людей дать рекомендации клубу. Мне сказали: «Мало шума, много дела». Такая формулировка мне очень понравилась и, как я сейчас понимаю, она действительно отражает суть идентичности клуба.
— Да, хорошее определение. Во многом это именно так. Есть хорошая фраза «Деньги любят тишину», и она точно про бизнес. С другой стороны, в общественном объединении в тишине быть невозможно, сама форма клуба предполагает диалог. Но совершенно точно, что мы созданы не для пиара. Мы, может быть, лишний раз не будем о себе говорить, а займемся делом, в котором видим свою компетенцию и где понимаем, что это может привести к конечному результату. Для нас это очень важно.
— Вторая характеристика, которую я услышала, — вы приглашаете на закрытые встречи тех людей из госсектора, промышленной и бизнес-среды, с которыми сложно встретиться где-то, кроме их кабинета. И они действительно приходят. И это правильно организованные и системные встречи. Это действительно так?
— Да. Мы очень внимательно относимся ко времени наших членов и гостей. Внимательны в подборе участников встреч. Поэтому каждая из приглашенных сторон четко понимает, на что и как будет потрачено время, какой результативности ожидает достичь. В плане проведения специальных событий мы превращаемся в закрытую организацию. В то же время мы открыты для свежей крови и новых предпринимателей.
У нас есть четко сформированный фильтр на вход. Многие отмечают, что он даже слишком жесткий, но мы считаем, что так и должно быть. Одним из таких фильтров является равная среда — ты должен быть только собственником или совладельцем бизнеса. Мы уважаем опыт и влияние топ-менеджеров, но структура организации клуба вынуждает нас отказывать во вступлении: среда создателей бизнеса и среда управления — разные по структуре и идеологии. Наш клуб предназначен для работы с первым сегментом. Еще один фильтр — опыт работы в своей сфере не менее пяти лет. Также для вступления необходима рекомендация двух действующих членов клуба.
Безусловно, есть заявки, когда человек абсолютно новый и рекомендателей в клубе не имеет, в этом случае мы используем проверку через службу безопасности и сами наводим справки, чтобы иметь возможность предложить нового гостя членам клуба. Если персона по репутационным характеристикам не вызывает вопросов, то ­кто-то из членов клуба с ним общается, узнает о его ценностях и о том, почему он хочет вступить в сообщество. Если после такой беседы он готов за него поручиться и принимает такое решение, у гостя появляется второй рекомендатель внутри сообщества.
Фото: «Клуб лидеров» в Петербурге и ЛО
То же самое касается и внешних встреч. У нас достаточно большая линейка различных мероприятий, которые мы делаем самостоятельно, как узкоспециализированных, только для членов клуба, так и открытых, для разных групп предпринимателей. И один из таких уже состоявшихся форматов — закрытые встречи с представителями органов власти, так называемые GR-завтраки. Мы приглашаем профильного государственного деятеля — это могут быть представители органов исполнительной власти, как регионального, так и федерального уровня, главы комитетов, вице-губернаторы. Были неоднократные встречи и с губернаторами города. Общаемся мы без галстуков, без камер, без купюр. С одной стороны, не обходим ­какие-то острые углы, говорим, как есть. С другой стороны, делаем это конструктивно и предлагаем решения. Зная об этом, представители органов власти тоже достаточно открыты, понимают, что информация никуда не уйдет. Как вы понимаете, невозможно без такого содержательного диалога действительно о ­чем-то экспертном и серьезном договориться. Открытый диалог порождает возможность системных изменений, которые могут привести к реальному результату на стыке роли бизнеса и власти.
— Клуб работает по принципу «равный — равному», но при этом позволяет общаться с людьми, которые обладают более высокой экспертизой. Ради этого и вступают в клуб?
— Это, наверное, лучше спрашивать у членов клуба, мне кажется, такая мотивация присутствует. Несмотря на внешнюю закрытость, о которой я рассказал, внутри у нас очень дружелюбная атмосфера. Есть предприниматели из абсолютно разных сфер и разного размера бизнеса. В основном это средний бизнес, но есть крупный и малый.
Основным критерием для нас является ценностная база. Если она одинаковая, то размер бизнеса становится неважным. Такой подход дает возможность посмотреть на проблемы под другим углом в процессе общения. В этом смысле к нам — за сильным, качественным нетворкингом. Есть возможность познакомиться с большим количеством предпринимателей из разных сфер, в том числе и тех, у которых ты можешь ­чему-то поучиться с точки зрения личности, раскрытия своего потенциала.
Общаемся мы без галстуков, без камер, без купюр. С одной стороны, мы не обходим какие-то острые углы, говорим, как есть. С другой стороны, делаем это конструктивно.
— Вячеслав Трактовенко
Есть еще один важный момент — в клубе можно найти инструменты для реализации своих бизнес-­активностей. Часто у людей формации идеологов и собственников возникают инициативы, при которых необходимо выходить во внешнюю среду: либо с точки зрения общественности ­что-то подсвечивать, либо начинать взаимодействовать с органами власти для реализации идеи. Зачастую сами предприниматели этого делать не умеют. Им понятен механизм инвестирования, производства, продажи. Но когда дело касается необходимости междисциплинарного взаимодействия, возникает нехватка инструментов. В этом смысле «Клуб лидеров» предоставляет большое количество инструментов, которые, не форматируя тебя под ­какое-то более государственное мышление, не создавая тебе дополнительных инструментов вроде IR или GR-отдела, дают возможность тебя, как автора инициатив, как лидера, который сам участвует в этих изменениях, проводить через различные инструменты клуба и давать конечный результат.
— Еще идет, наверное, формирование экспертных групп? По одной и той же тематике инициативы могут выходить из экспертных групп и, соответственно, быть полезными государственному сектору.
— Абсолютно точно да. У нас внутри клуба нет разделения по экспертным направлениям, но мы участвуем в очень большом количестве форматов, как собственных, которые мы на площадке клуба создали, так и внешних, которые созданы органами исполнительной власти или тем же АСИ. Мы постоянно таким образом интегрируемся в работу экспертных групп.
Например, в каждом регионе есть экспертная группа АСИ. Сначала она занималась так называемым инвестиционным стандартом, это тот набор критериев, которым каждый регион должен обладать для того, чтобы грамотно и эффективно взаимодействовать с инвестором. Речь идет о наличии инвестиционного законодательства и инвестиционного портала, различных мерах поддержки, которые понятно, как получить, индустриальных и промышленных парках. Тогда роль экспертной группы заключалась в том, чтобы агентство разработало стандарт при участии предпринимательского сообщества. И органы власти обязаны были довести элементы политики региона до этого стандарта. Формировались экспертные группы, в которых предприниматели могли проголосовать — соответствует тот или иной тип стандарта на практике заданному или нет. Если нет кворума голосов, то органы власти должны доработать систему. И мы как инвесторы, и другое инвестиционное сообщество, более широкое, сегодня можем пользоваться результатами этого стандарта.
Дальше эта экспертная группа перетекла в формат работы по целевым моделям, в основном по тем направлениям экономики, которые оценивал Всемирный банк Doing Business. Это одно из больших направлений, вокруг которого в свое время клуб выстраивал свою активность. «Национальная предпринимательская инициатива» — проект АСИ, который возглавил один из представителей «Клуба лидеров» Артем Аветисян. Она включала в себя такой же формат работы: предприниматели, в том числе из числа членов клуба, делали контрольные закупки по своему бизнесу из расчета сроков, стоимости и количества процедур.
Например, при получении разрешения на строительство, при подключении к сетям, при прохождении таможенных процедур. И давали свою экспертизу, насколько действительно те изменения, которые происходят, на деле и особенно в регионах работают. Потому что здесь очень важна именно правоприменительная практика. Недостаточно просто законы изменить, необходимо, чтобы они работали на практике должным образом, а предприниматель на себе это чувствовал. Это позволяет улучшать деловой климат. Вот в таких направлениях члены клуба очень активно участвуют именно как эксперты. Это и наращивает экспертизу внутри, и дает возможность создавать вокруг себя дополнительное экспертное сообщество по тем или иным отраслям.
Фото: «Клуб лидеров» в Петербурге и ЛО
— А кто сейчас входит в клуб? Я понимаю, что есть закрытая история, есть открытая, но можете назвать несколько имен, чтобы понимать уровень?
— Мы не делаем членство в клубе публичной офертой, и многие предпочитают ту самую тишину, о которой говорили выше, но, конечно, есть и те, кто с удовольствием выходит в информационное поле и ассоциирует себя с клубом. В Санкт-­Петербурге на сегодняшний день это более 50 предпринимателей. Среди них есть достаточно узнаваемые, а есть «известные в узких кругах». Из таких, наверное, знаковых производственных компаний для Санкт-­Петербурга это Дмитрий Морозов, BIOCAD, Петр Родионов, «Герофарм», Игорь Витковский, INTRATOOL, — это компании и руководители уже федерального масштаба, но сам бизнес родом из Северной столицы. Это Мария Евневич, «Максидом». Также Денис Котов — основатель «Буквоеда». Из федеральных членов клуба это Михаил Кучмент — сооснователь сети гипермаркетов мебели и товаров для дома Hoff, Совкомбанк братьев Сергея и Дмитрия Хотимских. В Санкт-­Петербурге достаточно сильный эксперт в медицинской сфере — Елена Кириленко, компания «Келеанз Медикал», и еще большое количество как публичных, так и непубличных предпринимателей.
— Получается, влиятельность – это не последний фактор, по которому принимаются люди в клуб?
— Мы не оцениваем это как обязательный критерий. Для нас важен вопрос этичности бизнеса, профессионализма в своей сфере, схожести в ­каких-то ценностях, но, когда они в своей совокупности объединяются, выясняется, что человек уже априори является влиятельной фигурой в своем направлении. У нас просто так устроена экономика и так устроен бизнес в России.
— Каким вы видите Санкт-Петербург в будущем?
— Если говорить про город в целом, то очень хотелось бы окончательно раскрыть и реализовать весь потенциал: географический, природный, научный, культурный. Можно сделать гораздо больше прорывных проектов, которые принесут результат здесь и сейчас, станут частью единой стратегии будущего, рождая синергетический и кумулятивный эффект. Органы власти в этом направлении работают достаточно упорно, но ­что-то мешает потенциалу Санкт-­Петербурга раскрыться на 100%.
Если сравнивать Москву и Санкт-­Петербург за последние пять-семь лет, то мы увидим, насколько сильно изменился в лучшую сторону облик столицы РФ с точки зрения общественных пространств, внешней среды. Еще 15 лет назад Санкт-­Петербург отличался тем, что здесь всегда были более сильные законодательные инициативы, рождались ­какие-то инновационные вещи, первые законы о государственно-­частном партнерстве (ГЧП), новые форматы инвестиционных возможностей — они всегда были передовыми. За последние 10−15 лет мы в этой части сильно потеряли. Принято считать, что в Москве значительно больше бюджет, но, мне кажется, дело далеко не только в этом. И это как раз вопрос очень правильного управления городом, когда единая стратегия одновременно разделяется и органами власти, и предпринимательским сообществом, которые готовы эту стратегию делать в том числе и своей, а не просто написанной и положенной в стол. Также она поддерживается горожанами из абсолютно разных сфер. Это то, к чему хотелось бы прийти. В таком прочтении изменения ситуации в городе — зона общей ответственности.
За последние 10-15 лет мы в этой части сильно потеряли. Принято считать, что в Москве значительно больше бюджет, но мне кажется, дело далеко не только в этом.
— Вячеслав Трактовенко
Мы в этом смысле ставим себе цель, чтобы в клубе были представители всех отраслей городской экономики и в первую очередь лидеры мнений, которые готовы вокруг себя собирать предпринимательские экспертные сообщества. Именно инициатива экспертных сообществ сейчас очень сильно двигает отрасль вперед. Мы стараемся быть тем клубом, той точкой роста, где накапливаются и отраслевая экспертиза, и инвестиции, и очень правильный взгляд на какие-то проекты развития, которые изначально учитывают точки зрения всех заинтересованных сторон. Если посмотреть на практике, часто многие прекрасные проекты не реализовываются или на старте зарубаются именно по причине, что сторона, которая их инициирует, не учитывает мнение всех заинтересованных. Неважно, исходит инициатива от бизнеса или от органа власти. Такая компетенция — суметь правильно собрать заинтересованные стороны, самих горожан, общественность, инвестиционное сообщество и представителей органов власти со стороны города, подружить их вокруг какой-то прорывной идеи и запустить ее, с нашей точки зрения — это залог успеха. В этом будущее предпринимательского сообщества Санкт-­Петербурга.
— Есть ли в Санкт-Петербурге особый предпринимательский, инвестиционный или бизнес-профиль?
— Это сложный вопрос, потому что ­все-таки в Санкт-­Петербурге работают разные бизнесмены. Есть те, которые здесь родились, либо с нуля создавали свой бизнес, либо являются предпринимателями второго поколения. И есть много крупных компаний, федеральных, которые уже сюда пришли как крупные игроки. Есть иностранные инвесторы. И это три разных портрета. Но есть то, что всех объединяет. Мне кажется, что портрет среднестатистического бизнесмена, если к ним относить и петербургских предпринимателей, и федеральные компании, и иностранных инвесторов, объединен именно любовью к городу и ­какой-то дополнительной ценностью, которую они вкладывают в свою компанию и бренд, связанную с нашим городом.
Фото: «Клуб лидеров» в Петербурге и ЛО
— Ленинградская область огромная, но там совершенно другие инициативы развиваются, несколько другая инфраструктура, в том числе и госсектор по-другому работает. Где легче работать с членами клуба — в Санкт-Петербурге или в Ленобласти?
— На самом деле, вопрос не столько провокационный, сколько комплексный. Потому что ответ на него тоже будет многогранным. Санкт-­Петербург, как очень большой город и отчасти уже агломерация, более монолитный. В нем есть единая вертикаль и, несмотря на большое количество районов, многие из которых по размерам уже как западные города, она работает с ­каким-то единым видением. С одной стороны, это плюс, с другой — минус, потому что зачастую из-за сильной консервативности, огромного количества культурного и исторического потенциала, того, что одних федеральных памятников у нас больше, чем во всей стране, замедляются многие процессы. С другой стороны, он делает их комплексными и системными. Ленобласть с точки зрения органов власти, наверное, более быстрая и компактная, потому что они работают там как одна слаженная команда в силу меньшего объема самого объекта, но большей его разрозненности. Там другой вступает момент в действие, каждый район Ленобласти — это, по сути, отдельный город со своим княжеством, со своими местными исторически сложившимися региональными элитами, причинно-­следственной связью, которая долгое время формировалась. Если сравнить Выборг, Гатчину и Всеволожск, мы увидим, что они совершенно разные. Люди, принимающие решения, местный деловой климат, образ предпринимателя и т. д. С одной стороны, с органами исполнительной власти работать проще и быстрее в Ленобласти — просто с точки зрения цикла принятия решений и их скорости. С другой — невозможно не учитывать ту локацию или ту географическую точку, в которой находится ваш бизнес и производство. Это каждый раз будут очень разные условия.
Ленобласть с точки зрения органов власти, наверное, более быстрая и компактная, потому что они работают там как одна слаженная команда.
— Вячеслав Трактовенко
— А если сравнивать Санкт-Петербург и Ленобласть? Где легче, где проще инициативы предпринимателям внедрять?
— Я бы сказал, что, наверное, многие инновационные вещи и вещи, не столь очевидные, в Ленобласти воспринимаются быстрее на старте. И путь от того, когда тебя услышали и когда ты начал проект, короче. Но дальше может возникнуть большое количество сложностей, они решаются только точечным путем, не системным. В силу разноформатности районов и городов Ленобласти. В Санкт-­Петербурге у тебя дольше и длиннее путь донесения твоей идеи до органов исполнительной власти. Особенно, если она не ­какая-то стандартная, необходимо изменение в том числе и на федеральном уровне. Но если ты прошел и смог преодолеть преграду, дальше пойдет все достаточно быстро, организованно, четко и системно.
— Каких персон вы хотели бы в ближайшее время увидеть в клубе?
— Если говорить про ­какую-то отраслевую привязку, а не про конкретные имена, то мы видим большое количество изменений, прежде всего в пандемию, которые произошли в тех сферах, которые до этого не сталкивались, не взаимодействовали с властью вообще. В основном это, конечно, наиболее пострадавшие от пандемии области. Например, сфера услуг. Рестораны, гостиницы и все остальное, что связано с этой отраслью. Мы видим, что на сегодняшний день в ней есть очень большое количество молодых предпринимателей, тех, кто делает действительно инновационные вещи. Сейчас они вынуждены создавать собственные ассоциации, чтобы представлять из себя сильный субъект для диалога с властью. Нам кажется, что клуб точно был бы интересным форматом для них, где можно получить большое количество новых знакомств, где есть уже сформированные форматы взаимодействия с властью, которые они могли бы применить для своих отраслей. Это, конечно же, большое количество технологических предпринимателей и различных стартапов, которые создаются в разных сферах, как вокруг университетов, так и просто в сфере услуг, направленных на закрытие современных трендов и улучшение жизни горожан.
Мы видим, что в сфере, например, шеринга электросамокатов есть ряд крупных игроков, и, возможно, скоро к этому подключится «Яндекс.Город». В то же время маленькие операторы занимают треть рынка, у них один парк — пять тысяч самокатов. Мы понимаем, что собственники этих компаний вполне могут вступить в клуб. И даже ­какие-то отраслевые инициативы, собственно, реализовывать здесь. Нам очень интересна сфера урбанизма, креативных пространств, создание общественных пространств и того бизнеса, который возникает вокруг них.
— Это то, что может вернуть нам статус культурной столицы. Москва у нас его сейчас отбирает.
— Да. О чем, собственно, мы и говорили. Вокруг этого создаются дополнительные точки роста, есть очень много компаний сервисных и услуг, которые возникают вокруг таких локаций, и, конечно, сама творческая среда и сообщества этих креативных индустрий, двигают экономику вперед.
— Разговаривая о будущем, нельзя не говорить о молодежи. Вы привлекаете молодежь к работе?
— Да, мы стараемся это делать, как с точки зрения сотрудников в аппарате «Клуба лидеров», так и молодых ребят-предпринимателей. У нас очень много есть среди членов клуба менторов и экспертов. В прошлом году они участвовали в качестве менторов в акселерационной программе Ленобласти. Работает свой цифровой акселератор. Он не привязан к ­какой-то локальной точке, но занимается именно технологическими проектами, команды которых хотят получить либо пилот в городской инфраструктуре, либо ­какой-то заказ от крупных компаний, как городских, так и федеральных, для того чтобы апробировать их технологии. Мы помогаем таким компаниям проходить этот путь, внедрять свои решения, получать инвестиции или пилоты и заказы, и это одно из серьезных направлений «Клуба лидеров».
— Федеральная клубная поддержка помогает в работе?
— Конечно. Мы пользуемся всеми инструментами, которые предоставляет федеральный «Клуб лидеров» и АСИ. Нахождение рядом с агентством, безусловно, дает дополнительное количество различных преференций и, самое главное, информацию. А информация в современном мире — один из наиболее важных критериев для правильного принятия управленческих и стратегических решений. В Санкт-­Петербурге мы организуем встречи со значимыми федеральными персонами из предпринимательского сообщества или из органов власти. В среднем раз в квартал мы ездим на федеральные площадки «Клуба лидеров», проводя совместные мероприятия.
Получается, общение фактически еще позволяет принять правильные управленческие решения с точки зрения своего бизнеса и владения информацией, изменения климата в целом?
— Да, это очень значимый фактор. Когда ты находишься в предпринимательском клубе, деловом объединении, где есть и нетворкинг, внутренняя экспертиза, как отраслевая, так и просто предпринимательская, то можешь получить новый взгляд на себя и сложные кейсы в работе. В то же время владение актуальной информацией об изменениях в нашей структуре экономики — это очень важно. Это позволяет всем членам клуба иметь helicopter view на 360 градусов, обладать всем багажом знаний для правильного принятия решений.
— А лично вам что интересно в этой работе? Почему вы решили возглавить клуб в Петербурге?
— Я пришел к этому по зову сердца, а не потому, что меня ­кто-то назначил или ­кто-то об этом попросил. Просто на заре начинания своей предпринимательской деятельности, когда еще занимался сферой общепита, столкнулся с тем, что мы пытались создавать и строить кафе самостоятельно в ­каких-то проходимых местах, было огромное количество отдельных законов, регламентирующих работы, совершенно не связанных друг с другом, которые было сложно понять со стороны. И поскольку я начал этим заниматься именно с предпринимательской позиции, меня это привлекло, появилось желание начать улучшать эту среду. Когда появилось Агентство стратегических инициатив и была озвучена идея «Клуба лидеров», она меня очень быстро привлекла и вовлекла. Мне всегда хотелось ­что-то в городе еще улучшить.
Нахождение рядом с АСИ, безусловно, дает дополнительное количество различных преференций и, самое главное, информацию.
— Вячеслав Трактовенко
Именно такой путь объединения единомышленников из одной с тобой среды мне очень близок, но без ухода в политику. Мне кажется, что у нас сейчас таким образом сконфигурировано и устроено общество, что предприниматели должны заниматься своим делом, а политики — своим. Это несмешиваемые вещи, поскольку иначе они становятся крайне опасными и могут под удар поставить твои активы. А история, связанная с предпринимательским объединением, клубом, общественным объединением, которое является ребром монеты, с одной стороны, представляет интересы бизнеса, но с другой — учитывает общественные, дает возможность взаимодействия с властью, именно она двигает вперед и находит ­какие-то более точечные, прорывные решения, которые необходимы в сегодняшнем изменяющемся мире в процессе цифровизации и всех тех вызовов, с которыми мы столкнулись. Поэтому мне это нравится, я вижу, что мы можем объединить свои предпринимательские компетенции, при этом делать вместе то, что каждый из нас по отдельности сделать бы совершенно точно не смог, даже при всех наших ресурсах. Еще мне нравится вместе с членами клуба изменять среду вокруг себя, повышая уровень комфорта жизни в нашем городе.
Фото: «Клуб лидеров» в Петербурге и ЛО
— Что сделано в Санкт-Петербурге за время существования клуба?
— На самом деле было сделано действительно много. За это время мы реализовали более 70 проектов, снимающих административные барьеры и создающих условия для появления новых рынков.
Мы значительно снизили количество процедур в сфере получения разрешений на строительство — в частности, это отмена обязательного получения архитектурно-­градостроительного облика для многих отраслей, что существенно снижает стоимость и количество прохождений процедур. Это большое количество упрощения процедур в таможенной сфере, в том числе электронное получение различных разрешений, что снизило его стоимость. Отмена ордера ГАТИ в части инженерных работ как по газу, так и по воде и электричеству тоже для предпринимателей очень значимая вещь, которая измеряется и в деньгах, и во времени, затрачиваемом на эти вещи.
Еще одним важным проектом, где члены клуба из разных сфер принимали участие как эксперты, стал портал ЕССК (Единая система строительного комплекса города), где автоматизировано большое количество процедур по получению различных разрешений на строительство, и теперь это можно делать в режиме единого окна в одной информационной системе. Причем сервисы, получаемые там, востребованы как для крупных строительных компаний, так и для малого и среднего бизнеса.
Только в Санкт-Петербурге за это время мы реализовали более 70 проектов, снимающих административные барьеры.
— Вячеслав Трактовенко
Сейчас мы активно развиваем акселератор CDA. vc, о котором я говорил ранее и который стал органичным продолжением нашего глобального проекта «Форсайт-­флот», реализуемого клубом в 2017—2019 годах.
И хочется отметить, что помимо проектов улучшения инвестклимата и снижения административных барьеров многие члены клуба начинают совместные проекты внутри клуба, находят себе партнеров, инвесторов. Создают новые совместные бизнес-­активы. Не говоря уже о поддержке и взаимовыручке, когда члены клуба помогают друг другу в решении ­каких-то задач, причем не всегда связанных с бизнесом.
Материал входит в альманах,
изданный совместно с «Клубом лидеров»